Иностранные эксперты отмечают позитивные сдвиги в экономике Германии | Еуропа и Беларусь | DW | 30.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Иностранные эксперты отмечают позитивные сдвиги в экономике Германии

29.08.2005

Немецкая социал-демократия, как утопающий за саломинку, хватается за любую возможность повысить свои шансы на предстоящих восемнадцатого сентября досрочных парламентских выборах. На заглавную интернет-страницу веб-мастер СДПГ вывесил, например, обложку очередного номера британского журнала «Экономист». На желтом фоне черный германский орел с мощными бицепсами и крупный заголовок: «Удивляющая немецкая экономика». Удивляет автора редакционной статьи не вялая коньюнктура и запредельный уровень безработицы, на что без устали сетуют сами немцы, а совсем наоборот – начавшийся хозяйственный рост, мировое лидерство по экспорту, реструктуризация и инновации местных промышленных компаний, что привело к увеличению их прибылей. «Экономист» называет немцев «супер-конкурентоспособными». Причем, в такой оценке лондонский еженедельник не одинок. Коррьера де ла Сера из Милана: «Германия дает темп, Италия отгребает назад.» Менее высокопарно, но не менее лестно отзываются специалисты инвестиционного банка Голдман Сакс из Нью-Йорка. Цитата: «Положение немецкого народного хозяйства лучше, чем в любой другой стране евро-зоны.»

В сопроводительном тексте на социал-демократическом интернет-сайте указывается, что позитивные сдвиги в экономике Германии – это заслуга «красно-зеленого» правительства Герхарда Шрёдера и, в частности, его программы реформ, известной под названием «Агенда две тысячи десять». Отчасти это действительно так, хотя достигнуто это дорогой ценой. Так, например, стойко высокий уровень безработицы изрядно ослабил позиции немецких профсоюзов, их требования роста зарплат стали скромнее, а в результате относительная стоимость немецкой рабочей силы уменьшилась. В Испании и Италии, скажем, за последние шесть лет она выросла примерно на двадцать процентов, в среднем по Европе – на десять, а здесь осталась почти на том же уровне, что и в самом деле сделало Германию снова привлекательной для иностранных и отечественных инвесторов. По опросу консалтинговой компании Эрнст энд Янг, проведенному среди шестисот семидесяти ведущих зарубежных фирм, ФРГ занимает по этому показателю пятое место в мире, а в Европе – второе, уступая только Польше. Впечатляют экспортные возможности страны. За тот же период поставки из Германии на мировые рынки увеличились с сорока до почти семидесяти миллиардов ежемесячно.

Обнадеживают и экономические показатели самого последнего времени, в частности, оживление деловой активности, пусть медленное, но всё же повышение спроса на внутреннем рынке, постепенное снижение уровня безработицы. На поправку идут дела на немецкой бирже, акции отечественных компаний идут нарасхват. Только за два летних месяца иностранные вкладчики приобрели немецких акций на семьдесят один миллиард евро больше, чем местные – зарубежных. Значит, заграница верит в эффективность германской экономики и предстоящий бум.

Совсем иные настроения, однако, царят в самой Германии. Здесь в упор не замечают собственных достижений. Во-первых, как говориться, лицом к лицу, лица не увидать, а во-вторых, сказываются особенности национального характера немцев и их политической элиты. В стране явный дефицит оптимизма, жизнерадостности и уверенности в завтрашнем дне. И обложка «Экономиста» такое положение вряд ли изменит. Тем более, что его анализ верен только на одну половину. Позитивные сдвиги в экономике Германии объясняются не только началом действия реформ Шрёдера, но и ожидаемой деловыми кругами смены власти в Берлине, надеждами предпринимателей на куда более прорыночный курс нового правительства. Их активность – это своего рода аванс. И, кстати, черный немецкий орел в «Экономисте» изображен на желтом фоне. Возможно, это и совпадение, но уж очень знаменательное. Черный – это политический цвет немецких консерваторов, а желтый – либералов. Скорее всего, они и выиграют предстоящие выборы, а затем сформируют правительственную коалицию.

