Медикаментозная зависимость | Наука и техника | DW | 06.03.2007
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Медикаментозная зависимость

05.03.2007

Выпуск радиожурнала «Наука и техника» посвящен вопросам медицины. А конкретно проблеме медикаментозной зависимости.

Менеджер Ганс N. в течение 18-ти не мог жить спать без снотворного.

После 18 лет приема снотворное больше не помогало. Я повысил дозу, но все равно не мог заснуть. И вот тогда начался хаос. Моя жизнь превратилась в кошмар. Я потерял работу, органы опеки забрали моих детей, полиция отобрала права, для управления моими делами был назначен внешний управляющий. В довершение всего по решению суда меня направили на принудительное лечение в земельную государственную клинику. Хуже всего то, что, в конце концов, тебя просто-напросто запирают в закрытое медицинское учреждение.

Ганс N. избавился от зависимости, вернулся на работу и открыто говорит о том кошмарном времени, которое осталось позади. И, тем не менее, он просил о соблюдении инкогнито. Ему как бизнесмену такого рода реклама ни к чему. Он может растерять свою клиентуру, если об этом станет известно.

Надо сказать, что таблеточная наркомания – явление широко распространенное в руководящих кругах компаний. В большинстве случаев зависимыми становятся мужчины, занимающие высокие руководящие посты, живущие в постоянном стрессе и испытывающие трудности со сном. Они не могут позволить себе пить алкоголь, поскольку коллеги, в конце концов, заметят, что от шефа несет перегаром. С таблетками надежнее.

Я обратился со своей проблемой к моему домашнему врачу. Я и сейчас вижу, как он сидит в своей частной практике, развалившись в мягком кресле, и вещает: «Это великолепное средство, просто замечательные таблеточки. Вот их мы вам и пропишем». Эти таблетки я принимал 18 лет подряд. Врача я видел не чаще одного раза в год. Рецепты получал в регистратуре, заказав их заранее по телефону. Мне ни разу не пришлось ждать в приемной, а в сам кабинет я и не заходил. Позже я придумал, как получать рецепты по факсу. Формуляры я заполнял заранее и проставлял дату вперед, поскольку я знал абсолютно точно, когда мне понадобится следующая доза.

Надо сказать, что и сегодня получить рецепт на снотворное не составляет особого труда. Этот факт был доказан в ходе исследования, проведенного одной немецкой страховой компанией. Фармаколог профессор Герд Глэске (Gerd Glaeske) , полагает, что ответственность целиком и полностью лежит на плечах отдельных врачей.

Более 50 процентов всех рецептов для получения снотворного выписывают одни и те же врачи. Совершенно очевидно, что есть небольшая группа врачей, которая часто прописывает своим пациентам транквилизаторы. Не исключено, что страдающим медикаментозной зависимостью лицам становится известно, у какого врача можно легко получить рецепт. Бывает и так, что врач имеет очень большую практику, и ему приходится обслуживать множество пожилых людей. Как-то раз у нас был доктор, который толком и припомнить-то не мог, сколько пациентов он лечит от бессонницы. Сначала он полагал, что у него от силы 10-15 таких больных, и только когда мы ему сказали, что по нашим данным, у него две сотни такого рода пациентов, он припомнил: Ах да, действительно, у меня же еще два дома престарелых в участке.

Эскулапы такого типа обычно не слишком много внимания уделяют каждому больному в отдельности. Им проще достать книжку и выписать рецепт. А ведь многим пациентам беседа с лечащим врачом могла бы оказать гораздо более действенную помощь, чем упаковка таблеток. Психиатр Арнольд Вечорек (Arnold Wieczorek) из клиники Даун (Daun) находит этот факт достойным сожаления:

Дело в том, что беседа с пациентом весьма низко оплачивается больничными кассами. Если врач пытается более подробно потолковать с пациентом, чтобы вникнуть в суть проблемы, потраченное время ему никто не оплатит. Рецептная книжка - намного более эффективное средство.

Но и более рискованное, считает профессор Дитер Риман (Dieter Riemann) из университетской клиники Фрейбурга.

Снотворное средство может усилить заболевание, для терапии которого оно первоначально предназначалось. Человек принимает таблетки, чтобы заснуть, и, в конце концов, уже не может спать без таблеток. Зачастую сами врачи этого не знают, что уж говорить о пациентах. Больной приходит на прием и говорит, я все еще болен. Мне нужно и дальше принимать лекарство. Вот так и получается, что пациент 10-15, а то и 20 лет подряд принимает снотворное, причем в результате спит он с таблетками не лучше, а хуже, а отказаться от их приема не может, поскольку тогда вообще не может заснуть. Поэтому с самого начала важно предупредить больного о том, что прекращать прием нужно постепенно, и рассчитывать на то, что в первое время без таблеток придется туго.

