Комментарий: Дело Скрипаля и реакция Москвы - терять больше нечего | Авторская колонка Константина Эггерта | DW | 15.03.2018

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Константин Эггерт

Комментарий: Дело Скрипаля и реакция Москвы - терять больше нечего

Своим ответом на отравление Скрипаля Великобритания намеренно унизила Сергея Лаврова, однако российских олигархов, живущих в Лондоне, трогать пока не стала. Почему? Мнение Константина Эггерта.

Сергей Лавров

Сергея Лаврова больше не ждут в Лондоне

Те, кто устал от фейковых дебатов фейковых кандидатов на фейковых выборах президента России, могут зайти на YouTube-канал ООН и посмотреть запись сессии Совета Безопасности от 14 марта. Ее созвали по просьбе Лондона для обсуждения покушения на бывшего британского шпиона Сергея Скрипаля, которого вместе с дочерью чуть не убили нервно-паралитическим веществом в Солсбери. Вот это было настоящее политическое шоу, не чета соловьевским!

По заветам королевы Виктории

В зале заседаний штаб-квартиры Объединенных Наций постоянный представитель Великобритании Джонатан Аллен отчитывал постпреда России Василия Небензю ледяным тоном колониального администратора викторианской эпохи, заставшего слугу за кражей серебряных ложек. Британцев энергично поддерживали западные союзники и генеральный секретарь ООН Гутерриш.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Небензя отбивался, как мог. Даже сослался на одного из своих предшественников на нью-йоркском посту, сталинского прокурора-садиста Андрея Вышинского. Он якобы говорил, что "признание - царица доказательств" (на самом деле не говорил), а британцы, мол, превзошли Вышинского и сделали царицей доказательств подозрение.

Смысл: российское руководство - жертва "большого террора" правительства Мэй. Вершиной речи стал прозрачный намек, что британцы сами отравили Скрипаля, чтобы насолить России. В прямом эфире ооновского YouTube-канала потонули остатки репутации как самого Небензи, так и российского дипломатического ведомства.

Стратегия унижения

Кабинет Терезы Мэй с самого начала "дела Скрипаля" повел себя так, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в виновности России. Сначала ультиматум: за 24 часа объяснить происхождение отравляющего вещества. Такое требование - либо признаться в попытке убийства, либо объяснить, как пресловутый "Новичок" мог оказаться в Соединенном Королевстве без ведома Кремля - не оставляло официальной Москве достойного выхода из ситуации.

Дальше - больше. Когда Смоленская площадь ответила отказом и потребовала допустить Россию к расследованию истории со Скрипалями, Мэй объявила о мерах, принятых правительством Ее Величества. Первой в списке оказалась высылка 23 российских дипломатов, подозреваемых в работе на российские спецслужбы - довольно обычный шаг в подобной ситуации. Далее последовали: бойкот церемонии открытия чемпионата мира по футболу официальным Лондоном, требование экстренного созыва Совбеза ООН для обсуждения; наконец, отзыв приглашения Сергею Лаврову посетить с визитом столицу Великобритании.

Все три меры имеют целью публично пристыдить официальную Россию. Последняя - особенная. "Это целенаправленное публичное унижение лично министра иностранных дел, фактически он приравнен к высылаемым оперативникам "под крышей", - прокомментировал мне ситуацию знакомый иностранный дипломат. Судя по оперативной реакции официального представителя МИД Марии Захаровой, нанесенное Лаврову оскорбление не осталось незамеченным.      

Олигархи в безопасности - пока

Однако самых жестких мер, о которых в последние дни писали британские СМИ и автор этой колонки, Тереза Мэй принимать не стала. Многочисленные активы российских олигархов и госчиновников в Великобритании пока никак не затронуты. За это премьер-министра уже критикуют как часть оппозиционеров-лейбористов, так и ее родные консерваторы.

Правда, премьер обещала, во-первых, некие шаги, о которых публично объявлять не станут, во-вторых, что парламент скоро примет британский вариант "закона Магнитского". Не понимать, чем для ее политической карьеры может обернуться чрезмерная мягкость в этом вопросе, Мэй не может: из-за неудачных для Лондона переговоров с ЕС на тему "Брекзита", ее позиции как лидера консерваторов шатки. В затылок премьеру дышат глава МИД Борис Джонсон (который в этой истории выглядит именно сторонником максимально жесткой линии) и любимец правого крыла партии депутат палаты общин Джейкоб Рис-Могг.

И тем не менее, Мэй избрала пока относительно мягкий вариант ответа Москве. Насколько серьезно восприняли ее позицию в Москве, станет ясно по ответным шагам Кремля. В традициях Путина ответить на такие обвинения максимально жестко. Если не ответит - значит, в ход пошли некие закулисные угрозы.

Промежуточный итог российско-британского скандала, по-моему, таков: у официальной Москвы почти не осталось репутации, которую можно было бы потерять. Не то, чтобы Путин действовал по принципу "чем хуже - тем лучше". Однако он явно считает, что непредсказуемость и мстительность - надежные средства устрашения Запада, особенно европейцев. И, возможно, он не так уж и сильно ошибается.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 08:16

Ходорковский о деле Скрипаля и выборах Путина (14.03.2018)

Аудио- и видеофайлы по теме