Бундесверу – 50 | Германия из первых рук | DW | 13.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Бундесверу – 50

09.06.2005

Бундесверу - армии послевоенной Германии - исполнилось 50 лет. Когда-то немецкие солдаты вместе с партнёрами по НАТО должны были защищать демократию от угрозы с Востока. Холодная война давно кончилась, угрозы больше нет, зачем тогда нужен Бундесвер? Но, давайте сначала посмотрим, как всё начиналось, и что такое Бундесвер сегодня:

«Гражданин в униформе»

7-го июня 1955-го года в Федеративной Республике Германия - это тогда была западная часть поделённой страны - было создано Министерство обороны. Первым министром стал Теодор Бланк. Но вот командовать министру и его штабу было некем. Первые добровольцы , 101 человек, приняли присягу только в ноябре. Так что официальной датой основания Бундесвера считается 12-ое ноября 1955-го года. Впрочем, само название «Бундесвер» было утверждено ещё годом позже. Теодор Бланк сознавал всю трудность поставленной перед ним задачи:

«Мы стоим перед новой, сложной задачей. Мы должны, начиная с нуля, без опоры на уже существующие части, создать новую армию. Кроме того, мы создаём её в стране, которая ещё не сумела избавиться от груза прошлого, в условиях молодой демократии, которая ещё должна получить кредит доверия у собственного населения.»

Тут, наверное, без коротенького исторического отступления просто не обойтись. Самые молодые наши слушатели вряд ли помнят, что Германия в то время была разделена. Восточная часть после войны принадлежала к советской зоне влияния и называлась ГДР. И вот эта Германская демократическая республика входила в советский военный блок, так называемый Варшавский договор. А западная часть Германии, ФРГ, входила в Западный оборонительный альянс - НАТО. Так что передовая линия противостояния в холодной войне проходила прямо посередине Германии. В советской зоне так называемую «Народную» армию создали без особых проблем, даже униформы получились удивительно похожими на эсэсовские. Иное дело - в ФРГ. Всего через десять лет после окончания преступной войны, развязанной и проигранной режимом национал-социализма, сама идея создания собственных вооруженных сил встретила ожесточенное сопротивление. Практически на создании Бундесвера настояли партнёры по НАТО. Вот, как описывал ситуацию первый министр обороны ФРГ Теодор Бланк:

«Конечно, для нас было бы предпочтительнее уклониться от этой обязанности. Но Вы все знаете, как развиваются события в мире. Ситуация вынуждает нас внести свой вклад в защиту свободы и безопасности Германии. Это моральное обязательство. Никто ведь не может ожидать, что другие страны будут защищать Германию, а немецкая молодёжь останется тем временем сторонним наблюдателем.»

Бундесвер изначально строился как чисто оборонительная армия. Её основополагающим принципом стало понятие «гражданин в униформе». Это означает, что военнослужащий располагает всеми гражданскими правами, включая и право отказаться выполнить прямой приказ своего командира, если он считает этот приказ противозаконным или несовместимым с его убеждениями. А для командующего состава действует принцип так называемого «внутреннего руководства». Это означает, что любой приказ должен быть понятен его подчинённым, что авторитет командира поддерживается не принуждением, а убеждением. И ещё одна особенность Бундесвера: он подчиняется не президенту страны, не канцлеру и не министру обороны, а парламенту. Решение о любой значительной операции Бундесвера принимается только парламентским большинством.

Музыка звучит как-то жидковато, правда? Но не ругайте исполнителей - это самодеятельный солдатский ансамбль. Дословно переводить текст я лучше не буду, выражения достаточно крепкие. Достаточно сказать, что это «песня сачка», который, начиная с побудки, только и думает, как бы «закосить» от службы. Вот тут-то мы и перешли к сегодняшнему дню Бундесвера:

Добровольный призыв

Сейчас личный состав Бундесвера насчитывает 256.500 человек. В ближайшее время он будет сокращён до 250.000. Всего 43.600 из них - солдаты срочной службы, ещё 24 с половиной тысячи - сверхсрочники. Остальные - профессиональные военные и контрактники. Формально в Германии сохраняется всеобщая воинская повинность. Срок срочной службы - 9 месяцев. Однако каждый молодой человек может без каких-либо проблем отказаться от призыва и пройти альтернативную службу в больницах, домах престарелых, социальных и благотворительных организациях. Альтернативную службу можно пройти по месту жительства или даже за границей. Когда-то «альтернативщикам» устраивали допросы с пристрастием, требовали доказать комиссии пацифистские или религиозные убеждения. Сегодня достаточно отправить в призывную комиссию коротенькое письмо с отказом. Стандартный текст можно скачать из «Интернета». Срок альтернативной службы - тоже 9 месяцев. Службу в армии проходит только один из десяти молодых людей призывного возраста. Так что теоретически призыв сохраняется, а на практике в Бундесвере служат только добровольцы. Почему они выбирают службу в армии? Вот типичный пример:

«Вообще-то я выучился на штукатура, но потом так и не нашел работы по специальности. Вот я и решил пойти служить в Бундесвер, чтобы переждать этот период безработицы.»

