Комментарий: Неправедный суд | Инго Маннтойфель о политике России, ее отношениях с Германией и Европой | DW | 10.10.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Инго Маннтойфель

Комментарий: Неправедный суд

Мосгорсуд заменил лишь одной участнице панк-группы Pussy Riot вынесенный ей приговор на условный. Инго Маннтойфель попытался найти объяснение этому вердикту.

Участницы группы Pussy Riot на судебном процессе

Комментарий: Произвольный суд

Весьма своеобразное решение вынес Мосгорсуд, рассмотрев кассационную жалобу по делу панк-группы Pussy Riot: наказание Екатерине Самуцевич было заменено на условное. Что же касается приговоров, вынесенных Марие Алехиной и Надежде Толоконниковой, то они остаются прежними.

Инго Маннтойфель

Инго Маннтойфель

Логику, присущую правовому государству, искать в этом решении не стоит. Ведь весь процесс - от начала и до конца - невозможно понять, руководствуясь юридическими понятиями. В гораздо большей степени это - политический спектакль, сценарий которого пишется за закрытыми дверями. А потому можно только догадываться об истинных причинах смягчения приговора лишь для одной участницы группы.

Одно из предположений - Екатерина Самуцевич пошла на сговор с прокуратурой и предоставила информацию об остальных участницах группы. Исключать этого нельзя на фоне того чудовищного давления, которое оказывают на трех девушек правоохранительные органы.

Цель достигнута?

Вторым возможным объяснением нынешнему вердикту могло бы стать и то, что процесс против Pussy Riot своей цели уже достиг, и теперь в Кремле стараются минимизировать его последствия. Вспомним: в ответ на протестные настроения начала года приверженцы жесткого курса в кремлевской элите из путинского окружения придали обвинению активисток Pussy Riot назидательный характер, намереваясь тем самым сбавить обороты антипутинского движения. Кульминацией стали абсурдные требования приговорить участниц группы к лишению свободы вначале сроком на семь лет, а позднее на три года.

Уже перед самым началом суда в августе Путину, похоже, становится ясно, что обвинение перегнуло палку, тем более что весь этот процесс вызвал явное неодобрение у так называемой либеральной части путинской элиты. Иного объяснения тому, что сначала президент Путин, а затем и высокопоставленные представители православной цервки публично выступили в начале августа за вынесение мягкого приговора, не найти. Но так как дело зашло уже настолько далеко, что отказ от строгого вердикта можно было бы трактовать как слабость Путина, Кремль не смог себе этого позволить. Результатом таких размышлений, судя по всему, и стали двухлетние тюремные сроки для участниц группы.

Тем временем ситуация менялась: сентябрьский марш оппозиции показал, что готовность к протестам против Путина пошла на убыль. Эйфория декабря 2011-го улетучилась, причем во многом из-за запугивания оппозиции. То, что системе Путина в настоящий момент может угрожать какой-либо протест снизу, - скорее маловероятно.

Политический сигнал?

Но вместо этого политической элите, поддерживающей Путина, грозит раскол. Процесс вызвал критику ориентированных на Запад и называющих себя "либеральными" групп в российской политической системе. Похоже на то, что нынешнее смягчение приговора Екатерине Самуцевич должно стать шагом навстречу так называемым "либеральным" силам в кремлевской элите, а заодно и несколько смячить критику из-за рубежа.

Но вне зависимости от того, какое объяснение окажется верным, ясно одно: своим решением - сменить вынесенный приговор на условный лишь одной из трех участниц Pussy Riot - Кремль упустил отличный шанс прекратить этот абсурдный процесс, поводом для которого стала несомненно спорная и неуместная акция.

Инго Маннтойфель, руководитель отдела Восточной Европы и главный редактор русской редакции Deutsche Welle

Реклама