Беззастенчивый подражатель и вдохновитель музейных воров | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 20.02.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Беззастенчивый подражатель и вдохновитель музейных воров

В Эрмитаже проходит выставка немецкого художника Христиана Дитриха, который не создал ни одной оригинальной картины, зато позволял себе перерисовывать полотна Дрезденской галереи.

В конце 1990-х едва ли не самый известный музейный вор Стефан Брайтвизер рассказал, что заниматься кражей картин его вдохновил именно немецкий художник Христиан Вильгельм Эрнст Дитрих (Christian Wilhelm Ernst Dietrich). К 300-летию со дня рождения саксонского живописца в Эрмитаже открылась его первая монографическая выставка в России. Куратор выставки Мария Гарлова в интервью DW рассказала, как художник-подражатель умудрился стать таким знаменитым и откуда в России полотна немецкого копииста.

Мария Гарлова

Мария Гарлова

DW: В чем отличие Дитриха от других немецких копиистов XVIII века, чем он заслужил монографическую выставку в Эрмитаже?

Мария Гарлова: С самого начала карьеры при дворе Дитриха просили писать картины "в духе", "в манере". То есть всю жизнь он был попросту эпигоном, подражателем, имитатором - такими словами его и заклеймили уже в XIX веке. Хотя эти ярлыки справедливы и полностью характеризуют деятельность Дитриха, нельзя не вспомнить, что его произведения часто стоили дороже оригиналов. Искусствовед того времени Иоганн Винкельман (Johann Winckelmann) называл его "Рафаэлем нашего и всех времен в пейзаже", и только работы именно этого немецкого копииста висели в Дрезденской галерее наряду с итальянцами и голландцами.

С помощью этой выставки мне хотелось выяснить, чем же Дитрих отличался от других подражателей голландской живописи, которых было очень много. И я представить себе не могла, что когда я повешу эти картины после реставрации под хорошим освещением, они окажутся так хороши! Дело в том, что Дитрих не просто рисовал "в манере", но иногда делал лучше и добавлял что-то свое.

- Можете привести пример, с помощью каких средств он менял картину?

- Например, на выставке присутствует единственная картина, которая не принадлежит кисти Дитриха. Мы сделали это нарочно, чтобы дать зрителю понять разницу. Это картина Карела Дюжардена "Пейзаж с животными", послужившая образцом для "Пейзажа со стадом" Дитриха, который смело подписал копию своим именем. Видно, что работа Дитриха ярче, светлее. Для зрителей XVIII века это казалось лучше, и платили они дороже. Или его работы "в манере" Рембрандта. Там, где у Рембрандта волшебство и сакральность, у Дитриха - жанровая уютная сценка. Там, где у Рембрандта ширококостные крестьяне, у Дитриха - Мадонна с итальянских полотен. Немецкие критики того времени манеру Рембрандта называли "наглой": слишком уж резкая светотень. Дитрих должен был адаптировать Рембрандта и вообще голландскую живопись к рококо, к уровню публики.

Экспозиция Художник всех школ выставлена в Эрмитаже

Экспозиция "Художник всех школ" выставлена в Эрмитаже

- Как же ему удалось сделать такую блестящую карьеру при дворе?

- Дитрих с шести лет учился у достаточно известного художника, автора топографических проспектов Дрездена Александра Тиле, который и представил его ко двору курфюрста Саксонского Августа Сильного (Friedrich August I. von Sachsen, 1670 - 1733). Август попросил Дитриха прямо при нем написать картину в манере Корнелиса ван Пуленбурга. И тот очень быстро и блестяще справился с этой задачей, обеспечив себе покровительство мецената Генриха фон Брюля (Heinrich von Brühl), а значит и допуск в галерею Дрездена и к богатой коллекции самого Брюля.

- А как картины Дитриха оказались в России?

- В XVIII веке Дитрих был очень модным художником в Европе. Поэтому вельможи, которые жили в Германии и имели возможность видеть его произведения в Дрезденской галерее, привозили картины в собственные коллекции. Так поступали Шуваловы, Голицыны, Орловы. Другие полотна были подарками. Например, в 1772 году Генрих Прусский подарил картину Дитриха Екатерине II. Уже в XX веке закупочная комиссия Эрмитажа приобретала какие-то вещи из частных коллекций, где работ Дитриха очень много. Сегодня у нас есть 30 работ, это вторая по размеру коллекция после Дрездена, где их 42.

- Почему все-таки он отказался, выражаясь современным языком, от своего авторского "я"?

- Это было влияние времени и эстетики. Нельзя забывать, что в тот период в плане искусства живописи Германия была провинциальной, отсталой страной. Художник и теоретик искусства того времени Иоахим фон Зандрарт (Joachim von Sandrart) очень переживал за уровень немецкой живописи. Он говорил, что поднять его можно, только бесконечно подражая голландцам и итальянцам. "Художник должен быть интеллигентен, он должен много знать, только так он доберется до общеевропейского уровня", - писал он. И Дитрих - потрясающий пример, воплотивший мечты и чаяния Зандрарта. Он был интеллигентным человеком, который вращался в кругах музыкантов, художников, дипломатов, у него самого была потрясающая коллекция. И он действительно много работал.

- Сравнивая его картины разных лет, нельзя не заметить, что к концу жизни он достиг совершенства. Почему бы не взять собственный сюжет и не исполнить уже в своей манере?

- Я думаю, что он не ломал себя, никак не насиловал и не отказывался сознательно от своего "я". Ведь у Брюля были на него большие надежды, они хотели сделать его директором академии, послали в Италию, чтоб он стал историческим живописцем. А он эти надежды не оправдал. Он вернулся в Германию, но отказался работать над исторической живописью. Это довольно смелый шаг, он сознательно его делал: не могу, не хочу, душа к исторической живописи не лежит. Зато с удовольствием создавал подражания. Так он что еще делал! Став надзирателем Дрезденской галереи, часто занимался реставрацией картин голландских художников. И если ему что-то не нравилось, он их переписывал. С удовольствием это делал и ничем зазорным не считал!

- Не существовало такого понятия, как "плагиат"...

- Конечно, о плагиате никто не задумывался. Художники не могли развиваться на голом месте. Тот же знаменитый Иоганн Роттенхаммер (Johann Rottenhammer) брал для своих полотен что-то от одного художника, что-то - от другого, и получалась картина. Это была такая эклектика, которая даже ни у кого сомнений не вызывала. Было другое отношение к этому.

- А что известно о личной жизни Дитриха?

- Он женился в 1739 году, кажется, на дочке ювелира, однозначно на женщине, причастной к искусству. Прожил с ней всю жизнь. О собственных детях не упоминается. Работал очень много, но последние годы болел, с трудом передвигался, и даже ученики приходили к нему домой. О Дитрихе пишут, что он внимательно относился к своим ученикам, не просто учил, но и кормил тех, кто голодал. Того же Иоганна Кленгеля (Johann Christian Klengel) он приютил, кормил, и из него вышел самый талантливый последователь Дитриха.

- Его искусство приносило прибыль?

- Да, картины Дитриха хорошо оплачивались, у него был прекрасный дом, своя коллекция картин. Все богатые люди хотели иметь у себя его произведения. Поэтому бедным он не был. Тем более что ему покровительствовал Брюль. А Августа Сильного и Брюля сравнивали в те времена с императором Августом и Гаем Цильнием Меценатом в Риме. Но при этом нельзя забывать, что для Германии XVIII века Дитрих был действительно выдающимся художником.

Реклама