Муниципальный депутат о годовщине реновации: Подтвердились худшие опасения | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 01.08.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Муниципальный депутат о годовщине реновации: Подтвердились худшие опасения

Одна из организаторов митинга против реновации, муниципальный депутат Москвы Юлия Галямина рассказала DW, что происходит с программой год спустя, и почему реновация не улучшит жизнь москвичей.

Официальный старт программе правительства Москвы по сносу малоэтажного жилого фонда и расселению жителей был дан 1 августа 2017 года. Так называемая реновация спровоцировала массовые акции протеста и стала одним из главных политических событий прошлого года.

Под давлением москвичей властям пришлось изменить закон и отказаться от планов по расселению нескольких тысяч домов. По мнению некоторых экспертов, именно это и стало одним из главных результатов реновации.

Основная волна переселений начнется лишь через несколько лет, поэтому пока рано говорить о качестве жилья. Однако уже понятно, что реновация не улучшит жизнь москвичей, заявила в интервью DW одна из организаторов митинга против реновации в мае 2017 года, муниципальный депутат района Тимирязевский Юлия Галямина. По ее мнению, основному получателю выгоды от реновации - стройкомплексу Москвы - удалось "продавить" выгодные для себя, а не для москвичей, постановления.

DW: Каковы главные итоги реновации спустя год после запуска программы?

Юлия Галямина: Подтвердились самые худшие опасения, что эта программа рассчитана не на москвичей, а на стройкомплекс Москвы, которому было необходимо как-то легализовать точечную застройку и получить новые земли под строительство. Эти их цели стали решать за счет госпрограммы, которая отменяет все публичные слушания.

Юлия Галямина на пикете против реновации

Юлия Галямина на пикете против реновации

То есть, благодаря реновации теперь можно построить что угодно и где угодно. Хорошо пока, что нельзя снести что угодно, это удалось год назад "отбить". Люди могут отказаться от программы, если хотя бы одна треть собственников квартир против. Но с точечной застройкой бороться уже практически невозможно. Из-за реновации у граждан не осталось никаких механизмов влияния на принятие решений.

- Можно ли считать одним из итогов реновации рост политической активности москвичей, зарождение общественного движения?

- Действительно, тогда был всплеск гражданской активности, и многие люди, которые не занимались общественной деятельностью, пришли в нее. Появилось много людей, которые стали заниматься своими домами, появилось много людей, которые стали оформлять землю под своими домами, в основном, владельцы квартир в пятиэтажках. Появилось много людей, которые пошли в муниципальные депутаты и, конечно, победа этих независимых муниципальных депутатов во многом обусловлена вот этой волной возмущения, которая была в Москве.

Но я бы не сказала, что возникло какое-то постоянное общественное движение. И все же несколько проектов на этой волне все-таки стали развиваться. Например, наш Штаб защиты москвичей, который рассказывает, как бороться за свои жилищные и земельные права. Пришло много людей и сейчас есть идея создать правозащитный юридический центр, который бы помогал именно в этих вопросах простым москвичам.

- Как вы считаете, московские власти прислушались к москвичам? Ведь последним удалось изменить закон и отстоять дома, жители которых были против реновации?

- Нельзя сказать, что они прислушались, они были вынуждены что-то менять, потому что москвичи были очень недовольны. Им удалось разбудить довольно пассивное общество, сложившееся в Москве. Да, на какие-то уступки они пошли, но сама суть закона, который нарушает право на частную собственность, не изменилась.

Кроме того, мы видим сейчас постепенный откат назад, когда возникают какие-то дополнения к закону в виде постановлений правительства Москвы, которые проводятся уже совершенно без всякого обсуждения. И достижения, которые были в борьбе с реновацией, они стараются нивелировать.

Печальна судьба людей, которые "вошли" в реновацию. Им пообещали, что их новые дома будут в том же районе, квартиры будут равноценной площади. Я уверена, что в итоге неизбежно будут давать квартиры в других районах. К сожалению, люди этого не понимают. Но мы пытаемся объяснять и выпускаем для этого газету о реновации.

- Что касается исторического наследия, удалось ли сохранить исторические дома?

- Что-то удалось, что-то нет. Есть, например, исторические дома на Русаковской улице в стиле конструктивизма, которые все равно будут сносить, там будет точечная застройка. Качество жизни людей будет неизбежно снижаться, а исторический облик города - меняться.

- Кто, по-вашему, главный получатель выгоды от реновации?

- Стройкомплекс Москвы, которым руководит Марат Хуснуллин. Он уже был неоднократно замечен в различных коррупционных схемах. В частности, все знают историю про дом в парке Дубки, когда его родственник вошел в совет директоров компании, которая решила строить там дом, получил разрешение на строительство и продал свою долю за 240 миллионов рублей. Это такая схема, которая позволяет, используя свои личные и семейные связи, получить незаконное разрешение на строительство, и после этого получить деньги за это решение.

Таких историй много, а стройкомплекс Москвы это сейчас, наверное, наиболее влиятельный игрок в управлении столицей. Я даже лично уверена, что Собянин ничего с этим не может сделать. Потому что там крутятся такие огромные деньги и такие люди заинтересованы в этом всем, что никакие политические доводы в данном случае не срабатывают.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:27

Чего добиваются сторонники и противники реновации в Москве

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама