Как бороться с торговлей людьми? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 16.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Как бороться с торговлей людьми?

Таджикистанцы - жертвы современной работорговли

default

В Таджикистане в последнее время стало больше случаев обращения жертв трафика людей за помощью. Представительством Международной организации по миграции в республике в минувшем году было зарегистрировано более 40-ка фактов трафика. В основном, это отправка женщин обманным путём в Арабские Эмираты, Турцию и Россию для занятия проституцией. Выявлены также случаи продажи в рабство мужчин. Об этом сообщила «Немецкой волне» Программный ассистент МОМ по предотвращению торговли людьми Нигина Мамаджанова в ходе проходящего в Душанбе семинара для работников правоохранительных органов по выявлению, пресечению и расследованию этого вида преступлений. Выявлять случаи трафика всегда было сложно – жертвы, как правило, предпочитают молчать о случившемся с ними. Но благодаря широкой информационной кампании и открытию «телефонов доверия» совместно с партнёрскими НПО таджикистанцы, по словам Мамаджановой, стали знать о торговле людьми гораздо больше:

- Если раньше люди стеснялись об этом говорить или существовал стереотип, который не позволял им обращаться в общественные структуры, то сейчас уже поступают обращения к нашим партнёрским организациям, в которых люди рассказывают о случаях, которые произошли с их родственниками или знакомыми. Так мы получаем информацию.

Всё чаще жертвами трафика становятся несовершеннолетние. Например, просящие милостыню на улицах Душанбе дети – давно уже не редкость. И есть случаи, когда вовлекают их в попрошайничество взрослые. Такие преступления также подпадают под статью «Торговля людьми», однако раскрыть и доказать их очень сложно. Вообще, как говорят специалисты, к уголовной ответственности удаётся привлечь не более 4-5 процентов торговцев или трафикёров, то есть тех, кто замешан в трафике. Поэтому остаётся только догадываться об истинных масштабах этого преступного бизнеса. Точно также, по словам Нигины Мамаджановой, можно лишь предполагать, что таджикские трудовые мигранты за рубежом становятся жертвами принудительного изъятия органов для трансплантации. В прошлом году в Таджикистан были доставлены несколько тел мигрантов с подозрительными повреждениями:

- Нам остаётся всего лишь догадываться. Ту информацию, которой мы обладаем, сообщают нам наши партнёры. По их рассказам, в некоторые кишлаки привозили «изрезанные» трупы мигрантов, на которых были грубые шрамы, как от хирургического вмешательства. Я не могу на этом настаивать, и нам остаётся только догадываться, что речь может идти об извлечении органов. У нас не каждая семья согласится на вскрытие трупа, поэтому такие случаи остаются неизученными.

С начала нынешнего года сотрудники отдела по борьбе с рэкетом, похищением и торговлей людьми УБОП МВД Таджикистана возбудили около десятка уголовных дел по фактам вывоза девушек за рубеж и принуждения к занятию проституцией, а также по двум случаям продажи новорождённых в роддомах. Как говорит региональный координатор программы МОМ по противодействию торговле людьми в Центральной Азии Екатерина Бадикова, в последнее время достигнут значительный прогресс в понимании и признании наличия проблемы трафика со стороны правоохранительных органов. Ещё пару лет назад такие организации как МОМ и мечтать не могли о сотрудничестве с госструктурами в деле предотвращения торговли людьми, а сейчас это стало реальностью. Однако остаётся проблемой налаживание оперативного и эффективного сотрудничества органов правопорядка центрально-азиатских стран. По словам Екатерины Бадиковой, в регионе действуют хорошо организованные сети преступных группировок, занимающихся трафиком. Они не создают бюрократические препоны, подобные тем, что существуют во взаимодействии правоохранительных органов стран Центральной Азии, а потому чаще им удаётся опережать действия блюстителей правопорядка:

- Прежде, чем дело или официальный запрос поступает из прокуратуры одной страны в прокуратуру другой и «спускается вниз» для исполнения, проходит довольно большой срок. За это время преступник вообще может уехать куда-то в третью страну, и его не найдёшь. Этот бюрократизм тормозит работу по конкретному уголовному делу. Но сам факт, что работники правоохранительных органов признают, что торговля людьми существует, и нужно что-то делать – это уже огромный шаг вперёд. Потому что года 3 назад обычный среднестатистический работник сказал бы, что «у нас такого явления нет, спасибо за лекцию и оставьте нас в покое». Сейчас этого уже нет – все очень активно эту тему обсуждают.

Реклама