Марсель Райх-Раницкий: жизнь в литературе | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 17.12.2002

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Марсель Райх-Раницкий: жизнь в литературе

Самый известный литературный критик Германии Марсель Райх-Раницкий награжден Крестом за заслуги перед государством.

Я не являюсь членом еврейской общины, но это не означает, что я перестал быть евреем.

"Я не являюсь членом еврейской общины, но это не означает, что я перестал быть евреем."

На протяжении тринадцати лет Райх-Раницкий (Marcel Reich-Ranicki) был ведущим популярной немецкой телепередачи "Литературный квартет". Его автобиография "Моя жизнь", тираж которой превысил полмиллиона, продолжительное время входила в первую десятку публицистических бестселлеров Германии.

Из Польши в Берлин

Марсель Райх-Раницкий родился он в Силезии, в еврейской семье. Сегодня Силезия относится к Польше, а тогда её население было в основном немецким. Мать Марселя, выросшая в Берлине, боготворила немецкую культуру и старалась всячески приобщить к ней детей. Отец Марселя владел небольшой фирмой, которая торговала стройматериалами. В конце двадцатых годов фирма обанкротилась, и семья Райхов переехала в Берлин. Марсель продолжил учёбу в берлинской гимназии имени Фихте.

"Отказать как еврею"

После прихода к власти национал-социалистов начались гонения на евреев. Им было запрещено работать на государственной службе и в больницах, посещать театры и библиотеки. Из гимназии постепенно исчезли учителя, которые критически относились к Гитлеру. Один за другим из школьной программы исключались немецкие писатели: одни - за несоответствие духу национал-социализма, другие - за то, что были евреями, третьи - за увлечение библейскими мотивами. Марселя Райха, который к тому времени очень увлекался литературой, это задевало чуть ли не больше, чем антисемитские оскорбления некоторых учителей. Он окончил гимназию в 1937 году, но в университете ему учиться не пришлось. У него просто не взяли документы в университет, написав на заявлении: "Отказать как еврею".

Вынужденное возвращение в Варшаву

За несколько дней до "хрустальной ночи" 9 ноября 1938 года (когда по всей Германии горели подожженные синагоги) всех евреев, живущих в Берлине, но родившихся в Польше, выслали из столицы "третьего рейха" в Варшаву. Их было 18 000 человек. На польской границе всех депортированных из Германии евреев затолкали в товарные вагоны, и в этих вагонах, в страшной тесноте и в полной неизвестности, они доехали до Варшавы.

Хорошие знания немецкого языка и любовь к немецкой культуре сослужили Райху неожиданную службу: его взяли в бюро, которое занималось всей перепиской с немецкими и польскими учреждениями, переводило предписания и приказы оккупационных властей на польский и идиш. Марселю пришлось протоколировать и переводить в июле 1942 года приказ эсэсовского командования о ликвидации варшавского гетто - то есть об отправке всех, кто там находился, в лагеря смерти Треблинку и Освенцим.

В сентябре 1944 года в Варшаву вошла Красная Армия. После освобождения Варшавы Марсель Райх тут же вступил в Компартию Польши. Вскоре он получил работу в пропагандистском отделе, где изготавливались листовки для немецкой армии с призывами сдаваться в плен. Затем Райх работал в отделе военной цензуры, а в 1946 году его перевели на должность инструктора в польской спецслужбе. Он сделал стремительную карьеру: уже в 1948 году Райху присвоили звание капитана польской разведки и послали резидентом в Лондон. Официально он работал генеральным консулом Польши, но на самом деле должен был шпионить за польскими эмигрантами-антикоммунистами. Через год в Польше, как и в Советском Союзе, началась борьба с "космополитизмом", то есть с евреями. Райха отозвали в Варшаву. Он был исключен из партии как "идеологически чуждый элемент".

... это не означает, что я перестал быть евреем

В пятидесятые годы стало окончательно ясно, что одна тоталитарная система сменилась другой и на смену Треблинке и Освенциму пришли новые концлагеря. Стало ясно, что надо бежать из коммунистической Польши. Марсель Райх к тому времени взял новую фамилию Раницкий, потому что прежняя слишком ассоциировалась с немецким словом "райх" -то есть "рейх" ("третьим рейхом" называли свою Германию нацисты). Но он по-прежнему любил немецкую культуру и литературу, и в 1958 году оказался во Франкфурте-на-Майне. Он привёз с собой лишь связку книг и старую пишущую машинку с латинским шрифтом. Марселя Райх-Раницкого не раз упрекали за то, что он вернулся к немцам, а не эмигрировал в Израиль, за то, что не считает себя настоящим евреем. На подобные упреки он отвечает так:

"Я понимаю тех, кто говорит, что нельзя отрекаться от своей нации, да ещё если она преследуется, но еврейская религия мне в значительной мере, абсолютно чужда. В конце концов, именно евреи придумали заповедь "не убий" и заповедь "возлюби ближнего своего, как самого себя". Я не являюсь членом еврейской общины, но это не означает, что я перестал быть евреем".

По общему признанию журналистов и критиков, та часть книги Марселя Райх-Раницкого, в которой описан период с 1938 по 1945 год, ставит её в ряд самых значительных мемуарных произведений нашего столетия.

Контекст