И снова о русскоязычных в Туркмении... | Центральная Азия - события и оценки | DW | 22.06.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Центральная Азия

И снова о русскоязычных в Туркмении...

Cтрана, где проживает 95% туркмен, должна развивать туркменский язык и не может говорить на русском.

«В некоторых газетах говорят, что у нас ущемляют русских, но мы-то знаем, что никого из русских в Туркменистане не ущемляют. За всем этим стоит зависть» – эти слова президента Туркменистана Сапармурата Ниязова во вторник распространили зарубежные информационные агентства. Туркменбаши, выступая на совещании с руководителями силовых ведомств страны, подкрепил свое утверждение следующим своеобразным аргументом: по его словам, страна, где проживает 95% туркмен, должна развивать туркменский язык и не может говорить на русском. Правда, президент заявил также, что в Туркменистане действует закон об обязательном изучении в школах трех языков – туркменского, английского и русского. Наконец, Сапармурат Ниязов напомнил, что в Туркменистане все равны перед законом, а те, кто сбежал из страны и говорит, что их права ущемляются, просто уголовные преступники.

Совершенно иное представление о ситуации с правами национальных меньшинств в республике у главы Туркменского Хельсинского Фонда Таджигуль Бегмедовой. В интервью «НВ» она сказала:

Т.Б. Когда в стране систематически нарушаются права туркмен, трудно ожидать, что права национальных меньшинств там будут боготвориться. Популистские высказывания о том, что права русскоязычного населения не нарушаются, направлены только для международного сообщества. Фактом является, что в Туркменистане в течении 10-ти лет разрушали достигнутый уровень знания русского языка. Это первое. Второе: на последнем заседании Ниязов отметил, что в Туркменистане есть закон об изучении трех языков: туркменского, русского и английского. Однако для изучения русского и английского языков никакой существенной базы, подкрепляющей это, не создается. Международные организации как-то пытаются помочь в этом вопросе, но встречных активных шагов со стороны властей не видно. Напротив, сейчас учителя школ Туркменистана сообщают нам, что с нового учебного года пройдет сокращение, и начнется оно именно с учителей русского языка и литературы. А в будущем планируется постепенная отмена изучения этих предметов в школах. Для отвода газ власти обещают создать центры по изучению русского языка и литературы при министерстве образования. Но зачем разрушать ту базу знаний, которая уже есть и изобретать велосипед? Проблемы остаются и у казахских, и у узбекских, и у корейских детей. ТХФ сообщает о систематических нарушениях их прав.

Таджигуль Бегмедова сообщила программе «Фокус»:

На производстве под сокращение попадают в первую очередь представители этнических меньшинств. У них нет ни своих культурных центров, ни интернет-клубов, о которых они могут только мечтать. Группа граждан сообщила нам, что они бояться проводить христианские колядки, хотя проведение этого праздника ни в коем случае не угрожает национальной безопасности страны. Было время, когда инициативная группа систематически распространяла билеты на спектакли русского театра. Однако из-за опасений преследований со стороны властей, лидеры этой группы перестали привлекать молодежь к культурному обогащению. И последнее. Ожидается, что в этом году пройдет значительное сокращение специалистов, получивших образование за рубежом. В большинстве своем это представители национальных меньшинств, у которых была возможность получить в свое время образование в России, Казахстане, Европе.

В свою очередь, наш корреспондент в регионе Ораз Сарыев получил следующую информацию у представителя министерства Народного образования Туркменистана Акмурада Атаева:

  • русский язык на сегодняшний день практически не преподается в туркменских средних школах по причине отсутствия квалифицированных педагогов, а также из-за нехватки учебных пособий. Туркменская сторона обращалась с просьбой об оказании содействия в этом вопросе к соответствующим российским учреждениям, но ответа получено не было. По словам представителя министерства народного образования, «насильно мил не будешь».
  • Единственная «русская школа», находящаяся в Ашхабаде, была взята под опеку российским посольством, однако никакой реальной помощи от российской стороны она не получила.

    - Бюджет министерства народного образования предусматривает определенные расходные статьи для открытия факультативных курсов русского языка при некоторых школах в областных центрах Туркменистана.

    Как сообщил нашему корреспонденту представитель министерства народного образования Туркменистана А.Атаев, преподавание на английском, а также на турецком языках действительно ведется некоторых средних учебных заведениях республики - в турецких лицеях. Таких в Туркменистане насчитывается несколько десятков, и там преподают в основном турецкие специалисты.

    В свою очередь, необходимо напомнить, что один из главных камней преткновения между Москвой и Ашхабадом по вопросу о нарушениях прав русскоязычного населения Туркменистана – это вопрос о лишении российских граждан собственности. «НВ» не раз сообщала об этом. Некоторые конкретные случаи звучали в наших передачах, имена многих пострадавших пока огласке не приданы. Часть попавших к нам свидетельств и документальных материалов была передана в российскую государственную Думу семь месяцев тому назад.

    Один из тех граждан России, кто открыто утверждает, что власти Туркменистана грубейшим образом нарушили его права собственности – это бывший заместитель главы Центрального банка Туркменистана Аннадурды Хаджиев. Ему удалось вывезти за пределы республики документы, подтверждающие права на имущество, которое было конфисковано по решению туркменских властей.

    АХ: Господин Ниязов любит рассуждать на темы демократии и соблюдения законности. На самом деле законность в сегодняшнем Туркменистане не соблюдается. На основании какого закона меня и мою маму, обладателя российско-туркменского гражданства, лишили жилья? На основании выступления С.Ниязова. А теперь в городском хикимлике, боясь огласки, нам отказывают в выдаче документов о конфискации, понимая, что все это было ими сделано противозаконно. Мои родственники неоднократно интересовались у людей, в настоящее время живущих в нашем доме, на каком основании они там живут. Люди просто отвечают: нас туда вселили. Без документов. О каком соблюдении законности тут может идти речь? Туркменские власти на наши неоднократные заявления и письма не отвечают. В ответ на две ноты российского посольства в Туркменистане о незаконных действиях в отношении моей семьи официальный Ашхабад тоже молчит. Туркменские чиновники просто не могут и не хотят объяснять все произошедшее. Российская сторона – я имею в виду МИД – не предпринимает больше никаких действий, потому что все боятся прогневать С.Ниязова.

    Случай А.Хаджиева – далеко не единственный. Наш корреспондент Ораз Сарыев сообщает, к примеру, о многочисленных нарушениях имущественных прав русскоязычных жителей Ашхабада, проживавших в микрорайоне Мир туркменской столицы. Но это – тема для отдельной передачи.

Также по теме

Реклама