Комментарий: Пользователи ″В контакте″ наносят соцсети ответный удар | Авторская колонка Александра Плющева | DW | 31.10.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Пользователи "В контакте" наносят соцсети ответный удар

Судебные иски к "В контакте" - это продолжение давления общества на соцсеть. Сейчас она выглядит придатком спецслужб, охотно снабжая их данными своих пользователей, считает Александр Плющев.

На фоне взрыва в здании УФСБ Архангельской области стоит ждать, что спецслужбы и правоохранительные органы попытаются получить еще больше полномочий, в том числе и по контролю над интернетом, по доступу к данным пользователей. Нам в очередной раз будут продавать безопасность в обмен на нашу приватность. От которой, в общем-то, и так мало что осталось. Именно поэтому нельзя не обратить внимания на попытки людей эту приватность отстоять.

Что такое "рьяная помощь" спецслужбам

Крупнейшая российская социальная сеть "В контакте" видела всякое, но до сих пор пользователи не оспаривали ее действия по охране своих данных от посягательств на них со стороны государства. Лилия Чанышева, глава штаба Алексея Навального в Уфе, обратилась в суд с иском, в котором, по сути, обвиняет "В контакте" в слишком рьяной помощи силовым структурам, преследующим ее за политическую деятельность.

Александр Плющев

Александр Плющев

Правозащитная группа "Агора" нашла и других пользователей соцсети, пострадавших от действий администрации "В контакте", которые, возможно, выступят с аналогичными исками. Подобных случаев может быть довольно много, издание "Проект" обнаружило еще четыре, помимо прецедента с Чанышевой.

Что такое "слишком рьяная помощь" спецслужбам? В случае с Чанышевой это предоставление соцсетью данных пользователя по запросу МВД Башкортостана, в котором не было ссылки на ведущееся расследование. Как результат - полученные данные были переданы Роскомнадзору, а он через суд добился наложения штрафа на Чанышеву по административному делу.

Юристы "Агоры" говорят, что по закону так делать нельзя: ведомства имеют право запрашивать сведения для себя, а не иных ведомств, и только по делам, находящимся в их компетенции. Но бывает и иное, например, отправка данных на электронную почту (скажем, на @mail.ru) - такие запросы обычно отправляют силовики, стремясь сэкономить время. Но беда в том, что такой почтовый ящик невозможно официально верифицировать как принадлежащий государственной структуре.

Нехороший имидж "В контакте"

Общественный резонанс, который возник этим летом после нескольких уголовных дел "за репост" получил процессуальное продолжение. Дискуссия ведется вокруг того, должны ли интернет-сервисы быть, по сути, придатком правоохранительных органов и помогать им преследовать отдельных пользователей, не только не разбираясь, обоснованно это делается или нет, но и вообще не делая никаких попыток сохранять процесс общения с государством в правовом русле.

Сейчас соцсеть "В контакте", за которой числится львиная доля всех уголовных дел, возбужденных по "политическим" статьям, выглядит чуть ли не филиалом силовых органов. Очевидно, что подобный имидж волнует "В контакте": с лета она сделала несколько косметических изменений, предоставляющих пользователям чуть более широкие возможности по охране своей приватности.

Кроме того, "В контакте" пообещала выпустить отчет о взаимоотношениях с госорганами (в мировой практике это называется Transparency Report), но вместо него завела раздел, где в обтекаемых выражениях рассказала о политике в этом направлении. Ее можно описать примерно так: "Мы не имеем права ничего сообщать, мы не имеем права отказываться от сотрудничества с государством, на его стороне все законы, мы их просто выполняем и умываем руки".

Контекст

Самого главного - в чем, собственно, состоит смысл любого Transparency Report - какой-либо статистики обращений в этом заявлении не было. Сравните его со стандартным отчетом подобного рода, например, от Google.

Принуждение к тщательности

"В контакте" старается минимизировать имиджевые потери, никоим образом не изменяя и уж точно не портя теплых рабочих отношений с государственными людьми, особенно теми из них, кто носит погоны. Иски от пользователей - продолжение общественного давления на компанию и возвращение в медийное поле поутихших дискуссий о роли соцсетей в политическом преследовании граждан.

Можно к этому отнестись скептически, но декриминализации пресловутой 282-й статьи УК без таких дискуссий, скорее всего, просто не было бы. Результат можно считать откровенно недостаточным (полно других статей, по которым можно посадить человека за пост в интернете), но стимулирующим продолжать действовать в этом направлении.

Цель нынешнего давления - побудить "В контакте" если не к "итальянской забастовке" в отношениях с полицией и другими спецслужбами, то хотя бы к более тщательному отношению к выдаче сведений о пользователях. Что, в свою очередь, должно снизить количество "посадок за репост" и преследований политических активистов.

По собственному опыту иска к ФСБ и Роскомнадзору о блокировке Telegram могу сказать, что суд в этом деле не самый надежный помощник. Но бессмысленное - увы - хождение иска по инстанциям позволяет не прекращать важную дискуссию, да и защита своих прав в ЕСПЧ пока, слава богу, остается доступной для россиян.

Автор: Александр Плющев - журналист радиостанции "Эхо Москвы", автор еженедельной колонки на DW. Telegram: @PlushevChannel,  Twitter: @plushev

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:28
Now live
02:28 мин

Почему Путин решил смягчить наказание за репосты в соцсетях

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама