Конфликт в Падерборне | Мосты | DW | 14.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Конфликт в Падерборне

06.10.2005

Конфликт между членами общины евангелистских христиан-баптистов и окружным отделом народного образования Падерборна начался два года назад и продолжается по сей день. Подобные ситуации сложились и в некоторых других федеральных землях: верующие, в основном, переселенцы - российские немцы, отказываются отдавать своих детей в немецкие школы, а местные и земельные власти пытаются принудить их к этому с помощью высоких денежных штрафов и угрозами о лишении их родительских прав. С подробностями моя коллега Людмила Скворчесвская.

С началом учебного года конфликт в Падерборне приобрел еще более драматический характер. Как и в прошлом году, семь семей российских немцев-переселенцев по религиозным мотивам отказались отдать своих детей в начальную школу. Говорит руководитель ведомства по вопросам школьного образования в округе Падерборн Ганс-Йозеф Шэфферс

«Эти родители не хотят отдавать своих детей в школу, так как в учебном плане есть предмет «основы сексуальности»). Кроме того, им не нравится, что девочки и мальчики занимаются вместе спортом, особенно плаванием. А танцы и упражнения для расслабления мышц, которые также введены в школьную программу, эти родители считают оккультными занятиями».

А что говорят по этому поводу сами переселенцы? Евгений Лёффлер, отец троих детей, член общины Евангелистов христиан-лютеран живет в Баварии. Конфликт с местными властями начался у него три года назад, когда пришло время отдавать в школу старшую дочь Эвелин.

«Нашу школу я не знал, ... что в ней преподается, ... но я видел по детям, как они разговаривают, ведут себя на остановках, в автобусе... это нехорошее направление. Особенно нас беспокоило свободное сексуальное воспитание детей. Через то, что детям дают знания, которые должны иметь взрослые, их лишают детства... и мы сказали – нет... Происходит разрушение морали и духовных ценностей».

Семья Лёффлер решила обучать Эвелин дома, по программе так называемой «Филадельфия-шуле». Это заочная школа в немецком городе Зиген, которая существует уже более 20 лет. Падерборнцы также решили воспользоваться услугами этой и заочной школы в городе Ветцлер. Но, как сказал Ганс-Йозеф Шэферс,

«Обе эти, так называемые школы, официально не признаны в Германии. По правовым образовательным нормам они не являются учебными заведениями. Дети не могут обучаться по их материалам».

И все же, дочь Евгения Лёффлера продолжает занимается в домашней школе, а в этом году к ней присоединится и ее шестилетний брат.

«Мы находимся сейчас в нелегальном положении, но нам регулярно присылают штрафы... На первого ребенка у нас уже 11 тысяч евро штрафов... и нас предупредили, что со вторым ребенком они так же поступят».

Переселенцы в Падерборне также посмели не подчиниться немецкому закону об обязательном обучении в школе. Судебное разбирательство по делу двух семей состоялось 3-его августа. Однако тогда судьи так и не смогли вынести решение. Очевидно, из-за пародоксальности ситуации: родители хотят дать своим детям не только образование, но и вырастить в любви к Богу и старшим. Получается, что за это их хотят лишить родительских прав. Только через неделю после заседания был вынесен приговор:

«У нас плохие новости. Судья, госпожа Мэркотэ, приняла решение лишить две семьи родительских прав, в случае, если они с началом учебного года не отдадут своих детей в школу. Если же родители не подчинятся, местное ведомство по делам молодежи передаст детей опекунам». - Рассказала Ингрид Гюнтер, руководитель общества «Шульунтерихт цу Хаузе» и поверенная обвиняемых из Падерборна. Это общество уже много лет оказывает помощь родителям, оказавшимся в подобных ситуациях. Остальным пяти семьям суд пригрозил штрафами – по 500 евро на каждого ребенка, если они не отведут детей в школу.

«Если не выполняется закон об обязательном посещении школы – это чистой воды административное нарушение. И наказывать за него лишением родительских прав - неоправдано суровая мера».

-Считает Ингрид Гюнтер.

Земельные власти Падерборна уже давно грозили российским немцам, нарушающим закон, самыми строгими карами. Некоторые семьи приняли решение: покинуть Германию.

«Шесть из семи семей подали заявления на переезд в Бельгию или Австрию. Если они действительно получат разрешение на выезд, и покинут Германию до 22 августа, то на них не будет распространяться закон об обязательном посещении школы. Им уже не будут угрожать ни штрафы, ни лишение родительских прав».

-заверил Ганс-Йозеф Шэфферс.

Австрийский закон о школьном образовании отличается от германского. Заниматься образованием детей можно и дома. А в конце года, чтобы подвердить требуемый уровень знаний, учащиеся сдают экзамены и тесты в соответствующих школьных учереждениях. Говорит Ингрид Гюнтер:

«То, что происходит в Падерборне – становится опасным прецедентом. Меры, которые власти решили применить к переселенцам, попирают понятия о родительской любви и заботе о детях. Впрочем, это не единичные случаи, когда родителей вынуждают бежать из страны. Подобное уже было в Бранденбурге, Нижней Саксонии и Баварии».

Конечно, переселенцы обязаны уважать законы страны, в которой живут. Но дело не только в глубокой религиозности баптистов. Как сказала Ингрид Гюнтер, среди тех, кто отказывается отдавать своих детей в государственные школы, есть и коренные немцы, не обремененные религиозными обетами. Как показывают опросы общественного мнения, 84 процента жителей Германии убеждены, что немецкая школа - далеко не идеальное место для воспитания детей и получения ими основательных знаний.

Это был репортаж Людмилы Скворчевской. А теперь к другой теме. Одна из главных задач Федерального ведомства по делам миграции и беженцев, штаб-квартира которого находится в Нюрнберге, интеграция переселенцев и иностранцев в Германии. Я задал несколько вопросов сотруднику этого ведомства доктору Карстену Рёслеру. Предлагаю вашему внимание фрагмент этого интервью.

Аудиофайл

Это было интервью с сотрудником федерального ведомства по делам миграции и беженцев доктором Карстеном Рёслером. Время нашей передачи подошло к концу. Мне осталось только попрощаться с вами, дорогие друзья, и пожелать всего самого доброго.