Голландские журналисты: Сочи - город контрастов | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 16.10.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Голландские журналисты: Сочи - город контрастов

Голландцы Хорнстра и ван Бругген все же представят в Москве проект, запечатлевший изменения в Сочи перед Олимпиадой. Как проект стал предметом большой политики - в интервью DW.

В Москве в пятницу, 18 октября, все же должна пройти презентация "Сочинского проекта" голландских авторов Роба Хонстры и Арнольда ван Бруггена - книги и фотографий, посвященных подготовке к зимней Олимпиаде в Сочи. Небольшие мероприятия параллельно запланированы в Сахаровском центре в Москве, а также в городском театре Амстердама, сообщили DW сами авторы.

Ранее выставка, которая должна была стать одним из ключевых событий Года Нидерландов в России, была отменена Центром современного искусства "Винзавод". В интервью DW Роб и Арнольд объяснили, почему хотели показать свои работы в России и почему не смогут лично присутствовать на выставке Москве.

DW: Почему вы вообще решили заняться этим проектом?

Роб Хонстра и Арнольд ван Бругген на стопке репродукций, которые должны были быть показаны в московском Винзаводе

Роб Хонстра и Арнольд ван Бругген с репродукциями для их проекта

Арнольд ван Бругген: В 2007 году мы путешествовали по Абхазии и Грузии, собирая материалы для публикации. А по возвращении оттуда мы услышали, как Путин выступал в Гватемале, призывая дать Сочи право на проведение Олимпиады. Нас это сильно удивило: как проводить Игры в таком сложном регионе, полном контрастов. Ведь рядом - беднейшие российские республики Северного Кавказа, где царит насилие. А южнее Сочи - разрушенная и изолированная Абхазия. Наконец, странным казался выбор Сочи с его субтропическим климатом. И мы захотели сделать большой материал о том, какими будут последствия для Сочи и для всего региона.

- Почему, несмотря на отказ "Винзавода"проводить вашу выставку, вы все равно хотите показать свои работы, в первую очередь, в Москве? Неужели российский зритель не знает, как выглядят Сочи или Северный Кавказ?

- Если бы про Амстердам сделал репортаж The New York Times, то у нас все бы говорили об этом. А в России людям как будто неинтересно, что о них пишут и как их видят. Нас в России тоже часто спрашивали, зачем мы этим занимаемся. Но мне кажется, что взгляд со стороны всегда интересен. Кстати, после того, как нам не дали въездной визы, интерес к выставке вырос.

- А чем вы объясняете отказ российских властей выдать вам визы?

Роб Хорнстра: Мы знали об отказе еще в конце июля, но молчали. Мы надеялись, что проблему можно будет решить дипломатическими средствами. Но, к сожалению, не получилось. Причин для отказа может быть много, нам остается только гадать. Мы предполагаем, что все произошло из-за нашей работы на Северном Кавказе, где нас неоднократно задерживали. Мы, правда, писали и про гей-клуб в Сочи…Но не думаю, что поэтому.

Вид на долину Гимры (Генуб), Дагестан

Вид на долину Гимры (Генуб), Дагестан

- Что было причиной задержаний?

Арнольд ван Бругген: Там сложно избежать ареста. Если ты хочешь попасть в интересующее тебя место, например, в какую-нибудь дагестанскую деревню, то по дороге тебя задерживают. Тебе говорят, что ты нарушил правила зоны КТО - места, где ведется контртеррористическая операция.

Роб Хорнстра: Мы спрашивали: а мы могли как-то узнать, что это зона КТО. Конечно, нет, отвечали нам, это же секретная информация. Получается замкнутый круг. Такое с нами происходило не один раз.

- Вы думали, что ваш "Сочинский проект" станет таким политизированным?

Арнольд ван Бругген: Нет, мы хотели лишь сделать документальный проект. Все политизировалось только после того, как нам не дали визы и нашу выставку отменили. Вдруг наш проект очутился в ином контексте - обострившихся отношений между Россией и Нидерландами.

- Вы работаете на частные пожертвования. Много ли людей из России финансово вас поддерживает?

- Нет, из 700 человек, оказавших нам поддержку, был только десяток россиян. Мне кажется, там обратили на нас внимание после того, как наш проект получил престижную премию World Press Photo.

- Увидят ли гости Олимпиады Сочи и Кавказ такими же, какими вы их запечатлели?

Роб Хорнстра: Думаю, что все будет хорошо организовано, и что все официальные лица, спортсмены и команда помощников будут находиться в своем замкнутом мирке и мало что увидят о настоящей жизни в регионе. Но чтобы увидеть всю нашу историю в "Атласе войны и туризма", надо просто приехать летом в Сочи или отправиться на Северный Кавказ.

- Что было вашим самым сильным впечатлением за годы работы над проектом?

- Больше всего нас потрясла работа на Северном Кавказе всего в каких-то ста километрах от Сочи. Мы впадали в депрессию от того, что, постучав в случайную дверь, всегда могли услышать страшную историю об исчезнувшем или погибшем сыне, отце или родственнике, об увечьях и ранениях. Это так часто происходило, и нам даже не нужно было искать эти истории.

Страница из книги Секретная история Хавы Гайсановой и Северного Кавказа. Спортсмены, лишившиеся ног во время вооруженных противостояний на Северном Кавказе

Страница из книги "Секретная история Хавы Гайсановой и Северного Кавказа"

Так же случайно мы вышли на главную героиню нашей книги о Кавказе. Мы просто хотели в дороге купить воды, остановились у ее дома и разговорились. Выяснилось, что ее муж, таксист, пропал еще в 2007 году. С тех пор она о нем ничего не слышала. Узнают ли гости Сочинской Олимпиады такие истории? Сомневаюсь.

- Роб, вы получили престижную награду за проект "Сочинские певцы". Что для вас значили эти фотографии?

- В какой-то момент мы задумались, как нам показать Сочи, и что могло бы быть метафорой этого города. Мы сидели в ресторане, и как всегда, там кто-то запел со сцены. И вот тогда мы поняли, что нашли ее. Сочи - это ведь не роскошный курорт и отдыхают в нем, прежде всего, сами россияне. Иностранцев мало. Там есть традиция ресторанов с живыми исполнителями. Причем, там любят открывать "японские", "греческие", "грузинские" и прочие рестораны, но независимо от этого в них всегда есть место для сцены и для певцов.

Это такая комбинация из того, что хотят люди, и того, что они считают современным. Мы подумали, что эта серия даст критический взгляд на то, что постепенно становится "новым русским стилем". Конечно, вам могут показать и другие, ультрасовременные, заведения. Но их - меньшинство, три-пять. А таких, как мы сняли, - 120. Так выглядит современная Россия и особенно Сочи, как мне кажется.

Контекст

Реклама