Казахстан: условия диалога. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 04.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Казахстан: условия диалога.

Президент Казахстана заявил, что создаст все условия для проведения честных выборов главы государства.

Президент Казахстана заявил, что создаст все условия для проведения честных выборов главы государства, чтобы результаты выборов не вызвали и доли сомнения у казахстанцев и у международного сообщества. Кроме того, Н.Назарбаев предложил вынести на всенародное обсуждение общенациональную программу демократических реформ на 2006-2011 годы. Как согласуются эти намерения с сообщениями, свидетельствующими о продолжающемся в республике подавлении инакомыслия властью? Об этом в сегодняшнем выпуске программы "Фокус" В.Волков беседует с представителем координационного совета оппозиционного движения "За справедливый Казахстан" Амиржаном Косановым.

ВВ: Господин Косанов, демократическая оппозиция, видимо, должна с энтузиазмом встретить последние заявления Н.Назарбаева – ведь то, что он предлагает, должно было бы сблизить платформы власти и движения "За справедливый Казахстан". Так ли это на деле?

АК: Выступление президента Назарбаева было косвенным признанием того, что до сих пор в Казахстане не было честных справедливых выборов. Ведь если глава государства, который полностью контролирует ситуацию в стране, говорит о том, что нужно что-то сделать, тем самым он признает, что до сих пор этого не было. Поэтому коренные политические реформы, о которых говорили демократические силы последние 10 лет, назрели, и я считаю, то, что президент говорит о необходимости честных справедливых выборов вопрос об этом сейчас поднял Назарбаев - это заслуга наших активистов, стоявших у истоков создания политических сил, которые грамотно оппонируют нынешней власти. Но тут есть момент, на который нужно обратить внимание. Давайте проведем некий тест. Если режим допустит единого кандидата от оппозиции Жармахана Туякбая, (которого выдвинули все ведущие оппозиционные силы), если он будет иметь равный доступ в СМИ, в том числе и к телевиденью, которое контролируют члены семьи Назарбаева, тогда мы сможем говорить о том, что режим готов к честным справедливым выборам. Если ему не будут мешать проводить встречи в регионах, не будут бросать камни, и Туякбай сможет встречаться с общественностью не на задворках частного дома, а в доме культуры, куда можно собрать жителей района, тогда мы будем говорить, что это не словеса, а реальная позиция нынешнего режима.

ВВ: Но сейчас функцию связи власти с народом по вопросам демократизации выполняет НКВД, Национальная комиссия по вопросам демократии при президенте страны. Способен ли этот орган обеспечить выполнение программы, предложенной Н.Назарбаевым?

АК: Что касается НКВД и того проекта реформ, который власть хочет обсудить всенародно. Тут есть два момента. Первое: в НКВД нет представителей движения "За справедливый Казахстан", в НКВД нет Ж.Туякбая, в НКВД нет А.Кажегельдина – там нет реальных оппонирующих режиму политических сил. Поэтому насколько этот проект будет адекватен реальной политической ситуации – это вопрос. Второе - это сам процесс обсуждения, голосования, референдума. Мы помним печальный опыт 1995 года, когда с бухты-барахты, без обсуждения был принят проект тогдашней Конституции, которая во мгновение ока сконцентрировала всю полноту власти в руках одного гражданина.

И еще хочу обратить внимание на моральный аспект выдвижения Назарбаева в президенты и его возможного руководства всеми политическими реформами в стране. Это "Казахгейт". Я бы назвал "Казахгейт" ахиллесовой пятой режима. Без ответа на вопрос, брал или не брал Назарбаев взятки, изменял или не изменял своей родине – без честного ответа на этот вопрос невозможны никакие политические деяния и идеи.

Я считаю, что сейчас движение "За справедливый Казахстан" во главе с Ж. Туякбаем заняло принципиальную позицию: если на этот вопрос о "Казахгейте" будет дан адекватный для общества ответ, я думаю, тогда можно говорить о том, чтобы оппозиция начала реальные разговоры с властью о том, что нужно делать первой, что нужно делать второй. Оппозиция в Казахстане всегда была конструктивна. Сейчас мяч на троне режима. Он хочет обратить на себя внимание в первую очередь мирового сообщества, интригуя ее своими демократическими позывами, но без ответа на вопрос о проекте новой конституции, без ответа на вопрос о "Казахгейте", без ответа на вопрос о реальном доступе к выборной кампании единого кандидата от оппозиции все это останется благими намерениями. И мы, исходя из этого, будем определять свою позицию по отношению к заявлениям Н.Назарбаева.

ВВ: Тем не менее, политика – это ведь и искусство компромиссов или, как сейчас говорят, проведения диалога. Казахстанскую оппозицию, по крайней мере, определенное ее крыло, также вошедшее в движение "За справедливый Казахстан", раньше называли радикальным. Видите ли Вы возможность для диалога с властью сейчас?

АК: До появления новых демократических сил в Казахстане мы делали четкие ориентиры по поводу общенационального диалога. Если вы помните, в начале 2002 года РНПК, "Форум демократических сил" выходили с этой идеей. Тогда мы не отрицали возможность и участия президента Назарбаева в этом процессе. Одним из главных условий было прекращение политических репрессий в стране и создание Конституционного совещания, которое определило бы будущее политическое устройство в стране. Но, к сожалению, власть на это не пошла. Мы считаем, что планка, которую мы подняли в 2002 году, не должна опускаться. Контакты между властью и оппозицией возможны. Но оппозиция сейчас объединена проектом новой Конституции, и если власть готова идти на достаточно эффективные шаги по обсуждению этого вопроса и самого проекта, казахстанская оппозиция, возможно, будет принимать участие в этих действиях. И второе: не надо делать казахстанскую демократическую оппозицию представительницей крайней точки зрения. Мы всегда с пониманием относились к позиции власти. Мы хотим выполнения того, что подписал президент Назарбаева, вступая в ОБСЕ. Или мы должны дезавуировать это соглашение, либо мы должны идти в этом ключе. И еще: я, как политик, который находится в оппозиции в течение восьми лет, знаю реальные настроения в обществе. Самая больная тема для перехода от противостояния к диалогу – это"Казахгейт", и без ответа на этот висящий вопрос никакие дальнейшие шаги в направлении демократизации невозможны.

Реклама