Минск определил мишени в борьбе с терроризмом | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 08.08.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Минск определил мишени в борьбе с терроризмом

Эксперты по просьбе DW оценили утвержденную в Беларуси концепцию борьбы с терроризмом. Правозащитников беспокоит стратегия, в которой заложены основы для расправы с критиками режима.

1 августа премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович подписал концепцию борьбы с терроризмом. В интервью DW эксперты обращают внимание на то, что, декларируя противодействие этому международному злу, некоторые положения документа могут ухудшить ситуацию с белорусским гражданским обществом.

Беспокойство правозащитников вызывают названные в концепции внутренние источники угроз, в числе которых "ослабление патриотизма" и "недостаточный уровень развития гражданского общества". К террористическим угрозам может быть отнесена любая общественная деятельность, если власти истолкуют ее как "нагнетающую напряженность" и "распространение идеологии экстремизма". По мнению экспертов, в законодательную стратегию авторитарной Беларуси заложена основа для узаконенной расправы с политическими оппонентами.

Не там ищут угрозу

Елена Тонкачева

Елена Тонкачева

Несмотря на то что концепция борьбы с терроризмом не является правовым актом, а только фиксирует рамки будущих правовых норм, у председателя правления белорусского Центра правовой трансформации Елены Тонкачевой есть замечания к утвержденной в Беларуси антитеррористической стратегии. Прежде всего потому, что в документе не указано, по каким критериям будет проверяться ее эффективность.

Эксперт критически оценивает то обстоятельство, что необходимость принятия дополнительных мер борьбы с международным злом напрямую увязана с "недостаточным уровнем развития гражданского общества". "Констатация слабости общественных институтов - скорее, отражение того, что белорусское государство не содействует их работе", - подчеркнула Тонкачева. Она напомнила, что с 2003 года по настоящее время Минюст ликвидировал более 60 общественных объединений, в их числе практически все правозащитные организации, которые по решению судов утратили регистрацию в Беларуси.

Валентин Стефанович

Валентин Стефанович

Но ликвидация неугодных НПО и выдвижение на первый план организаций, поддерживающих только государственную идеологию, не способствует укреплению гражданского общества. "Только сильные общественные институты могли бы стать гарантией для превентивного снятия напряженности в маргинальных группах и в среде, которая особо уязвима в социальном плане", - считает глава Центра правовой трансформации.

Патриотизмом по терроризму

Даже если концепция разрабатывалась в рамках международных договоров Беларуси о противодействии терроризму, перечень внутренних угроз настораживает и заместителя председателя белорусского правозащитного центра "Весна" Валентина Стефановича. Он замечает, что формулировки концепции о слабости институтов гражданского общества и низком уровне патриотизма носят весьма субъективный характер и напоминают советские методы патриотического воспитания, основанные на ответственности за распространение сведений, порочащих государственный строй. Стефанович отметил, что в Беларуси недавно судом были признаны экстремистскими не только фотоальбом, но и снимки природы.

Александр Верховский

Александр Верховский

А директор московского информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский выделяет особую специфику законодательства не только в Беларуси, но и на всем постсоветском пространстве, когда терроризм включается в более широкое и сложное понятие "экстремизм". В итоге, по его мнению, в экстремизме, даже не связанном с проявлениями насилия, можно обвинить всех, кто критикует власть. Что, как отметил эксперт, и происходит в авторитарных странах.

Статьи белорусских законов об экстремизме или дискредитации республики Беларусь применяются в основном против оппозиции, независимых СМИ, лидеров незарегистрированных организаций и правозащитников, напоминает Валентин Стефанович. Он подчеркивает, что у руководства Беларуси достаточно инструментов для борьбы с проявлениями экстремизма и терроризма и без новой концепции. Поэтому эксперт не исключает, что и при разработке законов на основе антитеррористической стратегии у властей появится соблазн использовать ее рамки в целях борьбы вовсе не с террористами.

Под прикрытием тренда

Примеры расправы с политическими оппонентами под актуальным в мире трендом борьбы с терроризмом уже есть в Казахстане, напоминает казахский политик Амиржан Косанов. "Это опасно, поскольку подменяет борьбу с этим явлением уничтожением оппозиции, в то время как существует немало социальных причин для радикализации общества", - полагает он.

И обращает внимание еще на одну опасность. С 1 января 2015 года Россия, Казахстан и Беларусь объединятся в Евразийский союз, где правители перманентно продлевают свои полномочия и нет реальных выборов. "Их совместную антитеррористическую риторику может проглотить Запад, который не станет разбираться и будет экстрадировать беглых оппозиционеров, обвиняемых в терроризме", - считает Косанов.

Эту же проблему экстрадиции на основании международного законодательства людей, обвиненных в терроризме, но преследуемых по иным причинам, видит и Александр Верховский. Комментируя разработку новых документов о борьбе с терроризмом, которая сейчас идет одновременно в России, Казахстане и Беларуси, не исключая важности этой борьбы, российский правозащитник опасается, что власти авторитарных государств с помощью антитеррористического законодательства продолжат печальную тенденцию закручивания гаек в отношении гражданского общества.