Каких немцев любит читать Россия | Что читают в Германии | DW | 04.09.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Каких немцев любит читать Россия

На открывшейся 4 сентября Московской международной книжной ярмарке представлены и немецкие книги. Корреспондент DW выяснил, какую именно немецкую литературу читают в России.

Закончившийся Год Германии в России не прошел бесследно для российского книгоиздания. И хотя количество названий переведенных с немецкого книг несколько уменьшилось, но их общий тираж значительно вырос. Если, скажем, в первом полугодии 2011 года он составил 1,8 млн экземпляров, то в 2013 году – 2,5 млн.

ARCHIV - Пьер Брис в роли Виннету и Верная Рука (актер Лекс Баркер)

Пьер Брис в роли Виннету и "Верная Рука" (актер Лекс Баркер)

Художественная литература из Германии представлена на российском книжном рынке по-прежнему, прежде всего, классикой. Это Гете, Гессе, Кафка, Стефан Цвейг... А самым читаемым немцем в России остается Эрих Мария Ремарк (Erich Maria Remarque). Нет ничего удивительного, что издательство "Астрель" приступило к выпуску очередного (кажется, седьмого в России) собрания его сочинений. В конце прошлого года и в этом году вышло уже несколько романов, а также книга "Скажи мне, что ты меня любишь" о переписке автора с Марлен Дитрих (Marlene Dietrich).

Если брать так называемую "тривиальную" литературу, то здесь можно назвать, в частности, давно популярные в Германии приключенческие романы Карла Мая (Karl May) об индейском вожде Виннету, детективный бестселлер Ингрид Нолль (Ingrid Noll) "Аптекарша", переведенный до русского на два десятка языков, и роман Йохана Шимманга (Jochen Schimmang) "Новый центр", представляющий собой нечто среднее между фэнтези и "классическим" романом-утопией. Время действия - зима 2030 года. Автор рассказывает об авторитаризме нового тысячелетия как логической реакции на глобализацию и о том, что происходит на ее руинах. В романе эти "руины" погребли под собой и мировую культуру, и большую часть ее носителей.

Ветераны вспоминают...

Однако если судить по полкам книжных магазинов, россияне больше любят читать не о будущем, а о прошлом. По-прежнему выходит множество мемуаров солдат, офицеров и генералов вермахта, люфтваффе и так далее, посвященных "третьему рейху". "Цетрполиграф" издал, например, в новом переводе воспоминания Гудериана (Heinz Guderian). Как и большинство подобных мемуаристов, автор все валит на Гитлера, чьи решения в итоге оказались роковыми, и на русские морозы, против которых танки оказались бессильны.

В последние двадцать лет российские издательства вообще выпустили десятка три книг о немецких танках. Но войны все же выигрывают - и проигрывают - не танки, а люди. В этом плане куда более интересны другие мемуары: "Выжить в Сталинграде. Воспоминания фронтового врача", написанные австрийским врачом Гансом Дибольдом (Hans Diebold), который попал в плен вместе с армией Паулюса в январе 1943 года. Это очень горькое и правдивое документальное повествование, выдержавшее, кстати, на родине автора уже шесть переизданий.

Пленные немцы под Сталинградом

Пленные немцы под Сталинградом

Еще одна книга, явно выделяющаяся на фоне мемуаров гитлеровских ветеранов, - это "Человеческий материал: немецкие солдаты на Восточном фронте" Кристофа Расса (Christoph Rass). Она представляет собой переработанный текст докторской диссертации, которую нынешний профессор новейшей истории в Оснабрюке защитил в 2001 году. На основании выборки из 2291 личного дела солдат, служивших в 253 Рейнско-Вестфальской пехотной дивизии, и сохранившихся документов этого соединения, исследователь пытается ответить на вопрос, какими были воевавшие немцы, какие механизмы товарищеских и служебных отношений действовали на войне, в какой мере они были обусловлены армией, политической системой и личными качествами.

Конечно, сложно сказать, насколько по одной дивизии можно судить обо всем вермахте, но главное: работа Расса наглядно опровергает миф о рядовых немцах, как о жертвах режима. И проясняет многое из того, о чем большинство ветеранов "третьего рейха", делающих в своих мемуарах главный акцент на то, как им было страшно и холодно в России, предпочли умолчать: например, о том, как они - порой без какого-либо принуждения - становились соучастниками военных преступлений. И хотя специфика беллетризованной диссертации, естественно, усложняет чтение, тем не менее, книга Расcа предназначена для широкого круга читателей. Хочется надеяться, что этот "широкий круг" предпочтет ее ностальгическим мемуарам генералов вермахта.

Московские эссе

"Работая над хорошей прозой, нужно пройти три ступени: музыкальную, на которой она сочиняется, архитектурную, на которой она выстраивается, и, наконец, текстильную, на которой сплетается ее ткань", - писал Вальтер Беньямин (Walter Benjamin), которого энциклопедия определяет как философа, культуролога, литературоведа и переводчика. В России он пока малоизвестен, а в Германии его считают предтечей постмодернизма и "отцом" современной теории культуры. Издательство "Ad Marginem" решило восполнить этот пробел, выпустив в этом году сразу четыре книги Беньямина. Две из них ("Франц Кафка" и "Московский дневник") издавались и раньше, две другие - "Берлинское детство на рубеже веков" и "Улица с односторонним движением" - новинки.

Вальтер Беньямин

Вальтер Беньямин

Вальтер Беньямин родился в Берлине в 1892 году в еврейской семье. Его отец был антикваром. В 1917 году Беньямин женился и переехал в Швейцарию. Там написал докторскую диссертацию о немецкой трагедии, но коллеги ее отвергли как "совершенно непонятную и, по всей видимости, бессмысленную". В 1970-е годы диссертацию заново откроют американские ученые, и она стала считаться одним из самых образцовых исследований не только в области трагической драмы, но и философии литературы в целом.

Зиму 1926-27 годов Беньямин, увлекавшийся тогда марксистскими идеями и влюбленный в латышскую коммунистку Асю Лацис, жил в Москве. Здесь он написал эссе "Москва" и знаменитый "Московский дневник". На поверхности советского быта он увидел бесчисленные знаки ужаса и безысходности "прекрасного нового мира" - знаки, по которым можно было догадаться и об остальном. И он уехал из СССР навсегда. С Асей, которая позже попала в лагерь, где провела десять лет, Беньямин больше никогда не встречался, но "Улицу с односторонним движением" посвятил именно ей.

Для эпохи модернизма было характерно противопоставление человека и созданного им мира. Беньямин, пытаясь очеловечить этот мир - будь-то мир идей или вещей, - в "Улице…" вел бой с модернизмом на его собственной территории.

Трагическая модель

Печатали его при жизни редко, но писал он очень много, особенно во Франции, куда Беньямин бежал после прихода к власти Гитлера. В Париже жил нелегально. После оккупации Франции в 1940 году Вальтер Беньямин получил в рамках программы по спасению европейских интеллектуалов американскую визу. Но выехать в США с территории Франции было практически невозможно, и в конце сентября 1940 года Беньямин вместе с другими еврейскими беженцами попытался перейти франко-испанскую границу. И именно в этот день границу закрыли. Испанский пограничник сообщил, что утром все будут переданы вишистским властям. Отчаявшийся Беньямин принял смертельную дозу морфия.

Это самоубийство спасло его спутников: испанские власти, испугавшись, что те последуют его примеру, отпустили беглецов. Вот так Беньямин - автор нового способа излагать мысли и создатель трагической модели нового интеллектуала - остался верен этой модели вплоть до своей смерти.

Обсудить в сети Facebook

Реклама