Восточная Германия - оплот правых радикалов? | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 03.03.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Восточная Германия - оплот правых радикалов?

На востоке ФРГ участились поджоги общежитий для беженцев, а также случаи нападения на мигрантов. DW разбиралась, почему местные жители настроено более радикально, чем в других регионах.

Пожар в общежитии для беженцев в Баутцене, 21 февраля

Пожар в общежитии для беженцев в Баутцене, 21 февраля

Город Клаузниц, федеральная земля Саксония, 18 февраля. Около сотни местных жителей перекрывают дорогу автобусу с беженцами, среди которых есть также женщины и дети. Под агрессивные крики толпы полицейские вытаскивают мигрантов из автобуса и силой препровождают их в общежитие. А в ночь на 21 февраля в городе Баутцен загорается общежитие, подготовленное для приема беженцев. Толпа перед зданием радостно аплодирует, мешая пожарным тушить пламя.

Эти случаи далеко не единичны: по официальным данным, только в первые месяцы 2016 года в Саксонии совершено более 30 нападений на общежития для беженцев. Статистика министерства внутренних дел ФРГ свидетельствует: половина всех преступлений на почве расизма и ксенофобии, совершенных в Германии в 2015 году, пришлась на восточные земли. Это на 40 процентов больше, чем годом ранее.

По сравнению с другими регионам, общество здесь настроено более радикально: уже второй год подряд в Дрездене каждую неделю маршируют тысячи сторонники антиисламского движения Pegida. "Преступники и хулиганы, устраивающие погромы возле общежитий для беженцев, а также ядро движения Pegida в реальности сами создают то, в чем охотно обличают других - а именно, параллельное общество в самом сердце нашей страны", - заявил парламентский статс-секретарь при министре внутренних дел ФРГ Гюнтер Крингс (GünterKrings).

Страх перед неизвестностью

Однако почему же именно восточногерманские земли стали оплотом правых радикалов? По мнению экспертов, этому способствовал ряд факторов. Так, после падения Берлинской стены в 1989 году в жизни большей части населения бывшей ГДР произошли радикальные перемены. Введение рыночной экономики повлекло за собой стремительный рост безработицы.

Демонстрация НДПГ против приема беженцев в Дрездене

Демонстрация НДПГ в Дрездене против приема беженцев

К тому же люди столкнулись с тем, что их "профессиональный и личный опыт внезапно потерял свою ценность и всему нужно было учиться заново", поясняет социолог Давид Бегрих (David Begrich). По его словам, большое количество прибывающих беженцев вызывают у людей субъективное ощущение того, что они опять должны будут приспосабливаться к абсолютно новой жизни.

Кроме того, в приграничных регионах Саксонии и Мекленбурге-Передней Померании до сих пор ощущаются социальные и экономические последствия массовой эмиграции населения в 1990-х годах. У людей возникает ощущение отсутствия перспектив. "Люди, субъективно пострадавшие от процесса трансформации, ищут другую группу, чтобы это компенсировать", - поясняет политолог Том Менневиц (Tom Mannewitz). В итоге собственное недовольство проецируется на иностранцев в целом и беженцев в частности, а также на чужую религию - к примеру, ислам.

Ограниченный опыт общения с иностранцами

Активисты перед сгоревшим общежитием в Баутцене

Гражданские активисты перед сгоревшим общежитием в Баутцене, 21 февраля

"Восточногерманское общество только сейчас - спустя 25 лет после объединения Германии - открывает для себя такую вещь, как многообразие. До сих пор общество было весьма однородным", - подчеркивает Давид Бегрих. И действительно - доля мигрантов среди населения ГДР после окончания Второй мировой войны увеличилась лишь на 3-4 процента.

Впрочем, во времена ГДР здесь по контракту работали граждане из таких социалистических республик, как Вьетнам, Польша, Мозамбик, Венгрия и Куба. Однако они были размещены в отдельных общежитиях, а до 1988 года таким женщинам, например из Вьетнама, даже было запрещено рожать в ГДР.

Как поясняет Том Манневиц, этот период характеризовался жесткой политикой в отношении мигрантов и их намеренным отделением от местного населения. В итоге точки соприкосновения иностранцев и местных жителей практически отсутствовали.

Структура поощрения на востоке

В период с 2004 по 2014 годы депутаты от правоэкстремистской Национал-демократической партии Германии (НДПГ) заседали в земельном парламенте Саксонии. В 2006 году ее представителям также удалось пройти в ландтаг Мекленбура-Передней Померании, где они присутствуют и по сей день. Многие эксперты полагают: это стало для радикалов своего рода поощрением их деятельности и оставило следы в политической культуре восточных федеральных земель.

Впрочем, звучат критические голоса и в адрес местных властей. В конце февраля в бундестаге состоялась дискуссия по поводу инцидентов в Клаузнице и Бауцене. По словам некоторых депутатов, саксонское правительство в последние годы недостаточно жестко боролось с радикальными группами, а инициативы, направленные против правого экстремизма, получали там недостаточную поддержку. Критике были подвергнуты и действия саксонской полиции, которая должна была обеспечивать защиту беженцев в Клаузнице.

В свою очередь представляющий фракцию ХДС/ХСС депутат из Саксонии Гюнтер Бацманн (Günter Baumann) предостерег коллег от нападок на его федеральную землю. "Это совершенно несправедливо", - заявил он. По словам Бацманна, он гордится открытой Саксонией, в которой также имеет место культура гостеприимства в отношении беженцев. По мнению депутата, в первую очередь сейчас необходимо увеличить штат сотрудников полиции, а также вступать с местными жителями в диалог перед тем, как открывать в районе их проживания общежития для беженцев. "Как депутат от Саксонии, я бы хотел извиниться перед соискателями убежища за действия грубых людей и поджигателей приютов", - заключил он.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:11
Now live
02:11 мин

Беженцы в Европе: Брюссель пытается предотвратить раскол (02.03.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама