Литовский политолог: Отношений между Москвой и Вильнюсом на высшем уровне просто нет | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 15.10.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Литовский политолог: Отношений между Москвой и Вильнюсом на высшем уровне просто нет

Политолог из Вильнюсского университета рассказал о причинах "молочной войны", о перспективах "Восточного партнерства" и попытался разрушить некоторые российские стереотипы о Литве.

С 7 октября приостановлен ввоз в Россию литовской молочной продукции. Согласно утверждениям Роспотребнадзора, эта мера объясняется претензиями к качеству литовских продуктов. За последние несколько лет Россия неоднократно прибегала к подобным санкциям в отношении стран, на которые пыталась оказать давление. О причинах новой "молочной войны" и о том, какое отношение она может иметь к саммиту стран-участниц программы ЕС "Восточное партнерство", который пройдет в столице Литвы в конце ноября, корреспонденту DW рассказал политолог, преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Витис Юрконис.

DW: Видите ли вы какую-то политическую подоплеку в запрете Москвой на ввоз литовской молочной продукции? Либо, эту ситуацию можно охарактеризовать известной фразой "ничего личного, просто бизнес такой"?

Витис Юрконис: Политическое измерение, конечно, всегда присутствует в диалоге между Москвой и Брюсселем. И иногда это влечет дополнительные осложнения для некоторых стран Евросоюза. Литва сейчас в фарватере этого процесса, потому что мы председательствуем в ЕС.

Витис Юрконис

Витис Юрконис

Но что касается нынешнего молочного конфликта, я думаю, что он связан с попытками некоторых российских компаний защитить свой рынок. Хотя в литовской прессе были публикации, где утверждалось, что все это связано с вильнюсским саммитом "Восточного партнерства". Но мы видим, что этот конфликт не затрагивает официальные высшие сферы, а находится на среднем уровне, то есть затрагивает интересы бизнеса.

- Не секрет, что Кремль болезненно относится к интеграционным проектам, в которых сама Россия не участвует. Вы упомянули о вильнюсском саммите. Может быть, российское руководство посылает Литве своеобразный сигнал: не ускоряйте интеграцию постсоветских стран с ЕС, так как это - наша вотчина?

- Конечно, такая интерпретация тоже возможна. Но нужно понимать, что, хотя саммит будет проходить в Вильнюсе, все важные вопросы в Европейском Союзе решаются коллективно. И Литва - лишь одна страна из двадцати восьми, входящих в ЕС. Так что давление на нас в данном случае ни к чему не приведет.

Что же касается ускорения интеграции, например, Украины или Молдовы, то Литва, действительно, является энтузиастом этого процесса. Но я убежден, что это - долгосрочный проект. И даже, если какие-нибудь страны не подпишут соглашение об ассоциации с ЕС, то "Восточное партнерство" вильнюсским саммитом точно не заканчивается.

- Если, как вы утверждаете, такие эпизоды, как "молочная война", не затрагивают руководство России и Литвы, то как можно охарактеризовать двусторонние отношения на высшем уровне?

- В принципе этих отношений просто нет. По крайней мере, я их как-то не вижу. Но на человеческом уровне общение, конечно, есть. Здесь регистрируются некоторые российские организации. Россияне, у которых есть визы, довольно часто посещают Вильнюс, устраивают здесь конференции и другие мероприятия.

Например, 20 мая мы организовали конференцию, где было много правозащитников и журналистов из России. После этого были репортажи о том, что в Литву приезжают русские оппозиционеры, но это никак не повлияло на официальные отношения, поскольку их, повторю, не существует.

- Вернемся к так называемой "молочной войне". После ее начала в российской блогосфере стало появляться все больше утверждений о том, что литовская экономика переживает тяжелейшие времена. Во-первых, потому что кроме продуктов питания Литва ничего не производит, и если Россия перестанет их покупать, страна разорится. А во-вторых, потому что после вступления в ЕС значительная часть трудоспособного населения Литвы эмигрировала на Запад, и в стране скоро некому будет работать. Что вы можете на это сказать? Действительно ли дела в Литве обстоят так плохо?

- Напротив, я бы сказал, что в Литве все прекрасно. Я очень доволен, что я здесь родился и живу. Просто не нужно воспринимать все в черно-белом свете.

Конечно, существует и эмиграция, но уже начался и процесс реэмиграции. У меня немало знакомых, которые учились за границей, потом вернулись и создали довольно успешный бизнес здесь. Кроме того, некоторые ученые, вернувшиеся из США, получили деньги из различных европейских фондов. Здесь они создали лаборатории, которые получили международное признание. К примеру, наша лазерная оптика пользуется спросом во всем мире.

Действительно, некоторые промышленные компании не смогли адаптироваться к стандартам европейского рынка. Но, с другой стороны, есть металлургическая компания Argenta, у которой много партнеров и в Скандинавии странах, и в Швейцарии и в других странах мира. И она очень хорошо развивается.

Поэтому я думаю, что население сейчас живет лучше, чем раньше. Существует конкуренция, и те, кто только ждет момент, когда государство даст им какие-то пособия, конечно, им сложнее. Но те, кто хотят что-то делать, кто активен, у них возможностей намного больше. Я являюсь лектором Вильнюсского университета, и я вижу, что молодое поколение использует эти возможности на сто, если не на сто десять процентов.

Реклама