Комментарий: Расплата за поиск ЧВК, или Журналисты не вернулись из боя | Авторская Колонка Ивана Преображенского | DW | 01.08.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Иван Преображенский

Комментарий: Расплата за поиск ЧВК, или Журналисты не вернулись из боя

Расследовать деятельность российских ЧВК опасно для жизни. Кто-то падает с балкона. Других убивают таинственные грабители. Иван Преображенский об убийстве журналистов Джемаля, Радченко и Расторгуева в ЦАР.

Три гражданина России - военный репортер Орхан Джемаль, режиссер-документалист Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко - убиты в Центральноафриканской республике (ЦАР). Все трое были журналистами и поехали в одно из самых неспокойных государств мира, чтобы по заказу Центра управления расследованиями собрать свидетельства о, предположительно, действующей там частной военной компании "Вагнер". Создатель центра Михаил Ходорковский подтверждает их гибель и обещает "приложить усилия к установлению виновных". Полиция ЦАР рассматривает версию ограбления.

Время наемников возвращается

Читаешь об этом убийстве и переносишься в шестидесятые или семидесятые годы 20 века, когда убийство журналиста или политика было "нормальным" явлением. Особенно в молодых постколониальных государствах. СССР, как говорили тогда советские пропагандисты, помогал молодым демократиям, а дряхлеющие колониальные державы пользовались в своей борьбе против национально-освободительных движений услугами военных наемников. Ответом на это стало фактическое запрещение наемничества в 1977 году. Однако теперь Россия, похоже, перешла на другую сторону фронта - в ряды то ли пост-, то ли неоколониальных держав.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Все погибшие - фигуры очень яркие и неоднозначные. Их нельзя назвать убежденными противниками действующей российской власти. Например, Орхан Джемаль в августе 2008 года одним из первых российских репортеров прорвался в Южную Осетию и даже получил государственную награду "за принуждение к миру" Грузии. А будучи в Ливии в дни свержения Муаммара Каддафи, говорят, даже брался за оружие.

Александра Расторгуева некоторые оппозиционеры критиковали за его фильм о протестах 2011-2012 года. Не так давно он снял документальный фильм о Захаре Прилепине, участвующем в военных действиях в Донбассе.

Причина неоднозначности для людей идейно заряженных в том, что это были профессионалы высочайшего класса. Они не делали сиюминутных проектов, а писали летопись своего времени, фактически творили историю. И проект, над которым они работали в ЦАР, не мог не стать важным свидетельством того, как стремительно врывается в 21 век реальность 20-го: наемники, "белые" гвардейцы на службе "братского" африканского лидера, этнические или религиозные чистки, дележ полезных ископаемых нищей страны с применением военной силы.

Токсичный Вагнер

Цена, которую Джемаль, Радченко и Расторгуев заплатили за эту поездку, запредельно высока. Журналисты - не солдаты, они не должны умирать на задании. Но, даже если это не утешит родных и близких погибших, их гибель не пройдет бесследно. Теперь миллионы человек получили шанс узнать о деятельности российских наемников за рубежом.

МИД России занимается вывозом тел погибших из Центральной Африки на родину, об их смерти, пусть и умалчивая о ЧВК Вагнера, сообщают государственные телеканалы. Пишут подробно о случившемся зарубежные СМИ.

В итоге многие из тех, кто раньше ничего про это не слышал, узнают о российских наемниках в Африке, операциях частных военных компаний и их связях с нынешним российским руководством.

Они узнают о том, что ЧВК Вагнера, по данным СМИ, воевала и несла потери в Донбассе, Сирии, Судане, теперь вот помогает президенту ЦАР, причем настолько активно, что против них ровно в день убийства российских журналистов вспыхнул бунт. Узнают о том, какова предполагаемая цена такого "сотрудничества": контроль над нефтяными месторождениями или шахтами. Узнают, что Россия посылает своих "инструкторов" и вооружения в страны, где идет гражданская война. У многих наверняка появятся и вопросы, насколько все это законно.

Равно как могут возникнуть и вопросы о том, насколько вообще безопасно исследовать деятельность этих наемников. Журналисту Денису Короткову, который одним из первых подробно написал о ЧВК Вагнера, поступают прямые угрозы, его екатеринбургский коллега Максим Бородин "упал" с балкона. Теперь вот сразу троих расстреляли в ЦАР "вышедшие из кустов люди", причем водитель машины, как ни странно, остался жив.

Журналист - не наемник

Кто бы ни убил троих журналистов, они погибли при исполнении своих профессиональных обязанностей.

Часто журналист, поехавший в горячую точку, рискует своей жизнью не меньше, чем тот же наемник. Некоторые циники теперь злорадствуют: мол, и тот, и другой едет за "длинным рублем" - нет между ними разницы. Это ложь. Именно в мотивации принципиальная разница.

Наемники едут заработать денег на убийстве или, как минимум, на обучении местных военных современным способам уничтожения противника. Именно поэтому на них, например, как и на шпионов, не распространяются законы войны. А вот настоящие журналисты, кто бы им ни платил, едут, чтобы найти и рассказать правду, какой бы сложной или чудовищной она ни была.  

Поэтому одни для меня - герои, погибшие при исполнении своего профессионального долга, а другие, как ни посмотри, преступники.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:28
Now live
04:28 мин

Быть независимым журналистом в современной России опасно (12.03.2018)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама