Главу Siemens убийство Хашогги впечатлило больше аннексии Крыма | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW | 22.10.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Экономика

Главу Siemens убийство Хашогги впечатлило больше аннексии Крыма

Джо Кезер отказался от участия в саудовском "Давосе в пустыне" по политическим причинам. В марте 2014 года, в похожей ситуации, он в Россию поехал. DW сравнила два знаковых события.

Джо Кезер

Глава Siemens Джо Кезер

Ехать? Не ехать? Второй раз за последние четыре с половиной года мировая политика заставила главу Siemens Джо Кезера (Joe Kaeser) под пристальным вниманием общественности делать трудный, знаковый выбор между экономическими интересами и политическими, моральными, этическими принципами.

"Давос в пустыне": участвовать или не участвовать?

В марте 2014 года он, руководитель одного из самых известных в мире немецких концернов, должен был решить, поедет ли он в Москву на заранее запланированную встречу с Владимиром Путиным спустя всего несколько дней после того, как президент России аннексировал Крым. Многие страны мира резко осудили этот шаг как вопиющее нарушение международного права. Кезер поехал, чтобы не наносить ущерб российскому бизнесу компании. 

Владимир Путин и Джо Кезер

Владимир Путин встречается с Джо Кезером 26 марта 2014 года в Кремле

Четыре с половиной года спустя перед Джо Кезером встал вопрос, ехать ли в Эр-Рияд на давно запланированную на 23-25 октября 2018 года международную конференцию инвесторов Future Investment Initiative (FII-2018). Ведь этот визит состоялся бы вскоре после того, как сотрудники спецслужб Саудовской Аравии убили в консульстве этой страны в Стамбуле журналиста Джамаля Хашогги, совершив тем самым вопиющее преступление и нарушение международного права (в котором саудовские власти теперь уже частично признались). 

От участия в этом престижном и сулящем выгодные сделки мероприятии, неформально названном "Давосом в пустыне", из протеста отказались многие представители мировой бизнес-элиты (и известные политики), причем еще на прошлой неделе и даже раньше. А вот Джо Кезер, в отличие от руководителей таких крупных американских, британских, французских или швейцарских компаний и банков, как, Ford, Uber, JP Morgan, Virgin, HSBC, EDF, AccorHotels, BNP Paribas, Société Générale, ABB, Credit Suisse, колебался до последнего момента.

Как Джо Кезер оценивал нарушения международного права

О решении не ехать в Эр-Рияд глава Siemens объявил в "Твиттере" днем в понедельник, 22 октября, меньше чем за сутки до начала конференции. А неделей раньше, 16 октября, разъясняя журналистам, почему он пока не сделал оргвыводов из "дела Хашогги", Джо Кезер отмечал, что "человек пропал без вести" и это вызывает серьезную тревогу. "Но если мы перестанем разговаривать со странами, в которых люди пропадают без вести, то мне пришлось бы сидеть дома, потому что мне не с кем было бы говорить".

Джамаль Хашогги заходит в консульство Саудовской Аравии

Джамаль Хашогги заходит в консульство Саудовской Аравии и уже больше никогда не выйдет оттуда

Сопоставим: отвечая в марте 2014 года телеканалу ZDF, почему он после присоединения Крыма не отказался встречаться в Кремле с Владимиром Путиным, Джо Кезер заявил, что "мы в своем долгосрочном планировании не очень-то руководствуемся краткосрочными турбуленциями".

Таким образом, российскую вооруженную операцию в Крыму и аннексию украинского полуострова Джо Кезер расценил в свое время как "краткосрочные турбуленции", а исчезнувшего в саудовском консульстве Джамаля Хашогги глава Siemens счел обычным "пропавшим без вести", хотя к этому моменту уже было более чем очевидным, что речь идет об убийстве с участием саудовских государственных служащих, причем, не исключено, особо жестоком.

Что это: наивность, цинизм, отсутствие политического чутья, сознательное пренебрежение нормами современной деловой этики и общественным мнением? Или безоговорочное, бескомпромиссное отстаивание интересов вверенного ему концерна, его акционеров и его примерно 370 тысяч сотрудников по всему миру? 

Огромные надежды на "города будущего" Neom

Ведь и Россия, где Siemens работает с 1852 года, и Саудовская Аравия, где первые деловые контакты были установлены в 1929 году, являются сегодня для немецкого концерна очень важными рынками. В последние годы Siemens получил от Саудовской Аравии, в частности, заказ на пять газовых турбин большой мощности (которые в Европе все труднее продать из-за падения спроса), а также на 67 электропоездов для строящегося в Эр-Рияде метро.

Территория города Неом из космоса

Снимок со спутника: под проект супергорода Neom отведена гигантская территория

Но все это блекнет по сравнению с теми перспективами, которые открывались перед Siemens в рамках футуристического проекта "города будущего" Neom. Саудовцы хотят соорудить его в пустыне на северо-западе своей страны на берегу Красного моря вблизи Суэцкого канала на территории, которая примерно в 10 раз превосходит площадь Москвы.

Вдохновитель этого проекта, амбициозный наследный принц Мухаммед бен Сальман, намерен привлечь в Неом инвестиции в размере 500 миллиардов долларов. Такому технологичному, экологичному, комфортному супергороду, естественно, в большом количестве потребуется энергетическое оборудование, рельсовый транспорт, решения для автоматизации зданий, медицинская техника, а это как раз все то, на чем специализируется сегодня Siemens.

Клаус Кляйнфельд: "свой человек" в Эр-Рияде

Так что его мюнхенская штаб-квартира стала не без оснований рассчитывать на серьезную часть намечающегося инвестиционного пирога. Там более (какая удача!) руководителем всего этого проекта и своим личным советником наследный принц Мухаммед назначил немца Клауса Кляйнфельда (Klaus Kleinfeld), который в 2005-2007 годах возглавлял Siemens и сделал Джо Кезера финансовым директором концерна.

Клаус Кляйнфельд и Мухаммед бен Сальман

Клаус Кляйнфельд возглавил любимый проект наследного принца Мухаммеда бен Сальмана

Отсюда и повышенный интерес немецкого технологического гиганта к Саудовской Аравии, отсюда и роль стратегического партнера, фактически соорганизатора конференции FII, ведь "Давос в пустыне" - это именно та площадка, на которой, по идее, должны были бы закладываться основы будущих инвестиционных решений для супергорода Neom. Отсюда и долгие мучительные сомнения Джо Кезера: ехать или не ехать?      

Ведь понятно, что из-за демонстративного отказа от поездки в Эр-Рияд можно потерять многомиллионные и даже многомиллиардные заказы. Впрочем, другие крупные компании такая угроза не отпугнула. По мере того, как стали выясняться обстоятельства "исчезновения" Джамаля Хашогги, от участия в FII довольно быстро отказались и швейцарский банк Credit Suisse, другой стратегический партнер конференции, и, к примеру, компания Uber, у которой не только большие интересы в Саудовской Аравии, но и крупные саудовские акционеры-совладельцы. 

Вспоминал ли глава Siemens свой жест лояльности Путину?

А основатель группы компаний Virgin, британский предприниматель Ричард Брэнсон не ограничился бойкотом конференции, а со своей стороны заморозил сразу несколько проектов в Саудовской Аравии. При этом миллиардер заявил, что связывал большие надежды с реформами принца Мухаммеда, но если сообщения о судьбе Хашогги подтвердятся, то "во всех западных странах" радикально пересмотрят перспективы делового сотрудничества с правительством Саудовской Аравии.

Контекст

Подобная решимость других капитанов большого бизнеса наверняка помогла Джо Кезеру преодолеть сомнения. Он, по его собственному признанию, прислушался к обращенным непосредственно к нему настоятельным призывам целого ряда немецких политиков различных партий не ехать в Эр-Рияд в нынешней обстановке. Не исключено, что определенную роль сыграло замораживание экспорта немецкого оружия в Саудовскую Аравию, о котором объявила канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel).

Возможно, свою роль сыграл и опыт поездки к Владимиру Путину после аннексии Крыма. Джо Кезер, по всей видимости, рассчитывал тогда, что его визит в Москву (в тот момент пропагандистски крайне выгодный Кремлю) обеспечит его концерну наибольшее благоприятствование в России. Чего он не учел, так это режима международных санкций, который не мог не последовать за нарушением международного права. Он резко ухудшил перспективы экономики РФ и тем самым бизнеса Siemens на российском рынке.

И чего Джо Кезер уж точно не ожидал, так это того, что в ответ на его жест лояльности Москва больше всего подставит именно Siemens, когда в нарушение контракта и санкционного режима обманным путем отправит заказанные у немецкого концерна турбины в Крым.

Извлек ли немецкий топ-менеджер уроки из той истории? Неизвестно. Но, оказавшись второй раз за четыре с половиной года перед необходимостью выбирать между экономическими интересами и политическими, моральными, этическими принципами, он на этот раз от поездки отказался.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:01

5 фактов о новом мегапроекте Саудовской Аравии

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама

Новости

Контекст