Военная доктрина Казахстана обнаружила врагов внутри страны | Центральная Азия - события и оценки | DW | 13.01.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Военная доктрина Казахстана обнаружила врагов внутри страны

Новая военная доктрина Казахстана ставит перед войсками задачу поддержания внутриполитической стабильности. Эксперты рассматривают новый приоритет развития вооруженных сил страны через призму трагедии в Жанаозене.

Солдаты казахстанской армии

Солдаты казахстанской армии

Во вторник, 10 января, российское агентство "Интерфакс" распространило информацию о том, что министерство обороны Казахстана опубликовало новую военную доктрину страны. Вольно или невольно доктрина воспринимается в контексте расстрела граждан в городе Жанаозен 16 декабря, хотя и была подписана президентом Нурсултаном Назарбаевым еще в октябре. Данный контекст усиливает тот пункт доктрины, который называет одним из основных приоритетов вооруженных сил поддержание внутриполитической стабильности в стране. Но насколько оправданно рассматривать этот документ на фоне жанаозенских событий? Мнения экспертов, опрошенных Deutsche Welle, разошлись на этот счет.

"Ак-Орда видит проблемы внутри страны"

Эксперты единодушно отметили, что значительная часть военной доктрины посвящена вопросам внутриполитической стабильности. "Ак-Орда" не видит серьезных угроз за пределами страны, а видит их изнутри", - отметил российский обозреватель Аркадий Дубнов. По его словам, неравномерность социального развития отдельных регионов, сепаратистские настроения и межклановая напряженность являются действительно самыми серьезными угрозами для безопасности и суверенитета Казахстана. "Еще в преамбуле, давая определение военным конфликтам, авторы доктрины причисляют к ним внутренние конфликты, - говорит и редактор немецкого журнала Zenith Александр фон Ган (Alexander von Hahn). - Доктрина уделяет особое внимание конфликтам так называемой низкой и средней активности - то есть, гражданским конфликтам".

Доктрина как идейная основа для подавления восстаний внутри страны?

В тексте военной доктрины прямо указано, что "приоритетом" вооруженных сил страны в среднесрочный период станет "обеспечение их готовности к поддержанию внутриполитической стабильности" и "выполнению задач в конфликтах "низкой и средней интенсивности". Означает ли это, что новая военная доктрина создает идейную почву для подавления восстаний внутри страны, подобных тому, что произошло в Жанаозене?

"Это прямо следует из этой военной доктрины", - считает российский военный эксперт Александр Гольц. "Могу, конечно, предположить, что публикация была сделана намеренно сейчас, чтобы продемонстрировать готовность применять войска для подавления вооруженных конфликтов внутреннего характера и это применение будет легитимизировано доктриной", - добавил Аркадий Дубнов.

Грэм Хёрд

Грэм Хёрд

С российскими экспертами не согласен американский профессор Грегори Глисон, эксперт из расположенного в Германии George Marshall European Center for Security Studies. "Я все же не думаю, что военная доктрина представляет собой что-то особенное и как-то нарушает международные стандарты или выходит за их рамки, что она готовит некое оправдание для действий, совершенных полицией в Жанаозене, или основание для таких действий в будущем". В то же время Грегори Глисон заметил, что истинная проблема, с учетом событий в Жанаозене, заключается в том, что "войска могут быть использованы для разрешения коммерческого или трудового спора, а не для сохранения национальной безопасности".

Эксперты: Ответ на "арабскую весну"

"Я, скорее, вижу в доктрине реакцию и желание подготовиться к событиям, подобным тем, что произошли в июне 2010 года в Киргизии и к тем, что произошли на Ближнем Востоке, то есть "арабскую весну", - заметил глава программы международной безопасности в Женевском центре политики безопасности Грэм Хёрд.

"В Астане поняли, что парадигмы противостояния в мире изменились. Эта военная доктрина - попытка осознать новую ситуацию", - согласен и Александр фон Ган.

Грегори Глисон

Грегори Глисон

"Вспомните военные учения ОДКБ в августе в российском Челябинске. Ведь там войска отрабатывали то, как они будут подавлять сценарий, подобный революциям на Ближнем Востоке. Игравшие роль оппозиции солдаты даже носили арабские одежды", - иронично заметил Грэм Хёрд. Основную проблему он видит в том, какие выводы делают власти страны в отношении истоков революций на Ближнем Востоке. "Они не видят у истоков этих революций социальные проблемы, а спешат назвать причиной радикальный ислам, а также Twitter, Facebook и так далее", - добавил эксперт Женевского центра.

Участие войск внутри страны - норма или исключение?

Насколько легитимно использовать армию для поддержания внутриполитической стабильности? В Германии к вопросу использования вооруженных сил внутри страны относятся крайне щепетильно. Участие бундесвера в операциях внутри ФРГ допускается только в строго оговоренных законодательством случаях, - скажем, для ликвидации последствий природной катастрофы.

"Здесь не существует общего правила", - заметил Александр Гольц. "Использование войск внутри страны - серая зона в международной юриспруденции", - сказал Грэм Хёрд. "В некоторых западных государствах существуют внутренние войска, закрепленные за полицейским ведомством - в Италии, Франции, например. Есть они и в странах бывшего СССР - России, Украине, Казахстане. Причем, их финансирование порой превосходит финансирование регулярных войск - иногда они получают на вооружение даже боевые танки", - заметил Грэм Хёрд. Авторитарные режимы нередко фактически используют внутренние войска для защиты собственного режима, добавил эксперт Женевского центра политики безопасности.

Автор: Михаил Бушуев
Редактор: Наталья Позднякова

Хроника

Архив

Контекст

Реклама