Биография Отто Вольфа фон Амеронгена | Читальный зал | DW | 13.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Биография Отто Вольфа фон Амеронгена

08.06.2005

Сегодня я познакомлю вас с книгой Петера Данилова и Ульриха Зёниуса «Отто Вольф», которая вышла в мюнхенском издательстве «Зидлер». Книга рассказывает об истории крупного немецкого промышленного концерна. Мне она показалась особенно интересной потому, что эта история самым тесным образом связана с Россией.

Отто Вольф открыл свою собственную торговлю металлоломом в 1904 году. 23-летний уроженец Кёльна и его партнёр из Людвигсхафена Оттмар Штраус большим капиталом не обладали, поэтому 30 тысяч марок им ссудила мать Отто Вольфа. Поначалу дела шли плохо, и фирма даже оказалась на грани банкротства, но вскоре удалось получить выгодный контракт на демонтаж и продажу металлических конструкций старого железнодорожного моста через Рейн. Потом предпринимателям удалось выйти на рынок прокатной стали, белой (лужёной) жести, а затем и других метизов (стандартизированных металлических изделий). После первой мировой войны годовой оборот компании исчислялся уже десятками миллионов марок. Несколько более слабых конкурентов влилось в её состав, что позволило Отто Вольфу (ставшему к тому времени единоличным владельцем фирмы) стать одним из ведущих немецких экспортёров труб большого диаметра, железнодорожных рельсов и цельнометаллических вагонов. Конечно, с опытными «Круппом», «Тиссеном», «Маннесманом» ему тягаться было трудно, и поэтому Вольф искал новые рынки сбыта, куда неповоротливые гиганты отрасли ещё не успели добраться. Он открыл для немецкой металлургической промышленности Румынию и Китай. А в начале двадцатых годов начал активно развивать и торговые связи с Советской Россией. Именно по его инициативе в 1921-м году, то есть ещё до заключения знаменитого Раппальского договора между Веймарской республикой и Советской Россией, с Москвой было подписано торговое соглашение, согласно которому компания Вольфа вместе с могущественным концерном Круппа должна была поставить рельсы и котельные трубы для паровозов. Позже к этому добавились прокатная сталь, жесть и главное – трубы для первого советского нефтепровода Баку-Батуми. Другой крупный проект в СССР, в котором Отто Вольф принимал тогда участие, - это строительство одного из участков Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД).

Дела продвигались столь успешно, что в октябре 1922-го года (опять-таки по инициативе Отто Вольфа) было образовано Германо-российское торговое акционерное общество (Руссгерторг) с уставным капиталом 350 миллионов марок. Половина акций принадлежала немецкой стороне (консорциуму фирм и банков), половина – Российской Федерации. Руссгерторг был монопольной советской торговой организацией в Германии. Москва сразу же получила кредит в полмиллиона фунтов стерлингов, на который предстояло в Германии сырьё и оборудование (в том числе, разумеется, - и у компании Отто Вольфа). Ленин был в восторге от того, как развивается взаимовыгодное партнёрство.

Однако после первых крупных закупок в Германии советская сторона стала пытаться использовать этот, как сказали бы мы сегодня, «целевой» кредит, который «пробили» Отто Вольф и другие члены консорциума, для совершенно иных целей. Никакие переговоры и уговоры не помогли – и в 24-м году Вольфу пришлось отказаться от своего поручительства за кредит. Впрочем, торговые отношения между СССР и компанией Вольфа не прекращались, хотя и оставались на сравнительно низком уровне: в 26-28-м годах Вольф поставил в Советский Союз продукции на сумму чуть больше семнадцати миллионов марок. Тоже, конечно, неплохо, но совсем не то, что ожидал предприниматель. Однако торговые отношения между Берлином и Москвой вопреки широко распространённому заблуждению не прекратились даже после того, как к власти в Германии пришли нацисты. В 36-м и 38-м годах, например, были заключены контракты на поставку крупных партий труб – в общей сложности, почти на четыре миллиона рейхсмарок. И уж совсем хорошо пошли дела после заключения договора о ненападении, а потом о дружбе и границах между Гитлером и Сталиным. И когда в 1940-м Отто Вольф умер (в 1940-м году), в некрологе говорилось о том, что сделки с Россией были его коньком.

Сыну основателя фирмы Отто Вольфу фон Амеронгену, которого уже в наши дни газета «Зюддойче цайтунг» полушутя-полусерьёзно назовёт «министром торговли с Восточной Европой», было всего двадцать два года, когда ему пришлось (по крайней мере, номинально) принять на себя руководство компанией. Естественно, что та выпускала тогда и военную продукцию, поэтому после разгрома гитлеровской Германии Отто Вольф фон Амеронген попал в лагерь для интернированных. Но никаких преступлений он не совершал, и через год его выпустили. Фон Амеронгену удалось убедить западных союзников не дробить фирму, и дела стали потихоньку налаживаться. Причём, уже достаточно рано глава компании, как и его отец, обратил свой взгляд на восток.

В 1952 году в ФРГ был создан так называемый «Восточный комитет немецкой экономики», который в середине пятидесятых годов возглавил Отто Вольф фон Амеронген. Он сыграл ведущую в подготовке первых торговых договоров ФРГ с Советским Союзом и Китаем. роль В 62-м организовывал первую западногерманскую промышленную ярмарку в Москве.

Ни одна Лейпцигская ярмарка не обходилась без Отто Вольфа фон Амеронгена, и центральный партийный орган печати – газета «Нойес Дойчланд» - много раз помещала его огромные фотографии в паре с Хонеккером. В 85-м фон Амеронген почётного доктора гэдээровского университета в городе Йена.

Его не раз критиковали за «беспринципность», за «братание» с лидерами тоталитарных режимов. Сам Отто Вольф фон Амеронген всегда предпочитал говорить о том, что «строит мосты». Как бы то ни было, но о своей собственной выгоде предприниматель, конечно, не забывал. В пятидесятые годы компания «Отто Вольф» стала постоянным поставщиком советского автомобилестроения, продавая СССР не только листовую сталь холодной прокатки, которую Советский Союз тогда не производил, но также различное оборудование. В конце пятидесятых-начале шестидесятых годов в рамках первой крупной сделки «газ – трубы» между ФРГ и СССР западногерманская сталелитейная промышленность поставила в Советский Союз около шестисот тысяч тонн труб большого диаметра для строительства трубопроводов. Львиная доля этого заказа пришлась на компанию «Отто Вольф». Во многих своих интервью глава фирмы с сожалением (которое порою казалось несколько двусмысленным) говорил о том, что позже строительство Берлинской Стены, Карибский кризис, а затем и вторжение в Чехословакию сделали невозможными сделки такого масштаба. Лишь в семидесятые годы объёмы торговых отношений между Западом и СССР снова стали расти. К 1980-му году советский газ покрывал уже 17 процентов потребности Западной Германии в этом энергоносителе. Афганская война снова оборвала эти связи. Был установлен лимит на импорт советского газа, а доля СССР во внешнеторговом обороте ФРГ, которая и в лучшие-то времена не составляла больше 5 процентов, упала до двух-трёх процентов. Лишь окончание «холодной войны», перестройка и конец добровольной изоляции Советского Союза снова привели к росту торговых связей. И Отто Вольф фон Амеронген, которому было уже за семьдесят, неустанно ездил в Москву из Берлина и обратно, налаживая эти связи. Лишь в 2000-м году, пробыв больше сорока лет на посту председателя Восточного комитета немецкой экономики, он ушёл в отставку.

