В Германии вышла книга о роли женщин в украинском националистическом подполье | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 10.01.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

В Германии вышла книга о роли женщин в украинском националистическом подполье

Тема опубликованной в Германии книги как в политическом, так и в историческом контексте неоднозначна и щекотлива. Речь идет о женщинах в ОУН и УПА.

Связные Романа Шухевича в середине 1940-х: Ольга Илькив (справа), Ирина Козак-Савицкая (вторая справа) и их подруги

Связные главнокомандующего УПА в середине 1940-х годов: Ольга Илькив (справа), Ирина Козак-Савицкая (вторая справа) и их подруги

В Германии вышла монография "Между мужчинами. Женщины в украинском националистическом подполье в 1944-1954 годах". Корреспондент DW поговорила с ее автором - научным сотрудником Бохумского университета Еленой Петренко. Как можно судить уже по названию, ее работа имеет четкий гендерный фокус.

Елена Петренко: Моя книга - это попытка включить в академическую дискуссию вопрос соотношения конкурирующих исторических нарративов, которые касаются ОУН и УПА. Речь идет о демонизации украинского подполья в советские времена и о героизации участников ОУН и УПА в постсоветской Украине. Причем, меня интересовали, прежде всего, гендерные аспекты, которые невозможно рассматривать вне политического контекста.

DW: Почему вы выбрали именно период 1944-1954 годов как временные рамки вашего исследования?

- Большинство архивных документов, например, досье спецслужб, к которым я обратилась, имели отношение именно к этому десятилетию. Но я также уделяю внимание 1930-м годам. Конечно, после 1954 года борьба украинского подполья не закончилась. Я, например, пишу об истории ранения и ареста Марии Пальчак во время так называемого последнего боя УПА с советскими чекистами в апреле 1960 года.

Контекст

- Сколько именно женщин было в рядах ОУН и УПА?

- Трудно дать однозначный ответ. Это связано, во-первых, с отсутствием общего официального реестра и очень небольшим количеством документов, которые бы указывали число повстанцев по гендерному признаку. Кроме того, надо отличать подполье ОУН и отделы УПА. Но в моей книге я привожу один из редких задокументированых примеров из региона Ровно: по подсчетам районного проводника на 1943 год женщины составляли 32 процента из общего числа всех подпольщиков. А всего их там было больше тысячи. Следует, однако, учесть, что эти цифры очень быстро менялись из-за постоянных арестов. Кроме того, подсчеты усложняются различной степенью причастности к подполью - от активного участия в борьбе до ситуативной помощи, а также разницей между юношеской сетью, сторонниками и членами ОУН, участниками и участницами подполья ОУН и боевиками УПА.

- Кто были эти женщины? Можно ли описать некую "среднестатистическую" женщину-участницу ОУН и УПА?

- Некий общий образ женщины-подпольщицы описать сложно, но можно сделать несколько характерных типовых срезов женского участия в украинском националистическом подполье. Если брать время с конца 1920-х до середины 1930-х годов, то большинство женщин были из городов, учились в гимназиях, были активны, скажем, в "Пласте" (украинской скаутской организации - Ред.) и "Просвите" (общественной организации культурно-просветительского направления- Ред.). С начала 1940-х годов, когда была создана УПА, стали активно привлекать жительниц сел. На них строилась вся логистика. Мотивация женщин, как и вообще всех участников подполья, была самой разной. Кто-то помогал подполью из убеждения, кого-то принуждали к этому.

- Что делали женщины в ОУН и УПА?

- Большинство женщин в УПА были медсестрами и курьерами-связниками. Они доставали и доставляли лекарства, перевязочный материал и продовольствие. Однако картина была бы далеко неполной, если подавать женскую роль в украинском подполье только как вспомогательную. В конце Второй мировой войны заметно выросло число женщин в так называемой службе безопасности бандеровской ОУН, а также в референтуре пропаганды.

- Как вы оцениваете готовность женщин участвовать именно в уголовных преступлениях - убийствах, расправах?

- Как и мужчины, они участвовали в боевых действиях и проведении террористических акций - в частности, в 1930-х годах. Но и без непосредственного участия женщины знали о том, чем занимается подполье, и поддерживали его другими способами, без которых нельзя было осуществить запланированную расправу. Это касается и времени после создания УПА.

Смотрите также:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама