″Дочь шпиона″ - фильм о двойном агенте КГБ и ЦРУ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 23.06.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

"Дочь шпиона" - фильм о двойном агенте КГБ и ЦРУ

В течение 18 лет разведчик Имант Лешинский был двойным агентом. Потом стал перебежчиком. Как сложились его судьба и судьбы его близких? Об этом - "Дочь шпиона".

Фильм "Дочь шпиона", премьера которого прошла сейчас в Германии, - это коллаж, в котором - множество документальных видео- и аудиоматериалов, озвученных дневниковых записей сорокалетней давности, семейных фотографий, интервью с участниками событий и экспертами. Между ними - вставные игровые сцены. Самое сильное впечатление производит, конечно, главная героиня Иева Лешинска, которая рассказывает историю своего отца - двойного агента, работавшего и на КГБ, и на ЦРУ, ставшего невозвращенцем. Волею судьбы Иева оказалась участницей и жертвой шпионских игр холодной войны.

Разведчик Имант Лешинский

Ее отец Имант Лещинский (обычно его называют Лещинским, но это, по словам дочери, распространеная ошибка) родился в 1931 году в Латвии, после войны окончил престижную гимназию, был умницей, эрудитом, знал несколько языков. В 1956 году стал сотрудником КГБ под кличкой "Ивартс". Вместе с женой его готовили к нелегальной работе в Западном Берлине, но что-то не получилось.

Имант Лещинский

Имант Лещинский

Позже Лешинский сопровождал советскую команду на нескольких Олимпийских играх, часто выезжал на Запад. Главным объектом его работы были мигранты из стран Балтии, поиск и вербовка молодых левых.

В 1960 году, во время летней Олимпиады в Риме, Имант Лещинский пришел в посольство США и попросил политическое убежище. Но его уговорили подождать с этим и поработать на американскую разведку.

Через 18 лет майор КГБ Лешинский вместе со своей второй женой, бухгалтером советской миссии в Нью-Йорке, и дочерью Иевой, приехавшей погостить из Риги, стал невозвращенцем. Их дело тогда несколько отошло на второй план, потому что раньше, в том же 1978 году, к американцам перешел Аркадий Шевченко - заместитель генерального секретаря ООН, самый высокопоставленный советский дипломат, который когда-либо работал на ЦРУ, близкий семье Громыко человек.

Имант Лешинский тоже был аппаратчиком довольно высокого уровня. В течение нескольких лет он возглавлял латвийский республиканский Комитет по культурным связям с соотечественниками за рубежом, вел пропагандистскую работу среди мигрантов, организовывал их поездки в Советскую Латвию... Но главной была разведывательная работа, о чем Лешинский говорит и в интервью, ставшем частью документального фильма.

Советская девочка попала в американский рай

Комитет по культурным связям с соотечественниками за рубежом был фактически филиалом КГБ. Судя по всему, весьма успешным. Работу Лещинского на ниве "невидимого фронта" ценили высоко, и он пошел на повышение: его направили на постоянную работу в США, в секретариат ООН. О том, как доверяли Лешинскому в КГБ, говорит и тот факт, что к нему отпустили в США на летние каникулы 19-летнюю дочь-студентку. В советское время - очень большая редкость.

Имант Лешинский, его первая жена Марта и дочь Иева. 1960-й год. Фото из семейного альбома

Имант Лешинский, его первая жена Марта и дочь Иева. 1960 год. Фото из семейного альбома

Иева рассказывает, что выросла абсолютно советской девочкой. "Я верила советской пропаганде, - говорит она, - верила всему, что показывали по телевизору". С отцом ее близкие отношения не связывали: родители развелись, когда ей было шесть лет, и в Риге она встречалась с ним, по ее словам, раз в два-три месяца в кафе или ресторанах.

Но Иеве, конечно, нравилось, что у нее такой импозантный отец. В модных очках, в дорогих костюмах, пахнущий импортным одеколоном... Но чем точно он занимался, она представления не имела. "Я знала только, - говорит Иева, - что отец - важная персона".

Каково же было ее потрясение, когда в США отец объявил ей, что хочет уйти к американцам и предложил ей выбрать: остаться с ним или вернуться в Латвию к матери. Ответ нужно было дать буквально в течение нескольких минут. Иева, потрясенная Америкой ("Я как будто попала в рай", - вспоминает она сегодня), решила не возвращаться.

Перебежчики: новое имя, новая биография

Ее мать Марта в фильме тоже появляется. Она рассказывает, как к ней в Риге пришли сотрудники КГБ и заставили написать дочери слезное письмо, что она и сделала. И писала потом дочери такие письма ("тебя обманывают, не верь им, я не могу без тебя, возвращайся, ничего тебе не будет") чуть ли не каждую неделю. Даже сегодня, вспоминая об этом, Иева выходит из себя: "Мне и так было плохо, одиноко, а тут еще такие письма! Почему она ни разу не написала просто: "Как у тебя дела? Надеюсь, все хорошо"...

Официально, кстати говоря, в Риге сообщали, что Лешинский, человек весьма известный, стал перебежчиком, потому что поддался на уговоры своей второй жены.

Имант Лешинский и его вторая жена Расма принимают гражданство США

Имант Лешинский и его вторая жена Расма принимают гражданство США

3 сентября 1978 года семья Лешинских перестала существовать. В ЦРУ Иманту, его второй жене и Иеве выдали новые документы. Они стали немцами, эмигрантами из ГДР. Прежнюю жизнь перебежчикам приходится забывать, рассказывает в фильме ветеран ФБР: у них - новое имя и новая биография. Имант Лешинский носил с тех пор имя Петера Дорна (оно выбито и на его надгробной плите на кладбище в маленьком городке в Западной Виргинии), Иева стала Эвелин Дорн.

Загадочная смерть двойного агента?

Первые годы Дорны-Лешинские жили незаметно, но после советского вторжения в Афганистан Имант стал выступать публично, рассказывая о тайной работе КГБ. На одной из пресс-конференций, например, он заявил, что все атташе и секретари советских посольств латышского или эстонского происхождения либо были кадровыми офицерами КГБ, либо сотрудничали с разведкой. С дочерью они часто ссорились. Отец много пил, говорил ей обидные вещи.

В 1985 году Лешинский умер от инфаркта. Это - официальная версия. В фильме делаются недвусмысленные намеки на то, что столь ранняя смерть (двойному агенту было тогда 54 года) не могла быть случайной, что обстоятельства ее остались невыясненными и, возможно, Лешинского устранили. Авторы фильма даже спросили об этом у живущего в США бывшего генерала КГБ Олега Калугина, но тот лишь сказал, что, хотя таких перебежчиков заочно приговаривали в СССР к высшей мере и искали, на территории Соединенных Штатов не было ни одного политического убийства, совершенного советской разведкой. И многозначительно добавил: "Другое дело - Европа..."

Иева довольно быстро вписалась в новую жизнь в Америке. Обзавелась друзьями, изучала в университете в Огайо английский язык и мировую литературу, вышла замуж за коренного американца (он тоже появляется в фильме). Но даже ему она не рассказала о том, кем она является в действительности. После смерти отца Иева переехала в Мюнхен, где работала на радиостанции "Свободная Европа". Когда Латвия вновь обрела независимость, вернулась в Ригу. У нее теперь - прежнее имя, подрастает дочь. Иева работает журналистом и переводчиком, переводит английских авторов. Но прошлое, так круто изменившее ее жизнь, не дает ей покоя.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама