Виктор Ерофеев: Выбор - эмиграция или смерть | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 21.02.2020
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Виктор Ерофеев: Выбор - эмиграция или смерть

В Москве, в Музее русского импрессионизма, проходит выставка "Юрий Анненков. Революция за дверью". Это был художник-провидец, подчеркивает писатель Виктор Ерофеев.

Юрий Анненков. Автопортрет (1917)

Юрий Анненков. Автопортрет (1917)

Посмертная слава выдающегося русского художника Юрия Анненкова (1889-1974) пришла в Россию с большим опозданием. Почти через полвека после смерти в Москве наконец-то заметили масштаб его дарования, о чем свидетельствует открывшаяся выставка художника в Московском музее русского импрессионизма. На Юрия Анненкова даже в сравнительно вольное время перестройки не обратили особого внимания. Между тем, он создал свой собственный уникальный художественный мир, и в этом мире отразилась целая революционная эпоха.

Контекст

Анненков - прежде всего, автор многочисленных портретов своих прославленных современников: от Ленина и Троцкого до Ахматовой и Мейерхольда и многих-многих других. Целая галерея портретов! Поразителен портрет Сталина с прищуренными глазами и весьма брезгливым лицом. В нем, в то время еще только одним из ленинских соколов, угадывается будущий палач и владыка полумира. Хорош и портрет самого Ленина, который дважды в своем кабинете в Кремле позировал художнику. В хитром и торжествующем лице победителя революции просматривается (во всяком случае, сегодня) органическая недальновидность человека, заведшего Россию в тупик.

Давным-давно, в конце 1960-х годов, мне попалась книга воспоминаний Юрия Анненкова, изданная в Нью-Йорке. Ведь он не только рисовал современников, но и по-писательски ярко создавал их словесные портреты. От книги нельзя было оторваться. Ленин у Анненкова без всякого стыда признавался, что искусство, в конце концов, надо вырезать за ненужностью, а грамотность населения необходима, главным образом, для пропаганды коммунистических идей.

Анненков с большой теплотой отзывается о Горьком времен революции, который метался между признанием большевицкого переворота и отвращением к нему. Горький на его портрете напоминает коварного шута, который смеется и плачет одновременно. Анненков был убежден, как и Троцкий, что Сталин отравил "буревестника революции", который бы не стерпел показательных процессов большого террора. А Маяковский в Ницце, во время своей последней поездки за границу, признался художнику, что превратился в чиновника от поэзии.

Чему-то веришь, чему-то не очень, но сила таланта Анненкова такова, что хочется возвращаться к его портретам и перечитывать его мемуары.

Анненков - невозвращенец. Он воспользовался гонораром, который получил за портрет Ленина, и некоторыми  полусвободами НЭПа, и получил разрешение на выезд, уехал в 1924 году на венецианскую выставку вместе с женой и никогда не вернулся. Он осел в Париже, стал работать для кино и театра, продолжал писать картины. Его жизнь не превратилась в мучительные переживания эмигранта. Напротив, эмиграция спасла ему жизнь. В СССР его бы не пощадил государственный террор. У Анненкова  в 1920-е годы были весьма дружеские отношения с Троцким, которого он рисовал не раз. Эмиграция дала возможность Анненкову до конца жизни оставаться деятельным художником. Более того, на Западе он стал дорогим художником. Его портрет московского издателя Александра Тихонова был продан (уже после смерти Анненкова) на аукционе Christie's за несколько миллионов долларов.

Виктор Ерофеев

Виктор Ерофеев

Нынешняя московская выставка остроумно называется "Революция за дверью". Под таким названием вышли по-французски воспоминания Юрия Анненкова. В этом названии два равновеликих смысла. Анненков остался художником в то время, когда революция ломилась в каждый дом. В качестве ответа революции он создал целый цикл иллюстраций к поэме Блока "Двенадцать". Это весьма "контрреволюционные" иллюстрации, и если Блок остался, в общем, доволен ими, то, значит, и он так воспринимал свою поэму. Кстати, в качестве иллюстратора Анненков еще прекрасно оформил "Мойдодыр" Чуковского. В таком оформлении книга переиздавалась 30 раз.

Ну, и второй смысл "революции за дверью" - это бегство от новой власти во Францию, которую Анненков знал еще с дореволюционных лет: он там до Первой мировой войны учился у французских мастеров.

К сожалению, последствия революции в России до сих пор, так сказать, вынесены за дверь, тот же Сталин остается героем для многих наших современников. Но сама по себе московская выставка Анненкова - это тоже в некотором роде попытка оставить (совершенно по-другому) революцию за дверью и прославить мастера, который войдет в пантеон больших художников ХХ века.     

Виктор Ерофеев, писатель, литературовед, телеведущий, автор книг "Русская красавица", "Хороший Сталин", "Акимуды", "Розовая Мышь" и многих других, кавалер французского Ордена Почетного легиона.

Смотрите также:

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама