Госпожа канцлер | Еуропа и Беларусь | DW | 17.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Госпожа канцлер

15.10.2005

Восьмым канцлером Федеративной республики Германия станет председатель ХДС Ангела Меркель – первая в истории страны женщина на этом посту. За своё согласие снять кандидатуру Герхарда Шрёдера социал-демокарты взяли большую цену – восемь из четырнадцати министерских портфелей, которые тут же и были розданы заслуженным членам партии. Кроме того, консерваторам пришлось пожертвовать некоторыми из своих неолиберальных политических установок. Правительство «большой коалиции» еще не создано, но уже начинает транжирить общенародные деньги.

Удивительным образом всё-таки устроены головы у нас, журналистов. Самой интересной и привлекательной нам кажется та информация, которой еще нет. А то, что уже стало известным – это так, отработанный пар. Вот и в прошлый понедельник, едва агентства с пометкой «молния» сообщили о том, что будущим канцлером Германии всё-таки станет Ангела Меркель, интерес пишущей и снимающей братии к ЭТОЙ новости сразу пропал. Начались спекуляции о том, кем она, собственно, будет командовать в будущем правительстве большой коалиции. Поначалу стали известны только цифровые данные. Социал-демократы в обмен на свое согласие избрать Ангелу Меркель главой будущего правительства, а также представителя консервативной фракции председателем парламента будут иметь восемь министерских постов, в том числе такие ключевые, как иностранных дел, финансов и труда. Представители ХДС/ХСС получат в будущем правительстве только шесть министерских портфелей. Однако, это не значит, что Ангела Меркель станет главой фактически социал-демократического кабинета министров.

Паритет будет обеспечен фигурой самого канцлера, а также руководителя ведомства федерального канцлера, также имеющего ранг полноправного министра. Что касается персонального состава будущего правительства, то сразу стало известно только одно назначение. Партнер Ангелы Меркель, баварский премьер-министр и лидер ХСС Эдмунд Штойбер переедет из Мюнхена в Берлин и займет влиятельный пост министра экономики и новых технологий с полномочиями еще и по европейским индустриальным делам. Среди кандидатов ХДС/ХСС на должность министра внутренних дел называют Гюнтера Бекштайна также из Баварии и Вольфганга Шойбле, который в прошлом – при канцлере Коле - уже был им. Окончательно свой министерский список консерваторы намерены утвердить на будущей неделе. А вот социал-демократы с этой задачей справились на удивление оперативно, всего за три дня, к четвергу.

Свои посты в будущем правительстве сохранят три женщины из прежнего кабинета – главы ведомств юстиции, по делам развивающихся стран и здравоохранения. Бурными были спекуляции в середине недели в отношении будущего министра иностранных дел. Ведь в прежних коалициях именно глава внешнеполитического ведомства был по совместительству еще и вице-канцлером. Члены президиума СДПГ уговаривали Герхарда Шрёдера, мол, давай Герд, ты нам еще нужен, только ты способен обеспечить достойный уровень социал-демократического влияния в будущем правительстве. Но Шрёдер не захотел идти замом к Меркель хоть и примет участие в официальных переговорах о формировании большой коалиции, которые начнутся в следующий понедельник. С его же, наверное, подачи министром иностранных дел социал-демократы решили поставить доверенное лицо Шрёдера, нынешнего шефа ведомства федерального канцлера Франка-Вальтера Штайнмайера, который пока не сильно отличился на поприще внешней политики. Но это дело наживное. Главное, он обеспечит определенную преемственность внешнеполитического курса ФРГ, что, например, немаловажно для России. Вице-канцлером, однако, Штайнмайер вопреки немецкой политической традиции не будет. Роль социал-демократического противовеса консервативному главе правительства решил взять на себя сам председатель СДПГ Франц Мюнтеферинг на посту министра труда и социальных дел. Он намекнул на это еще в начале недели:

Что касается меня лично, то я всегда говорил, что с радостью занимаю посты председателя фракции и партии, но никогда категорически не исключал мой переход в правительство. Вот на основании этого и попробуйте написать свой комментарий.

