Немецкие фильмы на кинофестивале в Венеции | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 30.08.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Немецкие фильмы на кинофестивале в Венеции

В Каннах немецкие фильмы - редкие гости. Зато на старейшем в мире кинофестивале в Венеции кинематографисты из Германии появляются с регулярным постоянством.

В 2010 году в конкурсе на Лидо участвовал Том Тыквер (Tom Tykwer) с комедийной драмой "Любовь втроем" (Drei). В 2009 году Фатих Акин удостоился специального приза жюри за свою трагикомедию "Soul Kitchen". На нынешнем Венецианском фестивале в соревновании за "Золотого Льва" участвует Филип Грёнинг (Philip Gröning) c фильмом "Жена полицейского" (Die Frau des Polizisten). 54-летний кинематографист дебютировал в Венеции в 2004 году с получившим восторженные отзывы документальным фильмом "Великое безмолвие" (Die große Stille), снятом в монастыре, монахи которого дали обет молчания. Судя по первым реакциям на его новую картину, рассказывающую о домашнем насилии, Гренингу снова удалось сделать очень сильный фильм, который имеет хорошие шансы завоевать один из венецианских трофеев.

Трехчасовая драма "Жена полицейского" (заглавное фото: кадр из фильма) не относится к числу картин, вызывающих бурные аплодисменты в конце. Она заканчивается тихо, скорее, на угнетающей ноте. Но видеоряд, тщательно поделенный на 59 эпизодов из семейной жизни, прочно отпечатывается в памяти зрителя. Начинается фильм с идиллических кадров: весенний лес, мирно пасущиеся овечки на лугу, возвращающийся после ночного дежурства полицейский, пасхальный праздник в кругу семьи с поисками спрятанных в траве ярко раскрашенных яиц.

Как мозаику складывает режиссер из отдельных фрагментов картину семейной жизни, в которой любовь и душевная близость плавно, почти незаметно, перерастают в отчуждение и насилие. При этом в фильме нет обычных в таких случаях бурных сцен. История семейного насилия инсценирована без внешней эскалации отношений. Но благодаря продуманной монтажной стратегии зрителю не приходится теряться в догадках, кто в этом фильме "жертва", а кто "преступник". Фильм "Жена полицейского" предлагает массу интересных поводов для размышлений о природе межчеловеческих отношений, о неконтролируемой динамике близости и зависимости друг от друга.

Вне конкурса и на периферии

Небезызвестен на Лидо и Эдгар Райц (Edgar Reitz), представлявший в прошлом с неизменным успехом на международном кинофестивале в Венеции все части своей эпохальной телевизионной саги "Родина" (Heimat). В этом году Райц показывает вне конкурса фильм "Другая Родина. Хроника тоски". В этой четырехчасовой картине рассказывается своего рода предыстория к знаменитому телесериалу. Но "Хроника" – это все же больше, чем просто приквел. В ней, правда, снова идет речь о семье Симон из фиктивного немецкого городка Шаббах (Schabbach), но время действия отодвинуто довольно глубоко в прошлое - в 1842 год.

Кадр из фильма Другая Родина. Хроника тоски

Кадр из фильма "Другая Родина. Хроника тоски"

И снова главную роль играют не собственно перипетии сюжета, а отсылки из него в настоящее. Провинциальная Германия накануне революции 1848-1849 годов показана прозябающей в голоде и нищете, которые обострила многолетняя полоса неурожаев, вызванных природными катаклизмами. Два непохожих друг на друга брата должны строить здесь свое будущее. Один – книгочей и мечтатель, другой - харизматичный прагматик. А между тем, на горизонте то и дело появляются караваны крытых повозок с ездоками, купившимися на обещания новой жизни на бесплатных земельных угодьях в солнечной Бразилии.

Смотреть видео 02:41
Now live
02:41 мин

Венецианскому кинофестивалю 70 лет

"Другая Родина" Эдгара Райца реконструирует с педантичной точностью эпоху лишений и больших перемен. Визуально впечатляющий, фильм, однако, в силу своей продолжительности оказывается, к сожалению, на "ничейной полосе" между теле- и киноэкранным форматом.

Третий немецкий участник из Германии в программе Венецианского кинофестиваля 2013 года – Рик Остерман (Rick Ostermann). Его дебютная режиссерская работа "Волчьи дети" (Wolfskinder) идет в параллельном конкурсе. Драма о бездомных детях в Восточной Пруссии в первые дни после окончания Второй мировой войны вызвала на вечернем показе для обычной публики шквал аплодисментов.

Кадр из фильма Волчьи дети

Кадр из фильма "Волчьи дети"

Визуально впечатляюще, но не без драматургических огрех режиссер живописует "крутой маршрут" двух братьев через советскую зону оккупации. Фильм должен, как явствует из пресс-релиза, бросить свет на недостаточно изученную часть истории. Эмоционально инсценированной реконструкции прошлого, однако, не хватает глубины.

Аудио- и видеофайлы по теме

ADVERTISEMENT