Можно ли говорить об исламофобии в Германии? | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 10.11.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Можно ли говорить об исламофобии в Германии?

В Дрездене завершается судебный процесс по делу немца-переселенца, который прямо в зале суда убил египтянку. Подоплеку этого преступления в интервью Deutsche Welle анализирует эксперт Сабине Шиффер.

Алекса В. обвиняют в убийстве

Алекса В. обвиняют в убийстве

1 июля 2009 года 28-летний российский немец Алекс В. прямо в зале земельного суда в Дрездене набросился с ножом на египтянку Марву аш-Шербини. Бригада "скорой помощи", прибывшая на место происшествия, констатировала смерть 32-летней женщины. Еще два человека, в том числе муж погибшей, получили опасные ранения. О причинах этого преступления корреспондент Deutsche Welle побеседовал с экспертом по исламу Сабине Шиффер (Sabine Schiffer), руководителем Института по проблемам ответственности СМИ в городе Эрлангене.

Deutsche Welle: Трагедия в Дрездене - это поступок психопата или ксенофоба?

Эксперт по исламу Сабине Шиффер

Эксперт по исламу Сабине Шиффер

Сабине Шиффер: Полагаю, что здесь имели место оба варианта, однако хочется верить, что этот случай - исключительный. У молодого человека были явные проблемы: его преследовали неудачи на бывшей родине, и в Германии он не нашел себе применения. Было ли это проявлением ксенофобии, не знаю, но в любом случае в его действиях был явно выраженный антиисламский мотив. Об этом неоднократно говорил и сам подсудимый.

- Марва аш-Шербини была мусульманкой. Можно ли говорить о том, что мы имеем дело с так называемой исламофобией?

Марва аш-Шербини

Марва аш-Шербини

- Да, думаю, что произошло некоторое смещение понятий. Если раньше ксенофобская неприязнь касалась всех иностранцев в целом, то сегодня можно говорить о конкретных проявлениях исламофобии. Вокруг этого термина возникает много споров. Если мы под ним понимаем враждебные проявления против ислама, то к этому необходимо относиться со всей серьезностью. Проповедь идеи, что мусульмане в принципе представляют собой опасность, порождает готовность к действиям в повседневной жизни. И существуют некоторые явные признаки этих настроений.

- Вы могли бы конкретизировать эти признаки? Есть ли в Германии факты насилия, проявленного группами иностранцев, которые представляют разные религиозные конфессии?

- Я бы проявила осторожность, говоря о том, что проблемы якобы исходят от разных групп иностранцев. В Германии зарегистрированы случаи поджога мечетей, осквернения еврейских и мусульманских кладбищ неподалеку от Гамбурга. Имеют место и грубые выпады против женщин в платках. Эти единичные улики необходимо систематизировать и документировать.

- Достаточно ли разъяснительной работы проводится государственными структурами, например ведомством по вопросам миграции и беженцев, чтобы искоренить из сознания граждан враждебный образ ислама?

- Нет. Думаю, что они этого и не могут сделать, потому что общество еще не в полной мере осознало эту проблему. Пока нет официальной оценки того, что произошло в Дрездене. В федеральном ведомстве по вопросам миграции и беженцев есть люди, которые серьезно озабочены случившимся. В коалиционном соглашении нового правительства зафиксировано, что следует бороться с тенденциями право- и леворадикального экстремизма, как и против антисемитизма и исламизма. О враждебном отношении к исламу или исламофобии речь в этом документе не идет вовсе.

- В Германии живут более 4 миллионов мусульман. Подвергают ли себя опасности мусульманки, носящие платки?

Студентки-мусульманки из Дюссельдорфа ходят на занятия в платках

Студентки-мусульманки из Дюссельдорфа ходят на занятия в платках

- Это скорее субъективный страх, чем реальная опасность. Часто превалирует чувство, что мы хотим помочь тем, кого подавляют. Эти представления связаны и с мусульманскими платками. В реальности же как раз такого рода "акции поддержки" и запреты на ношение платков создают еще больше проблем для этих женщин. Они всегда узнаваемы как мусульманки. И если какое-то событие или происшествие тем или иным образом связано с исламом, то у большинства сразу срабатывает механизм проекции на платок, который носит исламская женщина.

- Независимо от того, где это происходит: в восточной или западной части Германии?

- Да, я бы не стала делать большой разницы. В интернете уже появились страницы с документальными свидетельствами дискриминации женщин, носящих платки. На востоке Германии случаев насилия не так много, потому что там меньше мусульманок. Сейчас в центре внимания оказался Дрезден. Но враждебное отношение и исламофобия зарегистрированы и в других городах Германии.

Беседовала Сонила Санд
Редактор: Вадим Шаталин

Контекст

Реклама