Журналисты, однако, даже не успели взяться за перья. Всё быстро стало на свои места. А в остальном - бледного бухгалтера Ханса Айхеля сменит на посту министра финансов Пеер Штайнбрюк из Северного Рейна – Вестфалии, самым молодым – сорок шесть лет - будет министр экологии нижнесаксонец Зигмар Габриэль. В результате, в центральном правительстве окажутся два бывших земельных премьер-министра, смещенные со своих прежних постов и уступившие их консерваторам после поражения на региональных выборах. Удачным можно считать назначение на должность министра транспорта и по развитию востока Германии популярного в бывшей ГДР бургомистра Лейпцига Вольфганга Тифензее. Его, между прочим, уже звали в Берлин, однако, работать под началом Шрёдера он в свое время отказался. Вот такой будет социал-демократическая часть будущего правительства ФРГ.

Впрочем, для жителей страны его персональный состав в общем-то вопрос второстепенный. Куда важнее программа действий. И тут надо сказать, что на зондирующих переговорах с консерваторами в широком и в узком кругу социал-демократам удалось выторговать не только восемь министерских постов, но и добиться отказа лидеров ХДС/ХСС от изрядной доли их прежних затей. Достигнута договоренность по четырем немаловажным пунктам. Ангела Меркель:

Первая заключается в том, что начиная с две тысячи десятого года как минимум три процента валового внутреннего продукта будут выделяться на научно-исследовательские цели.

Вторая заключается в том, что мы по-прежнему считаем необходимыми внетарифные производственные союзы, но договоренность о них должна достигаться в диалоге с социальными партнерами.

Тем самым консерваторы отказались от одного из своих главных предвыборных намерений узаконить снижение на предприятиях заработных плат во имя сохранения рабочих мест, что значительно подорвало бы влияние – или засилье - немецких отраслевых профсоюзов. Ангела Меркель далее:

В третьих мы намерены провести налоговую реформу, но решили отказаться от планов взимать налоги также с заработанного в воскресные и праздничные дни. И в четвертых, в том что касается поддержки семей, мы обсудим и наше предложение о введении необлагаемой налогом части дохода на каждого её члена, взрослых и детей, и идею родительского пособия.

Родительское пособие – чисто социал-демократическая идея. Она состоит в том, чтобы в целях повышения рождаемости выплачивать на протяжении года тому, кто уходит в декретный отпуск, государственное пособие в две трети от прежней зарплаты, но не более тысячи восьмисот евро. Это значительно выше, чем сегодняшнее вспомоществование на воспитание детей. Консерваторы предлагали просто не облагать налогом долю в восемь тысяч евро в год на каждого члена семьи из её общего дохода. Скрещивание обоих предложений обойдется в изрядную сумму. А еще в целях снижения кадровых издержек производства стороны обещают уменьшить отчисления в фонд страхования на случай безработицы, что пошло бы на пользу и работающим, и предпринимателям. Где взять такую прорву денег? В бюджете и так шаром покати. Христианские демократы собирались профинансировать намеченные реформы повышением с шестнадцати до восемнадцати процентов налога на добавленную стоимость. Но этот вопрос теперь открыт, социал-демократы выступали против. Выходит, что правительство большой коалиции еще даже не создано, но уже начинает транжирить деньги, умалчивая о том, кто будет класть их в государственную тумбочку.

В центре Берлина в этом году появилась новая достопримечательность. В силу положения и величины пройти мимо этого места практически невозможно. Здесь всегда много людей и днем, и поздно вечером, и в солнце, и в плохую погоду. Репортаж Кати Петровской.