Оглядываясь на прожитую жизнь, Отто Вольф фон Амеронген подчёркивает, что жил в пяти немецких государствах: родился ещё при кайзере, рос в Веймарской республике, главой компании формально стал во времена нацистской диктатуры, но реально принял на себя руководство ею уже после войны, в Федеративной Республике Германии… Тогда же, и позже, уже в объединённой Германии, занимал пост председателя «Восточного комитета немецкой экономики», который очень много сделал для развития экономического сотрудничества между ФРГ и соцстранами. Он рассказывает:

«Когда умер – слишком рано умер – мой отец (было это в январе 1940-го года), то мне, недавно достигшему совершеннолетия, пришлось по меньшей мере номинально встать во главе фирмы, в которой тогда было занято, в общей сложности, почти сорок тысяч человек. Да ещё в стране, власти которой с подозрением относились к моему отцу. Отец был в «чёрном списке» национал-социалистов. Последнего канцлера Веймарской республики – Шлейхера – вместе с женой застрелили в 34-м году в берлинском доме отца. Сам он находился во время путча Рэма в Кёльне, и его предупредили о том, что хотят убить и его. Отец успел скрыться в Люксембурге, убийцы опоздали. Конечно, всё это тяжёлым грузом легло на мои плечи. И я молился, чтобы нацистов, наконец, разгромили. Нет, я не участвовал в движении Сопротивления против Гитлера, я и жил-то за границей, в Португалии, но мечтал об их поражении».

Завершая рассказ об этом необыкновенном человеке и о книге, которая знакомит, в частности, с его биографией, мне хотелось бы остановиться на тех советах, которые опытный и успешный предприниматель, тесно связанный с Россией, даёт российским экономистам. «Урок на будущее», - так программно называлось одно из его выступлений, в котором шла речь о перспективах развития российско-германских экономических отношений. Говоря о необходимости перемен, о том, что Россия слишком полагается на экспорт природных ресурсов – нефти и газа, Отто Вольф фон Амеронген приводит пример восточногерманской вагоностроительной фирмы «Дойчер Вагонбау», председателем наблюдательного совета которой он стал после объединения Германии.

Гэдээровское предприятие «Дойчер Вайгонбау» полностью зависело от советских заказов. Его продукция и могла находить сбыт только на советском рынке, потому что не соответствовала западноевропейским стандартам. Развал СССР и сокращение инвестиций постсоветских железнодорожных компаний определили более срочную необходимость крутого поворота. Реструктуризация фирмы, её приспособление к условиям рыночной экономики оказались настолько удачными, что её, в конце концов, приобрёл и включил в свою структуру крупный канадский железнодорожный концерн. Возникает вопрос: а где российские предприятия, способные конкурировать на мировом рынке, оставаясь рентабельными с экономической точки зрения? Здесь требуется реалистично оценить шансы, - подчёркивает Отто Вольф фон Амеронген. – Российское автомобилестроение столь же непрактично, как и отечественное производство стали. Мы сталкиваемся с глобальной конкурентной борьбой, на мировых рынках осуществляется широкое сотрудничество. Не является чем-то из ряда вон выходящим, если японский концерн производит свои телевизоры в Германии, а немецкие фирмы налаживают производство в Чехии или в Китае. Россия тоже должна ориентироваться на международные стандарты в области производства, финансирования и в качестве продукции. Да и природные ресурсы легче осваивать при поддержке и при участие иностранных партнёров. Например, для коммерческого освоения нефтяных месторождений Баренцева моря необходима технология, которую Россия самостоятельно не разработала. За экспертизой также приходится обращаться к американским, британским и норвежским специалистам. «Россия обречена на вовлечение в процесс глобализации, если она хочет выпускать конкурентоспособную продукцию, - подчеркнул Отто Вольф фон Амеронген во время одного из своих визитов в Москву. – Лишь в этом случае страна сможет в полной мере использовать имеющийся у неё потенциал экономического роста».

На этом мы завершаем рассказ о книге Петера Данилова и Ульриха Зёниуса «Отто Вольф», которая вышла в мюнхенском издательстве «Зидлер».