Гитлер выходит на экраны | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 22.12.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Гитлер выходит на экраны

Немецкие кинорежиссеры долгое время обходили Гитлера стороной. Серьезных фильмов о нем не делали из опасений прослыть неонацистами. Сатирических картин не снимали, чтобы не выглядеть циниками. Но сейчас многое меняется.

Бруно Ганц в фильме Бункер

Бруно Ганц в фильме "Бункер"

До 2004 года, до появления фильма "Бункер" (он же "Крушение", или "Гибель", или "Закат" - на русский язык название картины переводят по-разному, поскольку в официальном прокате в России она не была) немецкие кинорежиссеры обходили Гитлера стороной. Документальных фильмов, документальных телесериалов, анализирующих историю Гитлера, его политику, даже его личную жизнь появилось много.

Было, конечно, и немало фильмов, в центре которых стояли жертвы нацизма и ужасы нацизма. Однако серьезных художественных фильмов, главным персонажем которых выступал бы сам фюрер, у немцев до "Бункера" не было.

Искусствовед Маргрит Фрёлих

Маргрит Фрёлих

Киновед Маргрит Фрёлих (Margrit Frölich), автор фундаментальных работ о кинематографе в "третьем рейхе" и об освещении того периода сегодняшними режиссерами, считает, что некая табуизация фигуры Гитлера в Германии объясняется сразу несколькими причинами. Во-первых, такой фильм в Германии долгое время просто не поняли бы. Да, в общем-то, и сейчас трудно сказать, с какой целью необходимо создавать такие фильмы.

Пересмотр истории невозможен

Если делать серьезный фильм для осмысления нацизма, то неизбежен град обвинений в ревизии истории, в реанимации мифов о Гитлере, в попытке его возвеличивать, уверена Фрёлих. В сегодняшней Германии это, к счастью, закон запрещает.

Делать сатирический фильм трудно, потому что смеяться над такими персонажами немцы долго не умели или не решались, говорит Фрёлих. В умах и сознании немцев очень долго и прочно держался стереотип, заложенный нацистской пропагандой. Она сделала из Гитлера монументальную фигуру и водрузила ее на высоту, недоступную для критики и сатиры. К тому же желающим понять историю сатира мало поможет. Пародировать его не решались и из опасения быть обвиненными в цинизме, в попытках преуменьшить трагедию.

Хотя, как напоминает Фрёлих, уже в 1955 году в фильме Der letzte Akt была предпринята первая попытка критически осмыслить нацизм и Гитлера средствами киноискусства. До этого был, пожалуй, только "Великий диктатор" Чарли Чаплина, сумевшего сатирически изобразить то, что воспевала в своих пропагандистских фильмах, например в картине "Триумф воли" (1935 год), Лени Рифеншталь.

Чарли Чаплин в фильме Великий диктатор

Чарли Чаплин в фильме "Великий диктатор"

Чтобы разрушить образ Гитлера, созданный Рифеншталь, Чаплин пародировал жесты, позы, фразы, которые мир знал в основном из документальных фильмов Рифеншталь. Первой серьезной картиной, автор которой попытался показать Гитлера как человека, стал фильм "Бункер" режиссера Оливера Хиршбигеля (Oliver Hirschbiegel), рассказывающий о последних днях жизни фюрера. Затем был сатирический фильм "Мой фюрер" Денни Леви. Эти ленты положили начало спорам о том, что и как можно (либо нельзя) говорить о Гитлере.

Зло в кадре и в жизни

Хельге Шнайдер в роли Гитлера в фильме Мой фюрер (Mein Führer)

Хельге Шнайдер в роли Гитлера в фильме "Мой фюрер" ("Mein Führer")


Маргрит Фрёлих, кстати, провела в евангелической академии в Шмиттене специальный семинар на тему "Зло в кадре: эпоха национал-социализма в кино". На семинаре спорили, например, о том, как рассказывать о людях, творивших страшное зло, которое для подавляющего большинства населения тогда вроде и не существовало.

Как добиться того, чтобы нынешняя молодежь поняла и почувствовала всю противоречивость того времени? Могут ли немцы вообще непредвзято делать фильмы о нацистской Германии, ведь предки каждого из ныне живущих были в той или иной степени вовлечены в происходившее тогда. Благодаря подобным дискуссиям, сейчас в Германии об этом и говорят, и спорят значительно спокойнее.

А фильмов на эту тему становится все больше, и у экспертов даже возникает ощущение, что сейчас, на новом витке истории, у режиссеров, да и у публики, есть потребность в переосмыслении прошлого. Это доказывает, например, нескончаемая серия документальных телефильмов, в центре которых - фюрер ("Гитлер и его подручные", "Гитлер и генералы", "Женщины в окружении Гитлера"...). По мнению Фрелих, все эти ленты сыграют в понимании истории будущими поколениями даже большую роль, чем хроникальные фильмы нацистской пропаганды. Иными словами, новые поколения будут судить о прошлом не по архивным кадрам, а по их интерпретации.

Автор: Виктор Агаев
Редактор: Сергей Вильгельм

Контекст