Комментарий: От былой солидарности членов ЕС не осталось и следа | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 23.06.2007
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: От былой солидарности членов ЕС не осталось и следа

Дискуссии участников саммита ЕС, обсуждавших конституционный договор, затянулись далеко за полночь. Ангела Меркель сообщила, что все страны ЕС признали необходимость компромисса. Комментирует Бернд Ригерт.

default

Бернд Ригерт

Бернд Ригерт

Европейский союз в составе 27 государств стал фактически неуправляемым. Конфликт вокруг монстра, озаглавленного вводящей в заблуждение формулировкой "Договор о реформе", показывает, что правительства отдельных стран ЕС работают главным образом друг против друга. Долгие ночные посиделки в Брюсселе свидетельствуют о необходимости кардинально реформировать процедуру голосования и принятия решений в Евросоюзе.

Моральный упадок

Польша всячески старалась продемонстрировать свою важность, в то время как Меркель и Саркози конкурировали за лидерство на форуме. Торжественный дух Берлинской декларации, принятой к 50-летию ЕС, к настоящему времени улетучился, от былой солидарности участников союза не осталось и следа. Еще в марте лидеры Евросоюза обещали ускорить процесс европейской интеграции. На саммите об этом словно забыли. Даже если никто не решается открыто сказать об этом, понятно, что процесс интеграции Европы движется по двум параллельным веткам с разной скоростью. Большая часть участников союза будет и впредь прилагать усилия для ускорения интеграции, в то время как другие (в их числе Польша и Великобритания), будут сознательно оставаться в стороне. Моральный упадок в рядах ЕС компрометирует европейскую идею.

Слишком много уступок

Не следовало делать так много уступок Польше. Канцлер ФРГ Меркель в качестве председателя саммита должна была остаться непреклонной. Участникам форума следовало выступить сплоченно и продемонстрировать польскому руководству, что всему есть границы.

Но о сплоченности не было и речи, торги продолжались до тех пор, пока не была найдена компромиссная формулировка, которую вряд ли кто-либо способен разъяснить рядовым гражданам ЕС. Основательно распотрошив договор, участники дискуссии договорились о том, что его отдельные части будут осуществляться поэтапно. Система голосования по принципу "двойного большинства" вступит в силу, но позже, чем предполагалось. Согласно этому принципу, для принятия того или иного предложения в Совете министров ЕС его должны поддержать как минимум 55 процентов стран-участниц Евросоюза, население которых составит не менее 65 процентов численности всех жителей ЕС.

В чем заключается смысл отсрочки, можно лишь гадать. Либо система "двойного большинства" действительно хорошая и справедливая - и тогда ее следовало бы ввести как можно скорее, либо она, как утверждают поляки, несправедливая - и тогда от нее необходимо отказаться. Помимо того, споры вокруг процедуры голосования искусственно раздуты, так как вотумы Совета министров ЕС до сих пор принимались практически бесконфликтно.

Тонкий ход Блэра

Хитроумнее всех поступил британский премьер-министр Тони Блэр, который воспользовался шумными дебатами с польским руководством, чтобы настоять на своих поправках к конституционному договору, хотя три года назад он лично подписал текст в первом чтении.

Все это напоминало базарные торги. Вряд ли этот сомнительный спектакль оживит вялый интерес граждан ЕС к идее европейской интеграции. В этом контексте следует ожидать усиления скептицизма относительно запланированного расширения ЕС за счет ряда балканских государств, прежде всего Хорватии. О какой эффективности Евросоюза, состоящего из 30 и даже 34 государств, может идти речь, если нынешним 27 участникам не удается договориться.

Перспектива европейской интеграции Турции с ее большой численностью населения видится в связи с этим еще более туманной. На нынешнем саммите серьезно пострадало как взаимное доверие между странами-членами организации, так и репутация ЕС в мире. Ценой немалых усилий Евросоюзу удалось доказать свою дееспособность. Что должны думать другие государства о претензиях ЕС в области внешней политики, в том числе на мировой арене, если европейцам едва удается уладить собственные внутренние кризисы при помощи мучительных компромиссов?

Бернд Ригерт