Нет, это не детская площадка, хотя дети здесь играют в прятки, это не спортивный комплекс, хотя тинеджейры здесь могут хорошенько «размяться». Здесь, на огромной территории равной двум футбольным полям построен мемориал жертвам Холокоста.

Гервин Цоллен – архитектор и небезысвестный берлинский интеллектуал рассказывает:

«Этот мемориал с одной стороны – место памяти. Памяти тех многих миллионов евреев, которые были уничтожены немцами во времена третьего рейха. Это цель и официальная функция этого места, но в то же время – здесь каждый день бурлит жизнь, сюда приходят туристы, это одно из самых посещаемых мест в самом центре между Бранденургскими воротами и площадью Потсдамерплатц»

Может, это звучит немного странно, но Мемориал – не только оживленное, но и живое место. Публика здесь очень пестрая – немецкие школьники, какие-то сомнительные личности, мамы с колясками, сознательные студенты, притащившие сюда своих родителей, прилизанные богачи и солидные мужи из соседних банков и правительственных зданий. Кроме того, здесь очень много совсем простых людей. А таксисты называют это место просто – «Холо».

Хотя мемориал производит монументальное впечатление – он лаконичен и абстрактен. В строго геометрическом порядке, как войско на параде, здесь выстроены цементные блоки разной высоты – от полуметра до четырех с половиной. Некоторые из них слегка наклонены. Между цементными блоками, которых всего 2711 штук, в довольно узких коридорах - каждый в своем темпе - бродят люди. Первый встречный оказался немолодым австрийцем Карлом Лебстером, которого привел сюда его берлинский племянник:

«Понятно, что это место заставляет задуматься, да, конечно, я здесь думаю о евреях.. Этот мемориал мне говорит ровно столько же, сколько Берлин как таковой в эти 4 дня, что я здесь, ведь история национал-социализма и антисемитизма – это то, что вас преследует в любом уголке Берлина. Мой племянник сказал, что я просто обязан сюда прийти» .

Когда заходишь на территорию мемориала - а он ничем не отгорожен от улицы – блоки не выше человеческого роста, как заготовки для памятников на кладбище. Здесь все еще человеческого измерения. Потом тропинка резко уходит вниз, блоки как будто вырастают из под земли, становятся значительно выше человека, а почва просто уходит из под ног, как будто попадаешь в воздушную яму. Слышны и беготня и хохот детей, на доли секунды мелькают лица людей в просветах между блоками и, в принципе, виден даже выход– но ощущение какого-то экзистенциального беспокойства уже не покидает. У каждого здесь свой крутой маршрут. Многие здесь не говорят об истории, они пытаются понять, что ощущают:

«Я чувствую себя как бы потерянной, чем выше эти штуковины, тем как-то больше ощущение безвыходности», -

сказала одна пожилая дама. Ей вторит молодая мамаша, толкающая перед собой коляску, как раз помещающуюся в проход. Она пришла сюда со всеми своими детьми:

«Да это и вправду сильное чувство, когда спускаешься вниз. Мне было бы гораздо тягостнее как-то, если бы я пришла сюда без детей, а они здесь играют вот в прятки».

Подростки полюбили здесь прыгать по блокам – блоки разной высоты, вот и спортивная задача налицо. Об этих «нарушителях» писали немецкие газеты – богохульство мол, неуважение. Некоторых посетителей это просто раздражает, а Карл Лебстер – высказался за свободу самовыражения.

«Тот, кто построил этот мемориал, задумал его именно так, не для того, чтобы люди ощутили здесь чувство вины и не для того, чтобы им становилось физически плохо. Идея в том, чтобы люди как-то переживали здесь эту тему – а как именно каким-то вот таким смешным образом или вдумчиво и созерцательно – это уже не так важно»

Здесь же бродят недоступные для журналистов дизайнеры и разговаривают по мобильным телефонам – выглядит это дико, потому что там где-то в середине мемориала можно действительно что-то понять о жизни и смерти. Так кому они звонят?