В берлинскую школу теперь идут с пяти лет, а первые три класса учатся вместе

Летние школьные каникулы в Германии подходят к концу. В некоторых федеральных землях, например, в Баварии, Баден-Вюртемберге, Гессене еще отдыхают, но вот здесь в Берлине новый учебный год уже начался, причем, с серьезными новшествами в системе школьного образования. Рассказывает Катя Петровская.

Cлухи о достоинствах немецкой системы образования сильно преувеличены. Вернее, они просто сильно устарели. В былые времена каждый уважающий себя студент должен был проучиться в Германии хотя бы один семестр. Сейчас трудно представить современного Ленского, который «из Германии туманной привез» хотя бы немного ученых плодов. Не только немецкие студенты, но и немецкие школьники по уровню образованности занимают одно из самых последних мест в Европе. По результатам международных исследований Pisa, проверявших навыки и умения школьников из 31 индустриальной страны, немецкие школьники занимали в лучшем случае 20 место. По отдельным предметам и того хуже. Шок, произведенный результатами исследований, сослужил хорошую службу. Застывшая образовательная система Германии, наконец, пришла в движение.

Особенно это стало заметно в Берлине, где школьная реформа уже вступила в силу и охватила почти все уровни школьного образования. Но самые большие потрясения произошли в начальной школе. Во-первых, снизился «возрастной ценз»: если раньше в Берлине в школу шли только те, кому уже исполнилось шесть лет, то по новому закону пошли и те дети, кому пока только 5 с половиной, а шесть исполнится до конца этого года. И в одном классе оказываются те, кому исполняется 7 и те, кому только в декабре будет 6. Этому новшеству радовались многие родители. Дело в том, что в основной массе местных детских садов нет никакой программы, там ничему не учат, а детей просто пасут. Идти в школу в такой ситуации – прекрасный выход.

Одна из осчастливленных реформой мамаш пояснила:

«Я думаю, что у детей в этом возрасте – как раз между пятью и шестью - иногда и немного раньше, - безумная страсть к обучению, они просто хотят все знать. Они хотят учиться читать и учиться писать, у них сейчас как раз такая энергия, - самое время их мотивировать»

Из-за прилива пятилетних детишек в первый класс в Берлине в этом году идет на 13 тысяч детей больше, чем в прошлом. А это означает, что на работу нужно было взять сотни новых учителей, организовать сотни новых помещений.

Еще весной ситуация казалось катастрофической, особенно в берлинском районе Пренцлауерберг. Ведь по рождаемости на душу населения этот район пару лет назад вышел на первое место в Европе. И к этому еще добавим на 50% больше детей, идущих в школу в этом году. Разумеется, школы оказались безнадежно переполненными. Моя дочь – одна из таких пятилеток, ставших школьницей, благодаря новому закону. В ближайшей школе, где в прошлом году в трех первых параллельных классах, училось около 70 детей, в этом году должны были начать обучение около 130! Были и петиции, и демонстрации.

Но катастрофы не произошло – в школе открыли еще один класс, а в других довели количество учеников в классе до 30. Некоторые из многочисленных двуязычных родителей этого района отдали детей в специальные – итальянские, американские, французские школы. Почти все такие школы на Западе Берлина, где все-таки не так много рожают. Это часть берлинской реформы смахивает на политическую акцию. К примеру, в Баварии – образовательному лидеру Германии – подобное «понижение возрастного ценза» в школах заняло 6 лет, реформу растянули, снизив тем самым резкое повышение количества учеников.

