Германию иллюстрируют чужие картинки | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 30.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Германию иллюстрируют чужие картинки

Для каждого воспоминания есть правило: вот так все было, но ничто не было точно так. Воссоединение Германии, жизнь в ГДР и парадоксы коллективной памяти - темы отделов культуры немецких газет на этой неделе.

default

В беседе с журналистами газеты Die Zeit восточногерманская писательница Криста Вольф на просьбу назвать один "по-настоящему хороший отрезок" того времени, несколько подумав, ответила: "Возможно, так можно назвать это ощущение нового начала в 50-е годы, того, что здесь в ГДР строится лучшее, социально более справедливое государство. В те годы мы получили нашу антифашистскую закалку. Я познакомилась со многими писателями левых взглядов, которые по возвращении из эмиграции обосновались в ГДР: Луис Фюрнберг, Анна Зегерс, Вилли Бредель, Ф.К. Вайскопф, Куба, Алекс Веддинг - и многие другие. Мы читали их книги. Мы становились свидетелями их конфликтов. Я и сегодня думаю, что это были самые интересные люди на тот момент в Германии".

Из Солнечной Аллеи в Народную Армию

Leander Hausmann

Немецкий режисеер Леандер Хаусман

"В древние-древние времена, которые когда-то были новыми, самая прогрессивная часть немецкого народа населяла, по предложению Советского Союза, отдельное государство: Германскую Демократическую Республику. Это было мирное государство. И потому ему нужна была армия." Так начинается опубликованная в Zeit статья, повод для которой дал новый фильм известного немецкого режиссера Леандра Хаусмана (Leander Hausmann), того самого, что поставил милейшую комедию о подростках, живших по другую - коммунистическую сторону Берлинской стены "Солнечная аллея" ("Sonnenallee").

Sonnenallee - Panorama

Кадр из фильма ''Солнечная аллея''

Главные персонажи его новой комедии - бравые солдатыНациональной Народной Армии ГДР. В преддверии очередной годовщины воссоединения Германии выход такого фильма в немецкий кинопрокат только логичен, впрочем, как и закономерен интерес обозревателя не столько к фильму и режиссерским способностям Хаусмана, сколько к теме германо-германского противостояния и памяти о нем.

Память о прошлом идет из настоящего

NVA Der Film - Panorama

Кадр из новой комедии Хаусмана 'NVA''

Мы выкапываем из нашей памяти то, что нам нужно сегодня. Взгляд Хаусмана в прошлое тем более раздражает своей напрашивающейся на одобрение инфантильностью. Его воспоминание полно стереотипов, музейной пыли и старых анекдотов. Да, катастрофу пережили, давайте же расскажем об этом еще и еще, и почувствуем себя снова молодыми. Дети из зоны, детские шалости, пусть посмеется рынок.

NVA-Soldaten im Manöver

А это уже не кино: солдаты Народной армии ГДР (1980)

Когда-то другой Вим Вендерс сказал: Германию иллюстрируют чужие картинки. Это он о Западной Германии, с ее американизированной иконографией. Немцы с Востока, за исключением молодых, могут тоже самое сказать о западногерманской иллюстрации к их части страны.

Безусловно, за 15 лет единства краски смешались. Западногерманская история стала историей всей Германии. Все немцы живут по одному западногерманскому календарю. История восточной части остается тем, в чьей биографии она оставила свои зарубки. Для общей германской истории она как бы и не существует. Более того, историю Федеративной Республики Германии преподносят восточным немцам как их собственную.

Мудро поступила Ангела Меркель, не вдаваясь в сентиментальные воспоминания по поводу своего восточногерманского происхождения. Не стала смущать большинство своих избирателей. Остальгия - это тоска по ГДР, какой она была бы, если бы не было ГДР - и тоска по своему иному "я", заключает газета Zeit.

Вот вроде и комедия, и рассмешить хотят

А смеяться что-то и не получается, продолжает тему комментатор журнала Spiegel, бывший член гэдээровского политбюро, Гюнтер Шабовски, который объявил 9 ноября 1989 года об открытии Берлинской стены. Национальная Народная Армия была после "штази" самым опасным органом власти. В фильме же нам показывают набор сценок из жизни казармы, которая с таким уже успехом могла быть западной, с каким она пытается выглядеть восточной. (эв)

Контекст

Реклама