″Евровидение″ не дает покоя немцам | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 19.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

"Евровидение" не дает покоя немцам

Первая попытка провести в Германии отборочный конкурс на участие в "Евровидении" без скандалов и вульгарности не увенчалась успехом. Комментарии немецкой прессы.

default

Мнение экспертов: конкурс не удался

"Раньше придурковатые барды, а теперь огромная скука",- резюмирует журнал Spiegel итоги прошедшего в прошлые выходные на телекомпании ARD отборочного конкурса на участие в фестивале "Евровидение 2005". "Посредственные интервью, примитивные тексты и плохая музыка", - вторит ему газета Zeit. Поэтому выделиться на этом фоне, по мнению газеты, можно было лишь прической "ирокез" розового цвета и нетрадиционной сексуальной ориентацией, как певица Виллиан, или блестящим, но не очень прочным бюстгальтером, как победительница шоу Грациа Баур.

Однако, как подчеркивает в своем комментарии газета Süddeutsche Zeitung , в этот раз конкурс впервые почти напоминал настоящий фестиваль поп-музыки. Организаторы обратились к звукозаписывающим компаниям направить молодых известных исполнителей. В заключение выступила прошлогодняя победительница "Евровидения" Руслана и бывшая участница группы "Spice Girls" Эмма. Перед началом конкурса сотрудник телекомпании NDR Юрген Майер-Беер многократно подчеркивал, что в этот раз в центре внимания будут исполнители, а главной целью – успешное участие в "Евровидении". "Наверное, это была главная ошибка", - иронизирует Süddeutsche Zeitung, указывая на то, что число зрителей сократилось на 2 миллиона по сравнению с прошлым годом.

Десятилетие скандалов

В последнее десятилетие конкурс деградировал до площадки, которую не самые видные и часто лишенные таланта представители немецкого шоу-бизнеса использовали для повышения своей популярности на несколько дней. Среди них были, например, участник телешоу "Big Brother" (российский аналог "За стеклом") Златко, "милый, но совершенно бесталанный педагог из Трира" (SZ) Гильдо Хорн, ведущий телешоу Штефан Рааб с "очень содержательной" песней "Waddehaddedudeda" или мюнхенский модельер Мосхаммер, даже на сцене не разлучный со своей собачкой Дэйзи.

"Европа смеялась над этой чепухой"

Последние шесть лет сопровождались многочисленными угрозами композитора Ральфа Зигеля отказаться от участия в конкурсе, и в последний момент он каждый раз снова соглашался, замечает газета Zeit. 17 раз песни Зигеля звучали на "Евровидении", а успеха смогла добиться одна лишь певица Николь в 1982 году. "И в этот раз Зигель состряпал для дуэта Зюсмильх-Матиас песню "A Miracle of Love", которая больше подходит для для семейного рождественского вечера", - пишет Zeit. А по мнению Süddeutsche Zeitung "многие попытки Зигеля не понравились никому за границей – Европа смеялась над этой чепухой".

Странные ассоциации

С содержанием текстов песен и в этот раз было не все ладно. Впервые по задумке устроителей участники шоу перед исполнением песни коротко представлялись телезрителям и зачитывали отрывок из своей песни. Именно это, по мнению газеты Zeit, в большинстве случаев отчетливо показало бессмысленность или абсурдность текстов.

Кроме того, глядя на исполнителей и слушая их композиции, возникали довольно странные ассоциации, подчеркивает газета Zeit. Так, в песне группы Königwerk, которую исполняла Диана Кениг, находящаяся на последнем месяце беременности, была строчка: "Даже если я его завтра потеряю…" Песня гамбургской группы Orange Blue невольно напоминала о цунами в Азии: "Миллион капель слез сливается в океан, и только любовь способна остановить волну…"

Не все так страшно

На Евровидении в Киеве 21-го мая Германию будет представлять Грациа Баур с песней "Run & Hide" ("Беги и прячься"). Объявленная победительницей конкурса, певица на сцене так бурно радовалась, что лопнул ее бюстгальтер. "Остается надеяться, что Грациа выступит в Киеве в более прочном белье, а украинцы не воспримут всерьез ее призывы бежать и спасаться", - заключает газета Zeit.

Сергей Гуща

Контекст

Реклама