″Киргизские уроки″. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 28.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Киргизские уроки".

Итак, революция, казалось бы совершилась.

Хотя революционное отстранение администрации Аскара Акаева от власти в Киргизии прошло быстро, сама революция оказалась, судя по всему, не такой короткой, как и процесс создания новых государственных структур. Это дает дополнительные основания политикам в соседних странах задуматься о "киргизских уроках".

Итак, революция, казалось бы совершилась, Аскара Акаева в Киргизии нет, обязанности президента исполняет оппозиционер Курманбек Бакиев, вместе с ним в команде – другие видные оппозиционеры, однако вопрос о легитимности одного из двух парламентов –старого или нового - стоит по-прежнему остро, из республики поступают сообщения о "проакаевских" выступлениях "северян", недовольных резким усилением позиций "южан", о возможности восстановления власти бывшего президента, о том, что между бывшей элитой и новым лидером Бакиевым по этому поводу достигнуты договоренности, а также о том, что "южане" возмущены, узнав про эти договоренности, и про намерение новой власти сохранить полномочия нового парламента (ход выборов в который и вызвал революционную волну). Наблюдатели обсуждают вероятность наступления "киргизского термидора". С другой стороны, эксперты уже говорят о возможном следующем кандидате на революцию – Казахстане, где вскоре предстоят президентские выборы. Как могут отразиться киргизские события на Казахстане? Не приведут ли они к дополнительному "закручиванию гаек"? Этот вопрос программа "Фокус" адресует председателю исполкома Республиканской народной партии Казахстана Амиржану Косанову:

АК: "Закручивание гаек" на казахстанском политическом полу уже шло полным ходом и до событий в Киргизии, потому что в парламент уже внесены и рассматриваются изменения в действующее законодательство в части национальной безопасности, в части борьбы с терроризмом, и под предлогом этих благих намерений власти ужесточают меры в отношении потенциальных носителей инакомыслия. И если эти поправки будут приняты, то каждый казахстанец, не говоря о политических деятелях, будут под колпаком у спецслужб, которые обретут беспрецедентные полномочия по политическому сыску.

Какой практический опыт извлекает казахстанская оппозиция из революции в Киргизии? Ведь оказывается, что после проведения таковой у новой власти может возникнуть масса проблем даже в сфере легитимации.

АК: Наши коллеги уже побывали в Бишкеке, обменивались мнениями с новой властью в Киргизии. Я не могу вам докладывать обо все, что мы говорили, но могу сказать, что контакт имелся и до прихода оппозиции к власти, и сейчас в ее новом качестве. Что касается действий казахстанской оппозиции, то она за последние годы состоялась как реальная альтернатива действующей власти. Посмотрите на участников казахстанской оппозиции: это бывший премьер-министр, два спикера парламента, министры, послы, губернаторы и так далее. Поэтому речи о том, что после того, как ситуация изменится и возникнет сценарий по смене режима, никаких вопросов в профессиональной компетентности оппозиции не должно быть. Мы готовы к любым поворотам событий, но мы всегда ратовали за конституционные механизмы и за то, чтобы в Казахстане состоялся реальный национальный политический диалог.

Получает ли население Казахстана информацию о событиях в соседней республике?

АК: Информация имеется, и поступает по различным каналам. Первый из них – это судорожные и не очень удачные комментарии со стороны властей. Информация распространяется посредством организационных структур движения "За справедливый Казахстан", а также через независимые СМИ.

Так считает председатель исполкома РНПК, член движения "За справедливый Казахстан" Амиржан Косанов.

Совершенно иная ситуация – в Туркмении. Население этой республики практически не получает сведений о революции в Киргизии. На следующий день после взятия восставшими Белого Дома в Бишкеке СМИ Туркмении дали ряд коротких информационных сообщений об этом, однако затем перестали упоминать об этом. Об этом сообщает корреспондент "НВ" Ораз Сарыев. Как рассказал нашему корреспонденту источник в администрации президента, Сапармурат Ниязов 25 марта провел совещание с силовиками. Он поблагодарил их за организацию безопасного приема президента Украины и проведения Навруза, и указал на необходимость усиления бдительности. "Смотрите, что творится в Киргизии, -передает слова Туркменбаши источник, - Аскар Акаев поздравляет меня с Наврузом, а на следующий день там переворот! Я раньше вас предупреждал, и сейчас повторяю: извне никто из злоумышленников к нам не придет, у нас есть возможности это пресекать. Проблемы можно ожидать только внутри, поэтому вы должны немедленно пресекать любую активность некоторых бузотеров. Держите таких на учете, выявляйте лиц, склонных к таким действиям! Смотрите – в Киргизии даже не знают, что делать"! Как утверждает источник в аппарате президента Туркмении, Ниязов поручил силовикам и сотрудникам МИДа усилить надзор за лицами, приезжающими в республику и контроль за их контактами с местным населением, точнее выяснять цели визита, проявить особое внимание к маршрутным картам, в соответствии с которыми по республике могут перемещаться иностранцы.