Кристоф: „Проблема заключается в том, - рассказал папа еще одного «эксперементального» ребенка, - что берлинская образовательная система инициировала очень хорошую реформу, но недостаточно снабдила ее персоналом. Нужно было систематически в каждый первый класс поставить двух учителей. Тогда бы уже никто не мог говорить о трудностях индивидуального подхода, даже если в классе 27 человек»

Другая часть реформы затрагивает содержательную сторону обучения. Отныне в младшей школе детям дано три года на овладения основными навыками чтения, письма и счета. Границы классов как бы открыты, классы будут соединены между собой – от личного темпа каждого зависит скорость обучения. Быстрые не скучают, у них есть шанс «перепрыгнуть через класс» и попасть в более продвинутую среду, у тех, кому надо больше времени – не возникает комплексов, они не числятся во «второгодниках». Это хорошая возможность для взаимного обучения и сбалансирования скорости развития.

« Мне кажется, эта школьная реформа, что проводится в Берлине, а именно, что дети уже в 5 с половиной идут в школу, и то, что обучение «разновозрастных» детей (jahr übegreifendes prinzip ) - хорошей идеей . Таким образом, учитель просто не может заставить детей как бы в одном темпе идти к определенной учебной цели. Теперь он вынужден обращать внимание на потребности и таланты отдельного ребенка».

Конечно, любая реформа – это не то, что написано на бумаге, а то, как она осуществляется. И все зависит, в конце концов, от конкретного учителя. Хорошего учителя не «наколдуешь», а плохого не «реформируешь». Но нам ли пережившим превратности советской школьной системы этого бояться?

А дети, как всякие дети, которые еще не поняли, что школа это очень-очень надолго, просто рады, несмотря ни на какие трудности адаптации. Весь первый день школы моя дочь промолчала, а когда я ее спросила, в чем же дело, она сказала:

«Я так рада, что я пошла в школу, я так рада, что не могу ничего сказать».

Так что, как говаривал один подводник, положение хорошее, но не безнадежное.

Рассказывала Катя Петровская. А теперь – еще одна страничка радиожурнала

Новости «Русского Берлина».

В восточноберлинском районе Лихтенберг официально открылся детский сад «Матрешка». Садик на 90 мест работает с мая. По поводу окончания летних каникул его администрация устроила праздник, на который пригласила районных политиков и журналистов. Воспитатели «Матрешки» говорят на двух языках. Туда ходят как русские, так и немецкие дети. Это уже второй детский сад, открытый в Берлине обществом «Митра», которое создано педагогами-мигрантами из бывшего СССР. У общества двоякая цель- помочь русскоязычным детям интегрироваться в Германии и в то же время сохранить их культурные традции.

Ватерпольной команде «Шпандау-04» грозит потеря лучшего игрока. Александр Чигирь получил от спортивного клуба из Казани предложение подписать договор сроком на три года. Чигирь - вратарь мирового класса. В Берлине он живет уже несколько лет, стал гражданином Германии и выступает теперь за сборную этой страны. В Казани ему пообещали невиданную по меркам водного поло зарплату – 400 тысяч евро...

Берлинское общество «помощи детям Чернобыля» отметило пятнадцатилетний юбилей. Оно ежегодно предоставляет юношам и девушкам из Белоруссии возможность отдохнуть и пройти медицинское обследование в немецкой столице. Общество, которое финансирует свою работу за счет пожертвований, размещает молодых белорусов в одном из особняков района Кладов, который богат лесами и озерами. Сейчас там находится группа в составе 20 человек...

В необычную переделку попал московский музыкант Дмитрий. Месяц назад он выступал на фестивале в Германии. Его обвинили в торговле наркотиками и посадили в тюрьму. Позднее Дмитрий был оправдан и освобожден. Ему оплатили билет в Москву. Но в пограничном Франкфурте-на-Одере музыканта ссадили с поезда, так как его польская транзитная виза истекла. Путешественника вернули в Берлин. Но польское консульство отказалось переоформить ему визу, потому что у Дмитрия не было ни денег, ни немецкого вида на жительство. Немецкие власти требуют, чтобы музыкант покинул Германию. Но сделать этого он пока не может. Найти выход из запутанной ситуации пытаются посольство России и одно из благотворительных обществ немецкой столицы...