Кроме того, служить в Бундесвер идут, чтобы получить хорошую гражданскую специальность или высшее образование. Ну и, конечно, везде находятся люди, для которых униформа и оружие всё ещё окружены ореолом романтики. Среди добровольцев есть и женщины - 11.380 человек. Они через суд добились права наравне с мужчинами служить во всех, в том числе и боевых, частях Бундесвера. Немецкие политики уже давно спорят о том, не пора ли отменить всеобщую воинскую повинность. Основной аргумент сторонников сохранения призыва - тот самый «гражданин в униформе», о котором мы уже говорили. Считается, что солдаты срочной службы - это мостик между армией и обществом, а заодно и контрольная инстанция. Ведь любой военнослужащий имеет право, минуя своих командиров обратиться к уполномоченному по делам военнослужащих, если он считает, что в его части есть проявления «дедовщины» или царит милитаристский дух. Сторонники профессиональной армии указывают, что за короткий срок службы призывники просто не успевают освоить современные военные специальности. Кроме того, в корне изменились сами задачи Бундесвера. А можно ли посылать в Афганистан или в Боснию плохо обученных солдат срочной службы? Этот вопрос встал в 1998-ом году, когда Бундестаг, после долгих и ожесточенных дебатов принял решение об участии немецких солдат в операции НАТО в Косово. Тогда впервые был нарушен казавшийся до этого незыблемым принцип: немецкие солдаты никогда не участвуют в боевых действиях за пределами территории страны. Сегодня около 2.000 немецких военнослужащих находятся в Афганистане, около 3.000 - на Балканах. Всего в операциях за пределами Германии задействовано 6.500 немецких солдат.

Вот ещё одна музыкальная зарисовка из солдатского быта. Песенка называется «Встать, старшина идёт!» Но времена, когда «солдат спит, а служба идёт» для Бундесвера, похоже, кончились. Новые задачи требуют создания новой, мобильной армии. Какие же это задачи? Иными словами,

Зачем нужен Бундесвер?

Министр обороны Германии Петер Штрук отвечает на этот вопрос так:

«Бундесвер будет армией, оперирующей в любой точке земного шара, если Организация Объединённых наций, НАТО или Евросоюз примут такое решение. Вы знаете, что наши военнослужащие находятся в Афганистане, находятся на Балканах, что мы берём на себя нашу долю ответственности в Африке. Я говорю о том, что мы, в составе частей быстрого реагирования НАТО, должны быть в состоянии проводить операции по поддержанию и установлению мира в любой точке земного шара.»

Министр идет даже дальше и призывает немецкую общественность смириться с тем, что такие операции могут привести к человеческим жертвам. Кстати, до сих пор во всех операциях Бундесвера за рубежом участвовало 152.000 немецких военнослужащих. Потери составили 60 человек. Ещё столько же получили серьёзные ранения. Но новые задачи требуют и основополагающей реформы армии. Ещё раз слово министру обороны:

«Мы называем это трансформацией, то есть перестройкой армии. Раньше она выполняла оборонительные задачи на восточных границах, но теперь никто не собирается на нас нападать. Мы должны по-новому обучать наших солдат, дать им новое вооружение и оснащение. Мы должны пробудить среди населения понимание того, что это означает, когда территорией операции Бундесвера становится весь мир.»

Речь идёт, естественно, только об операциях по установлению или поддержанию мира. Тем не менее, с такими «глобальными» высказываниями господина Штрука по случаю 50-летия Бундесвера согласны далеко не все в Германии. Министру обороны тут же напомнили, что решение о каждой отдельной операции за рубежом должен принимать парламент страны, а его, министра, дело - выполнять эти решения. Возможно, такое «раздувание щёк», иное определение просто трудно подобрать, связано со стремлением нынешнего правительства получить место постоянного члена в Совете Безопасности ООН. Однако в Германии предстоят досрочные выборы, и определять политические приоритеты и заниматься дальнейшими реформами Бундесвера явно предстоит новому правительству. А пока Бундесвер к «глобальной» роли, которую ему отводит Министр обороны Германии, явно не готов. Не хватает современных средств коммуникации, не хватает специально подготовленных частей, не хватает средств транспорта. Даже для переброски солдат и оборудования в Афганистан приходилось фрахтовать российские и украинские самолёты. Общественное мнение к такой трансформации задач Бундесвера тоже не готово, считает профессор гамбургского института изучения проблем мира и безопасности Иоахим Гиссман:

«Немецкая общественность придерживается скорее консервативного взгляда на роль Бундесвера, то есть принципа «с немецкой земли никогда больше не будет исходить война». Этот принцип укоренился в сознании во всех слоях общества, во всех политических партиях, и это можно только приветствовать. Поэтому перед политиками стоит задача, каждый раз разъяснять населению, почему необходима та или иная вооруженная операция, доказывать ему, что все политические и дипломатические альтернативы исчерпаны.»