Голосуйте за меня: я утратил доверие! | Германия из первых рук | DW | 22.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Голосуйте за меня: я утратил доверие!

21.07.2005

Голосуйте за меня: я утратил доверие! Вот, примерно в такой предвыборной ситуации оказался Канцлер Германии Герхард Шрёдер. Что же он и его партия - социал-демократы могут обещать избирателю накануне досрочных выборов?

Вот это будет наша первая тема сегодня. А вторая тема - коррупция в Германии. Сначала был скандал в концерне «Фольксваген», теперь вот скандал на фирме «Инфенион». А, может быть, коррупция уже становится нормой поведения менеджеров и чиновников в Германии? Но давайте начнём с политики. Мы уже представили Вам все более или менее крупные политические партии Германии и их программы. Социал-демократов я оставил напоследок, потому что это - правящая партия, партия канцлера. А музыка будет звучать из радио-шоу, названного в честь канцлера «Герд». Солист шоу Эльмар Бранд пародирует канцлера. Слова можно даже и не переводить. Помните, была такая передача «Куклы» на российском телевидении? Так вот, в «Герд-шоу» над канцлером издеваются. Может быть, не так остроумно, как над российскими политиками в «Куклах», зато, пожалуй, ещё покруче. Канцлер, возможно, и возмущён таким чинонепочитанием, таким хулиганским отношением к своей персоне, но отменить шоу не может, на то она и демократия.

Голосуйте за меня: я утратил доверие!

Старт досрочным выборам дал сам канцлер Герхард Шрёдер. Дело в том, что правящая коалиция проигрывала выборы в одной федеральной земле за другой. Кроме того, в социал-демократической партии наметился раскол между так называемыми «центристами» и левыми. Тем не менее, Канцлер мог бы худо-бедно доправить до осени 2006-го. Но худо-бедно он не захотел. И поставил в парламенте вопрос о доверии себе самому:

«Для моей партии и для меня горькое поражение на выборах в парламент федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия стало последним звеном в цепи болезненных неудач на выборах. Очевидное изменение соотношения сил привело меня к выводу, что без новой легитимации со стороны суверена - народа Германии - я больше не в состоянии успешно проводить свою политику. Я ставлю вопрос о доверии с одной единственной, ясно сформулированной целью: я хочу внести на рассмотрение президента страны предложение о роспуске Бундестага 15-го созыва и проведении досрочных парламентских выборов».

Такой сложный ход объясняется тем, что у Германского Бундестага нет права самороспуска. Принять решение о досрочных выборах может только президент страны при условии, что правительство утратило большинство в Бундестаге. Проблема для Герхарда Шрёдера, однако, состояла в том, что он-то этим большинством голосов располагал. Поэтому ему пришлось упрашивать самых верных своих сторонников выразить ему недоверие или хотя бы воздержаться при голосовании. В результате Канцлер угодил в совершенно абсурдную ситуацию: депутаты от его собственной социал-демократической партии выразили ему недоверие, чтобы открыть возможность для досрочных выборов. А на эти выборы он идёт во главе социал-демократической партии, и просит избирателей оказать ему доверие. Одним словом, голосуйте за меня, я утратил доверие! У избирателя от такой эквилибристики голова кругом идёт. У предвыборного штаба социал-демократов тоже. С одной стороны, надо убедить избирателя в том, что правительственная политика последних семи лет была успешной, а, с другой, предложить тому же избирателю что-нибудь новое. Иначе зачем ему голосовать за нового старого канцлера, который сам себе не доверяет? Вот, как пытается найти квадратуру круга Председатель Социал-демократической партии Германии Франц Мюнтеферинг:

«Это было хорошее время, эти семь лет, и мы хотим продолжить эту политику в ближайшие четыре года. Мы знаем, нам многое удалось сделать за это время, но многие меры ещё не дали результата, кое-что ещё предстоит реализовать. Вот этому и уделено основное внимание в принятой нами программе. Мы называем её манифестом, потому что это не полная политическая программа. Мы попытались в концентрированной форме обозначить основные пункты».

«Манифест» получился объёмом в 42 страницы. Если отбросить все полемические выпады против политических противников и обычные для всех партийных программ трескучие фразы, то нововведения сводятся к следующему: во-первых, социал-демократы предлагают установить минимальные размеры заработной платы. Во-вторых, они намерены продлить сроки выплаты пособий по безработице для людей старшего возраста. В третьих, преобразовать пособия по воспитанию ребёнка в так называемые «родительские выплаты». Они должны составлять 67 процентов от предыдущей зарплаты. И, наконец, социал-демократы предлагают повысить на три процента подоходный налог для самых богатых. В их представлении, самые богатые - это те, кто зарабатывает в год больше четверти миллиона евро. Для женатых или замужних порог «супербогатства» установлен в полмиллиона евро в год. Оппозиция тут же окрестила эти планы «налогом зависти». Финансовые эксперты указывают, что, даже не учитывая бюрократических расходов на сбор такого дополнительного налога, поступления в бюджет могут составить от одного до полутора миллиардов евро. А это - капля в море. Кроме того, «налог зависти» может только ускорить бегство капитала из страны. Да и сам Канцлер всего несколько месяцев тому назад был категорически против, но вынужден был уступить под давлением левого крыла своей партии. А «левым» такой символический жест был просто необходим, чтобы продемонстрировать заботу о «маленьких людях». В общем, и целом, нововведения в предвыборном манифесте сводятся к значительному повышению расходов на социальные нужды. Но откуда взять деньги, если министр финансов Ханс Эйхель уже несколько лет подряд сводит бюджет с дефицитом более трёх процентов? Представительницу левого крыла социал-демократов Андрею Налес такие мелочи не волнуют:

«Вопрос финансирования, в принципе, конечно, оправдан. У нас тяжелое положение с бюджетом, но мы ведь и не предлагаем ничего, что не было бы профинансировано за счёт доходных статей бюджета».

Финансовые эксперты придерживаются совсем иного мнения. Они указывают, что такую предвыборную программу может предлагать только партия, которая и не надеется снова прийти к власти. А будущей оппозиции всегда легче раздавать несбыточные предвыборные обещания, чем тем, кто собирается на деле править страной. Сам Канцлер Шрёдер такие обвинения категорически отвергает:

«Я буду бороться за то, чтобы мы не довольствовались хорошим местом в предвыборной гонке. Мы, социал-демократы, гордая партия и боремся за победу».

Против гордых планов Герхарда Шрёдера говорит то, что он и перед предыдущими выборами щедро раздавал обещания, выполнения которых немцы за семь лет его правления так и не дождались. Вот самое главное: ещё в 1998-ом году канцлер обещал как минимум наполовину сократить число безработных в стране, и даже предложил оценивать его работу по сокращению числа безработных. И что же? С тех пор количество безработных неуклонно росло. Может быть, поэтому далеко не все разделяют сегодняшний оптимизм канцлера. Вот мнение лидера социал-демократов в федеральной земле Саар Хайко Мааса:

«Ну, да, надежда умирает последней. Фаворитами на старте нас не назовёшь. Но на моей памяти решающими были самые последние дни и недели перед выборами. Нам будет трудно, но, может быть, наши противники радуются слишком рано».

Среди рядовых членов СДПГ настроение ещё хуже. Возьмём город Гельзенкирхен. Это - Рурская область, которую долго называли «сердцем» социал-демократии. Вот и Дитмар Барч, по семейной традиции много лет назад вступил в СДПГ. По профессии он горняк, по убеждениям - профсоюзный активист и социал-демократ. С какими чувствами он готовится к досрочным выборам?

«Такая, знаете, смесь из безысходности и надежды. Понимаете, альтернативы не хватает. Ну что нам остаётся, кроме надежды, хотя на победу никто всерьёз не надеется? Я даже не знаю, как мне людей убеждать голосовать за социал-демократов, когда я и сам не знаю, стоит ли за них голосовать?»

Если бы выборы были завтра, социал-демократы получили бы 27 процентов голосов. Рейтинг их основных соперников - блока ХДС/ХСС - составляет 44 процента.

Вот мы Вам и представили программы всех основных партий Германии. А теперь от политики - к коррупции. В прошлом радиожурнале речь шла о взятках на «Фольксвагене». А за минувшую неделю пришли сообщения о скандалах с менеджерами других фирм. Так, может быть, вирус коррупции поразил уже всё Германию?

Деньги к деньгам липнут

Спешим успокоить всех, кто опасается, что коррупция уже насквозь пронизала всю Германию. Организация «Транспэрэнси интернэшнл» каждый год публикует индексы распространения коррупции в разных странах. Чем выше стран в списке - тем меньше там коррупции. Первое место уже который год держит Финляндия - она самая честная страна в мире. Германия в этом списке за последний год даже сумела снизить уровень коррупции и поднялась с 16-го на 15-ое место. Для сравнения: Россия за тот же период съехала с 86-го на 90-ое место, и делит его с такими странами, как Гамбия, Мозамбик и Малави. Но в последнее время СМИ в Германии полны сообщениями о скандалах. Вот только часть из них: Системы взяток и откатов в высшем менеджменте на «Фольксвагене». Менеджер крупнейшего производителя электронных компонентов «Инфинеон» фон Цитцевитц ушёл в отставку. Его обвиняют в получении комиссионных. Спортивный комментатор Гессенского радио - имя не называется - находится под следствием за взятки. Но это - только верхушка айсберга, считает председатель «Транспэрэнси интернэшнл» Петер Айген:

«По некоторым оценкам, уровень раскрываемости составляет всего-то пять процентов. Но если вы спросите меня, стала ли коррупция нормой в Германии, можно ли действительно считать Германию страной всеобщей коррупции, я отвечу «нет». В сравнении с другими странами, Германия выглядит вполне достойно. Здесь обеспечена независимость судов, здесь гарантирована работа свободных СМИ. Так что не надо паниковать. Германия пока ещё не погрязла в болоте коррупции».

А вот профессор экономики университета в Пассау граф Иоганн Ламбсдорф уверен, что коррупция наносит экономике Германии значительный ущерб:

«Этот ущерб можно довольно точно выразить в цифрах. Например, если бы в Германии удалось снизить уровень коррупции до почти идеального положения в Финляндии, это означало бы, что заказы получала бы не та фирма, которая даёт больше взяток, а та, которая лучше работает. Деньги тратились бы на разумные проекты, а не оседали бы на чьих-то личных счетах. Если устранить всю коррупцию, то доходы среднестатистического гражданина Германии были бы на 6 процентов выше, чем сегодня».

И это в Германии, где уровень коррупции даже ниже, чем в США. Трудно себе вообще представить, какими богачами стали бы граждане Мозамбика, Малави и России, если бы коррупцию удалось устранить там. Ну, или хотя бы снизить до уровня маленькой, но честной Финляндии.