Казахстанский оппозиционер: Угрозу региону создает не только ИГ | Казахстан | DW | 22.12.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Казахстан

Казахстанский оппозиционер: Угрозу региону создает не только ИГ

Победить ИГ на полях сражений в Ираке и Сирии недостаточно. А страны Центральной Азии снова могут столкнуться с угрозами начала 2000-х, говорит в интервью DW Акежан Кажегельдин.

В октябре 2014 года в интервью DW Акежан Кажегельдин, бывший премьер-министр Казахстана, а позже - наиболее известный в мире казахстанский оппозиционный политик, проживающий на Западе, заявил, что если страны Центральной Азии не создадут систему коллективной безопасности, то "их помирят между собой джихадисты". Через год, после терактов в Париже, лейтмотив беседы, увы, тот же.

DW: В 2001 году многим казалось, что теракты 11 сентября вызвали такой ответ международной коалиции в Афганистане, который изменит Центральную Азию. Однако на поверку имевшиеся в регионе проблемы не были решены. И вот по прошествии 14 лет - теракты в Париже 13 ноября 2015 года, а за ними новый виток антитеррористической кампании, уже в Сирии и в Ираке. Как это отразится на Центральной Азии?

Акежан Кажегельдин: Сейчас, казалось бы, общая задача для всего цивилизованного мира - любой ценой победить "Исламское государство" (ИГ). Но проблема кроется не только в самой ИГ. На Ближнем Востоке, как и в Центральной Азии, в ближайшее время будет происходить постоянный возврат к своему прошлому. Передел того, что когда-то было несправедливо разделено колониальными державами, как считают лидеры многих этнических групп или племен. С этой точки зрения, главный вопрос в том, что произойдет после того, как общими усилиями победят ИГ. Да, похоже, что в Ираке происходят серьезные изменения, крупные группировки ИГ там попали в окружение. ИГ лишается спонсоров.

Акежан Кажегельдин

Акежан Кажегельдин

Но если Запад и другие участники коалиции не озаботятся тем, что будет дальше, то эта война продолжится в той или другой констелляции. От того, как сможет справиться с ситуацией на Ближнем Востоке коалиция, зависит, будет ли приобретена положительная практика того, что делать после - когда войска экстремистов на территории рассеяны и, вроде бы, побеждены, как в начале 2000-х годов казалось в Афганистане. Я опасаюсь, что миру снова придется "поработать" с Афганистаном.

- Вы имеете в виду, что соседи Афганистана должны считаться с вероятностью "сирийско-иракского" синдрома?

- На Ближнем Востоке и в Центральной Азии численность населения растет быстрыми темпами. При этом "умные" средства и способы коммуникации распространяются широко, их можно приобрести гораздо дешевле, чем в Европе. Молодежь видит, как протекает жизнь в других частях света. И видит, что происходит в странах с всепроникающей коррупцией. Но не видит ни возможностей для собственного развития в границах своих стран, ни способа изменить существующую систему. И тогда молодежь начинает прислушиваться к эсктремистски настроенным политикам, которые начинают ее испытывать на прочность - а почему бы не перевернуть систему "по-нашему". Так создается база для экстремизма. Такая опасность опять существует в Центральной Азии.

Далее, мы опять видим, насколько сейчас слаба договоренность среди властей Афганистана о том, как эта страна будет развиваться. Пуштунские лидеры снова не хотят поделиться властью, новый президент долгое время не может выбрать министра обороны, во многих провинциях центральная власть едва контролирует ситуацию. В регионах, где проживают этнические меньшинства, есть собственные лидеры. Центральную власть еще как-то выручает присутствие 9 тысяч военных США, но у власти осталось не так много времени, чтобы договориться "между собой" о плане развития страны.

Плюс к "Талибану", который все-таки за то, чтобы Афганистан оставался суверенным исламским государством, там появились группировки ИГ, которые распространяют идеологию халифата. Она предполагает, что этнические группы, участвующие сейчас в войне на стороне ИГ, добившись в будущем побед на своих территориях, могут стать частями большого халифата.

Эта "наднациональная" идея многих привлекает. И просто военными средствами ИГ не победить. Ее существование надо признать, но в противовес ей предложить своим народам путь развития. Как только люди в Центральной Азии почувствуют, что имеют шанс участвовать в этом развитии и могут дать такой шанс своим детям, между войной и миром они выберут мир. Умирать идут обычно или от безысходности, или из мести.

- Резкое охлаждение в отношениях между Россией и Турцией из-за Сирии поставило в "пикантное положение" Казахстан. Что для Астаны сейчас лучше, пытаться выступать посредником или выжидать, что будет дальше?

- Ситуация усложнилась настолько, что, учитывая типажи политических лидеров и в России, и в Турции, можно сказать, что такой посредник, как Нурсултан Назарбаев, там ничего решить не сможет. А вот коллективное поведение стран Центральной Азии или государств, говорящих на тюркских языках, оказать воздействие на политику может. А если в Афганистане сложится ситуация, как в начале 2000-х годов? Сейчас страны региона могут, конечно, брать в расчет такого союзника по ШОС, как КНР, но все-таки больше всего они сейчас рассчитывают на помощь России. Москва должна осознать, что ей необходимо сосредоточиться на решении задач у себя дома и возле дома.

Смотрите также:

Контекст

  • Дата 22.12.2015
  • Автор Беседовал Виталий Волков