Ганс: Привыкание развивается, как это указано в прилагаемой инструкции по употреблению, через три-четыре недели. Я сам почувствовал, что стал зависимым от таблеток и уже рисовал мне в черных красках день, когда у меня не будет под рукой моего старого доброго доктора. Ведь он тоже не вечен. Постареет и уйдет на пенсию. И что тогда? Я постоянно наблюдал за моим лечащим врачом. Делал мои покупки неподалеку от его практики, только чтобы быть к нему поближе. Чтобы убедиться, что он еще жив, что не переехал. Я всегда знал, на какой полке в аптеке лежат мои таблетки. Я живо представлял себе день, ситуацию, когда у меня не будет рецепта. И если уж мне придется взломать аптеку, то времени у меня будет в обрез и долго искать я не хотел. Поневоле начинаешь внимательнее присматриваться к вывескам на улицах, нет ли другого врача, может, стоит заглянуть. Главное – получить таблетки. А когда не было возможности купить нужные, а в маленьком городке, в котором я тогда жил, врачам быстро стало известно, что я сижу на таблетках –слава об охотнике за рецептами распространилась в мгновение ока – приходилось глотать любые средства, все что под руку подвернется.

Rohypnol это сильное снотворное, которое применяется исключительно короткий промежуток времени для терапии кризисных ситуаций. Однако привыкание развивается чрезвычайно быстро и вскоре сон без таблеток уже невозможен. В принципе это относится ко всем снотворным средствам бензодиазепиновой группы – в том числе и к новым лекарствам Stinlox или Ximovan. Профессор Вольфран Койп (Wolfram Keup), работающий в системе раннего предупреждения развития таблеточной зависимости, утверждает, что и новые снотворные средства могут вызывать привыкание, если их слишком долго принимать. Врачи из центров лечения лекарственной зависимости свидетельствуют, что и в случае приема небольших доз снотворного имеется опасность привыкания. И, тем не менее, весьма немногие больные, страдающие лекарственной зависимостью, обращаются за помощью к врачу, жалуется психиатр Арнольд Вечорек:

Дело в том, что медикаментозная зависимость – это тихая, неприметная зависимость, в отличие, скажем от алкогольной зависимости, факт которой быстро становится известным окружающим. Тут нет ни перегара, ни нарушения двигательной системы – больной в состоянии самостоятельно справляться с различными социальными ситуациями. Удивительно, что многие в течение десятилетий принимают таблетки, и никто этого не замечает. Однако тот факт, что о зависимости становится известно намного позже, вовсе не свидетельствует о том, что эти люди не нуждаются в помощи. Потребность таких больных в соответствующей терапии поистине огромна.

В течение долгих лет Ганс N. ничем особенно не выделялся. Ходил на работу, делал домашние дела, прилично одевался, был вежлив с коллегами. И тайком пытался избавиться от своей зависимости.

Раза четыре я пытался на выходных не принимать таблеток, но из этого ничего не вышло. Это были кошмарные ночи. В конце концов, я шел и покупал лекарства, отпускаемые без рецепта. Однако они ни в какое сравнение не идут с таблетками Рогипнола.

Любая попытка самостоятельно избавится от медикаментозной зависимости обречена на провал. Об этом известно всем, кто занимается этой проблемой, в том числе и профессору Герду Глэске:

Чтобы рассчитать время, необходимое для того, чтобы избавится от зависимости, нужно поделить количество лет, в течение которых больной принимал лекарство, на 12. То есть, после 10 лет зависимости нужно в течение 10-ти месяцев постепенно понижать дозу препарата.

Если больной раньше принимал одну таблетку на ночь, то теперь ему надо принимать три четверти таблетки, затем половину. В общем, последовательно понижать дозу лекарства, пока больной не сможет совсем обходиться без снотворного. Резко прекращать прием ни в коем случае нельзя.

Появляется страх, паника, нарушение сна, депрессия. Если пациент решил самостоятельно без терапевтической помощи избавится от медикаментозной зависимости, то самое позднее при появлении этих симптомов он снова будет вынужден принять медикамент хотя бы для того, чтобы избавится от страха, что дальше будет еще хуже или что без таблеток он просто сойдет с ума.

В конце концов, кошмарное предчувствие Ганса N. стало явью. Рецепты на лекарство у него закончились.

По какой-то неведомой мне причине мой лечащий врач прекратил выписывать снотворное. Просто-напросто взял и бросил меня на произвол судьбы. Я думаю из-за своей некомпетентности. Ведь прием этого лекарства нельзя прекращать резко. Моя жизнь превратилась в кошмар. У меня началась паника. Рогипнол подавляет страхи, и весь накопленный за эти годы ужас вернулся ко мне с тысячекратной силой. Ясный погожий день представлялся мне бурей, куда бы я ни посмотрел, повсюду мне чудилась опасность.

Ежегодно в Германии курс лечения от алкоголизма проходят 160 тысяч пациентов. Тем временем только 2 тысячи больных, страдающих медикаментозной зависимостью, находят в себе силы обратится к врачу. При этом число таблеточных наркоманов примерно столь же велико, сколь и алкоголиков. По собственному почину Ганс N. никогда бы не решился на лечение. Он был убежден в том, что он наркоманом не является. Даже нервный срыв его не убедил. Он хотел, во что бы то ни стало, продолжать прием лекарства. Поэтому врачам не осталось другого выхода, как отправить его на принудительное лечение в закрытую клинику.