А вот что в связи с киргизскими событиями заявляет один из ведущих оппонентов Туркменбаши, лидер оппозиционного движения "Ватан" Худайберды Оразов:

ХО: Говоря о событиях в Киргизии, следует отметить, что основная вина лежит на президенте страны Аскаре Акаеве. Но данная ситуация вызывает сложные чувства. Ведь это был единственный руководитель в Центральной Азии, которого в свое время выдвинули демократические силы Киргизии, и он на альтернативной основе выиграл первые в истории Киргизии выборы. Начинались демократические реформы, но потом реформаторы из команды стали исчезать, и страна эволюционировала в мягкую диктатуру. Жаль что так получилось, и жаль, что не удалось в революционный период избежать "криминальных моментов". И чувствуется, что в оппозиционной среде силен такой негативный фактор, как региональный, групповой подход, что может отразиться на последующем развитии событий. Другой момент: руководители оппозиции опытные люди и должны понимать – ежедневная непрозрачная смена постов высших руководителей, наличие двух парламентов, и иные моменты, могут привести к более серьезным негативным последствиям, чем те, которые имели место. На наш взгляд, пока не хватает обнародованного заявления о ситуации в стране и четкой программе по выводу ее преодолению за подписью всех оппозиционных формирований, что успокоило бы людей и дало бы уверенность, что дальнейшие процессы в стране будут проходить в рамках правового поля.

Господин Оразов, как вы оцениваете возможности влияния киргизской революции на регион?

ХО: Эта ситуация окажет влияние на Центральную Азию. Особенно на Узбекистан и Казахстан. Революционный юг Киргизии примыкает к Ферганской долине Узбекистане, многие участвовавшие в недавних событиях киргизстанцы узбекской национальности имеют там родственников и дружеские связи. Другой фактор – это схожая социальная ситуация. Казахстан – страна со схожей демократической ситуацией. То есть граждане страны могут получать информацию о положении внутри страны, есть оппозиционные формирования, которые могут возглавить массы. Однако следует отметить сравнительно неплохое экономическое положение Казахстана. Эта динамика успокаивает Назарбаева. Не случайно, говоря о ситуации в Киргизии, он назвал только одну причину – это запущенность социальных проблем. Хотя, как известно, детонатором этих событий послужили грубые нарушения в ходе выборов в парламент.

А как обстоит дело с самой Туркменией?

ХО: Говоря о революциях на постсоветском пространстве, обращают на себя внимание два фактора: революции происходят в не самых богатых природными ресурсами странах и, второе, так, где у власти находятся легитимные власти и где есть относительная свобода и власти не хотят крови своего народа. В случае с Туркменией, где конституция растоптана, где нет ни одной из ветвей легитимной государственной власти, общество полностью изолировано от внешнего мира, (достаточно сказать, что о событиях в Киргизии там многие не знают), Ниязов еще после украинской революции собрал силовиков и сказал: "Я требую, чтобы у вас оружие было всегда наготове, а я вам оружие еще куплю". И благодаря возможности эксплуатировать туркменские природные ресурсы, мировое сообщество не принимает достаточно жестких мер по отношению к режиму. Достаточно сказать, что все поставки в страну и выполняемые внутри страны работы осуществляются в основном компаниями США, Франции, Германии, Турции и России. Таким образом, для правителя напрашивается такой вывод после серии революций: для того, чтобы подобного не произошло, надо, с одной стороны, продолжать делиться ресурсами с иностранцами, а, с другой, давить свой народ!

Лидер туркменского оппозиционного движения "Ватан" упомянул Узбекистан в первом ряду стран, на которые могут оказать влияние события в Киргизии. Судя по информации, распространенной узбекским Комитетом свободы слова и выражения, о народных волнениях на юге Киргизии в соседней республике сперва передавали лишь короткие информационные сообщения, однако после падения режима Акаева в СМИ Узбекистана произошел "революционный прорыв" в этом вопросе.