Космонавтами стали снова другие | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 01.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Космонавтами стали снова другие

Немецкая пресса комментирует 27-й Московский международный кинофестиваль.

default

"Михалков остался, в то время как многие уходили на Запад, верным российскому кино. Он знал толк в бизнесе и пользовался связями в правительстве. Теперь многим претят его близость к властям и его экономическая мощь. Вероятно, только человек с такими талантами как у него мог спасти Московский кинофестиваль - эти Канны Восточного блока - после развала Советского Союза", - предполагает корреспондент газеты Berliner Zeitung Ян Брахман (Jan Brachmann) и приходит к выводу, что Михалков "сделал действительно немало". А пришел он к такому выводу, послушав отчет Никиты Михалкова о достижениях российского кинематографического хозяйства на открытии фестиваля, на котором он, "виртуозный обворожитель", пишет, очевидно, по уши очарованный Михалковым кинокритик, "от удовольствия даже пританцовывал".

Хорошие платья

Потому что далее корреспондент газеты пишет, что российский кинематограф разогнался не на шутку. Что строятся новые кинотеатры. Что российские фильмы приносят б ольшие кассовые сборы чем американские блокбастеры.

Krimi-Autor Boris Akunin

Борис Акунин

Что скоро в Германии выйдет "Ночной дозор", а страстные немецкие поклонники таланта Акунина ни на секунду не сомневаются в том, что снятые по его романам фильмы могут быть только умными, добротными и в хорошем смысле развлекательными. "Российский кинематограф здоров, если умеет "шить" такие "готовые платья", - отмечает критик.

Загадочная сущность

Похвалил корреспондент из Берлина и российское авторское кино в лице Андрея Учителя, фильм которого "Космос как предчувствие" победил на фестивале. Отметив эстетику фильма, которая, по мнению немецкого кинокритика, "воспроизводит футуристический пролеткульт 20-х годов, разворачивая его против политических реалий". Посвященный картине пассаж автор завершает любопытным сравнением: "Этой картине присуща загадочность того типа, что свойственна авторитарным режимам, загадочность, которая одновременно и пленяет, и лишает терпения".

О любви к русским

И пусть американцы не едут в Москву, продолжает он, как они не едут на другие фестивали, где им не гарантированы призы и награды. "Я люблю русских за то, что они ведут борьбу против американской киноиндустрии", - процитировал немецкий кинокритик одного из гостей фестиваля. Не совсем разделяя тезис гостя о "холодной войне" в кинематографе, корреспондент Berliner Zeitung тем не менее назвал свою статью "Я люблю русских", а завершил ее патетическим диагнозом: "Московский кинофестиваль - это декларация независимости мирового кино по отношению к американской киноиндустрии. Это жест не горечи и не обиды, а уверенности в собственной силе, по крайней мере, кинематографической".

В телеграфном стиле

Большинство же немецких газет ограничились сухими новостными сообщениями из Москвы. Сообщалось о ретроспективе фильмов восточногерманского режиссера Конрада Вольфа и о награждении Жанны Моро. И о том, что опять, как и в предыдущие годы на Московском международном победил российский фильм. "Космонавтами всегда становятся другие", - резюмировала газета Frankfurter Allgemeine.

Из Петербурга в Москву

А чтобы и в будущем к высотам летали лишь "свои", в современной России культивируются два хорошо опробованных средств, описанных ещё Гоголем - бюрократы и бездорожье. Это, правда, тормозит чрезмерно стремительный прогресс. Но и потенциальных завоевателей, которые так и рвутся навязать России свои правила дорожного движения, при которых собственные ездоки окажутся в проигрыше, а Родина в итоге, лишится суверенитета. Цитата эта в вольном пересказе также опубликована в газете Frankfurter Allgemeine, но не по поводу встречи кинематографистов в Москве, а по поводу встречи президента Путина и немецких бизнесменов в Петербурге. (эв)

Контекст

ADVERTISEMENT