Вместо того чтобы дать мне питьевой воды, меня заперли в душевой, где я связанный по рукам и ногам провел всю ночь. Я пытался разорвать кожаные ремни, звал на помощь, потому что я действительно хотел пить, однако санитары были безжалостны, и все закончилось тем, что один из санитаров сначала меня избил, а затем вколол мне какое-то лекарство в ногу. Я потом спросил его, за что ты меня избил. А он мне в ответ сказал, что он и пальцем меня не тронул, и пригрозил, что если я снова возьмусь за старое, то он меня в погреб спустит, где я смогу орать, сколько моей душе угодно, все равно, мол, никто не услышит. Наверное, по-другому нельзя. Я не знаю, можно ли силой слова избавить человека от зависимости, которая сильнее его.

Медикаментозная зависимость сильна. Поэтому нужно весьма осторожно обращаться со снотворными средствами, полагает профессор Герд Глэске.

Врачи слишком легко прописывают такие препараты как рогипнол или валиум, не проинформировав пациента о проблеме медикаментозной зависимости. Раньше это было просто невозможно, поскольку фирма-изготовитель – швейцарский концерн La Roche – скрывала эту информацию от потребителя. О возникновении зависимости не было ни слова сказано в инструкции по приему лекарства, хотя об этой зависимости производителю было известно с 1961 года. В Соединенных Штатах Америки первая информация об этом появилась в 1974 году. У нас об опасности привыкания к лекарству стало известно на десять лет позже в 1984 году. Таким образом, концерн La Roche в течение 23-х лет умалчивал о проблеме возникновения медикаментозной зависимости при приеме этого лекарства.

В течение многих десятилетий швейцарский фармацевтический концерн La Roche был лидером на рынке снотворных и успокоительных средств. Однако сегодня действующее вещество, содержащееся в препарате Рогипнол, используется также многими другими производителями, только название у медикаментов другое. Например, Флунитразепам (Flunitrazepam), который выпускает немецкий фармацевтический концерн Ратиофарм(Ratiopharm). Вот как оценивает доктор Дитер Екхарт (Dieter Eckhardt), научный руководитель компании Ратиофарм, опасность привыкания к препарату:

Я бы не стал преувеличивать физиологическую зависимость от препарата. Однако определенная психологическая зависимость имеет место. Пациент полагает, что он не может заснуть без снотворного. Однако, это не так. Я думаю, что лечащий врач может помочь пациенту избавиться от психической зависимости при помощи уменьшения дозы препарата или временного отказа от него.

Диаметрально противоположного мнения придерживаются представители независимой врачебной организации «Система раннего предупреждения», объединяющей более 20-ти немецких клиник. По мнению этих врачей, рогипнол является самым распространенным наркотиком во всей Германии. Привыкание возникает даже при малых дозах, поскольку действующее вещество Флунитразепам является особенно быстро действующим и вызывает аналогичный другим наркотическим средствам эффект. Многие наркоманы принимают таблетки Рогипнола вместе с героином для того чтобы усилить действие наркотика.

После курса лечения от медикаментозной зависимости Ганс N обратился к своему адвокату и подал в суд на своего домашнего врача. Третейский суд северно-немецкой врачебной палаты после привлечения к делу многочисленных экспертов постановил, что в ходе терапии лечащий врач Ганса N. допустил грубую ошибку. Это решение является важным прецедентом. Впервые в истории Германии врача, который в течение долгих лет снабжал пациента рецептами на получения снотворного, вызывающего медикаментозную зависимость, приговорили к выплате компенсации. В деле Ганса N. восторжествовала справедливость.

Врач, утверждающий, что я, мол, сам все время просил выписать мне эти таблетки, забывает о том, что именно благодаря его действиям у меня возникла зависимость. В конце концов, он мог бы попытаться лечить меня по-другому. Его ошибка заключается в том, что он никогда ни единым словом не упомянул о других альтернативных способах лечения. В конце концов, он должен был понимать, что человек, запрашивающий 700 рецептов на один и тот же препарат, страдает медикаментозной зависимостью. Медику это должно быть ясно как день. Я хочу еще раз подчеркнуть, что деньги в этом деле не играют для меня никакой роли. Да и 75 тысяч евро никак не смогут загладить причиненный мне ущерб.

Далеко не все препараты, которые применяются для лечения душевных кризисов, приводят к лекарственной зависимости. Так многие транквилизаторы, хотя и имеют негативные побочные эффекты, однако привыкания не вызывают. И справится с определенными ситуациями без успокоительных или снотворных средств нельзя. Однако обращаться с ними следует осторожно, поскольку привыкание возникает после четырех-шести недель приема. Случай Ганса N. печальное тому подтверждение.