Владимир Кузнецов: ″У России нет уникального понимания энергетической безопасности″ | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW | 14.07.2006
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Экономика

Владимир Кузнецов: "У России нет уникального понимания энергетической безопасности"

Одной из тем предстоящего саммита G8 является энергоснабжение в мире. Позицию России по этому вопросу в интервью Deutsche Welle разъясняет заместитель руководителя Федерального агентства по энергетике Владимир Кузнецов.

Владимир Кузнецов

Владимир Кузнецов

Deutsche Welle: Какова роль России в глобальной энергетической безопасности?

Владимир Кузнецов: Мы отдаем себе отчет, что Россия не рядовой игрок мирового энергетического рынка, а достаточно значимый участник - в первую очередь как поставщик ресурсов. Россия также крупный потребитель, способный повлиять на мировой спрос. К тому же Россия – это транзитная страна, которая территориально находится между двумя центрами спроса - Европу и Азию. Поэтому мы хорошо представляем, какие риски связаны с надежным функционированием глобальной энергетической системы.

- Что предлагает Россия по укреплению международной энергетической безопасности?

- Россия предлагает странам координировать свои действия на национальном уровне в такой области, как рынок, с точки зрения предсказуемости и надежности его работы.

- Европа предлагает инструмент для снижения энергетических рисков - договор к Энергетической хартии. Почему Россия не ратифицировала этот документ?

- Я бы не сказал, что в Европе есть какое-то уникальное понимание энергетической безопасности, отличное от России или США. Проведенные в ходе подготовки к саммиту "большой восьмерки" мероприятия, в том числе встречи министров энергетики, и международный энергетический форум показывают, что риски понимаются одинаково и есть взаимопонимание, когда говорят о путях минимизации этих рисков. Что касается Энергетической хартии, то почему-то этот документ ассоциируется с Европой и Россией, хотя подписали его свыше 50-ти стран в 1994-ом году. Россия подписала этот документ и сделала это совершено осознанно, отдавая отчет, что подобного рода документы позволяют находить общие подходы в разных проблемах. Но есть некоторые нюансы, и в частности договор о транзите, работа над которым, к сожалению, до сих пор продолжается. У России в данном случае совершено объективные интересы поставщика, который никогда не подводил потребителя. Хотелось бы и в дальнейшем оставаться таким поставщиком.

- В Еврокомиссии сейчас говорят, что необходимо обеспечить доступ третьих участников к российской трубопроводной системе, которая сейчас находится в руках "Газпрома". Россия готова к этому?

- Владельцем центральной системы газопроводов является "Газпром" - с европейским участием на уровне юридических лиц. Существуют внутренние регламенты, определяющие, как попасть в этот бизнес. Есть и законодательство, которое это не запрещает. Более того, там фигурирует понятие "недискриминационности прокачки" ресурсов через трубопроводы. Если говорить о нефти, то у нас есть нефтепроводы, через которые достаточно успешно качают нефть и нероссийские компании - американские, в частности. С газом у нас задача выполнять свои обязательства. Газ поставляется в больших количествах, поэтому нужны огромные ресурсы на поддержку этой системы. Хорошо и надежно осуществлять эти поставки можно через основного экспортного поставщика – компанию "Газпром". У нас так сложилась, что в одном юридическом лице есть вся цепочка: это добыча, транспортировка и сбыт. И для того, чтобы это бесперебойно функционировало, нам нужны долгосрочные контракты и понимание того, что будет завтра.

- Россия также предлагает обмен энергетическими активами с Европой?

- В идеале хотелось бы, чтобы обмен активами стал более свободным, начиная от добычи и заканчивая сбытом.

- Ожидаете ли вы , что на саммите "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге Россию обвинят в энергетическом давлении, например, на Украину или на Молдавию?

- Я не пророк, но не хочется верить, что у кого-то возникнет такое желание. Потому что Россия избавляется от такого махрового атавизма, как поставка или продажа товаров по каким-то суррогатным ценам. У Украины и Молдавии свои самостоятельные экономики, свое видение будущего, поэтому я не вижу смысла поставлять им газ по нерыночным ценам.

Беседовал Сергей Морозов

Контекст

Реклама

Новости

Контекст