Андрей Макаров: Одно лишь разгосударствление не решит проблемы российских СМИ | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 02.12.2010
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Андрей Макаров: Одно лишь разгосударствление не решит проблемы российских СМИ

Проблема российских СМИ заключается в том, что люди не могут получать информацию из разных источников. Разгосударствление СМИ в нынешней России вряд ли решило бы эту проблему, считает журналист Андрей Макаров.

Андрей Макаров

Андрей Макаров

Журналист, депутат Государственной думы Андрей Макаров выступил в дискуссии об основных правах человека и взаимопонимании между народами, которую провел в Берлине Германо-российский форум (Deutsch-Russische Forum e.V). В интервью Deutsche Welle Андрей Макаров заявил, что популярная программа "Справедливость", которую он вел на одном из российских телеканалов, была закрыта, потому что в ней было слишком много правды.

Deutsche Welle: Ваша программа "Справедливость" стала самой рейтинговой по итогам прошедшего года на канале РЕН ТВ. Ее закрыли из-за недовольства "сверху"?

Андрей Макаров: Мы поднимали очень серьезные проблемы. Мы были единственными на российском телевидении, кто показал программы о юристе Сергее Магнитском, о предпринимателе Вере Трифоновой, которые погибли в тюрьме из-за неоказания им помощи. Мы показали программу по делу "Даймлера" - о взятках за приобретение "Мерседесов" для различных государственных инстанций. Всего у нас вышло 110 программ, а это - 110 часов правды. Это уже много. Может быть, даже слишком много. А во-вторых, начиная с дела Сергея Магнитского, я был готов, что нас закроют в любой момент.

- Существуют ли технологии закрытия нежелательных программ?

- Это не вопрос технологии. Мне никто не говорил, что программу закрывают. Я даже не готов сказать, что кто-то в этом виноват. Когда программа создавалась, мы договорились, что я сам выбираю темы. За более чем полгода работы мне никто не запретил ни одной темы, у меня не было подставных лиц, не было ни одного заказа. Но я сказал, что в ту секунду, когда у меня снимут или запретят первую программу, я уйду. Когда стало ясно, что программа о полиции не будет поставлена в эфир, я попрощался со зрителями. К сожалению, и это вырезали.

- О кризисе журналистики говорил во время вручении премии имени Влада Листьева Леонид Парфенов. Вас не удивило, что его речь в официальных СМИ прошла почти незамеченной?

- А что вас удивляет в этой ситуации? Я сейчас выскажу очень непопулярную позицию. Что, эта речь должна была быть растиражирована? Надо было ее в листовках разбрасывать? Новость - это только то, что он с этим выступил. Об этом сказали все. А дальше началась интерпретация, а это уже не новость.

- Вы считаете, что сама речь Парфенова - это не новость?

- Ничего нового там нет. Однако, есть одно "но". Леонид говорил об информационном телевидении как о дорогом покойнике. Справедливо - это покойник. Допустим, вы его не любили. Но вот он умер, вы приходите на поминки или на похороны. Вокруг стоят родственники, а те, кто сидели в зале на вручении премии - это и есть родственники. И вы говорите: "А теперь, я хочу вам сказать правду о нем и напоследок еще и плюнуть в гроб". Вот для меня то, что произошло там, выглядело именно таким образом.

- Надо иметь гражданское мужество, чтобы назвать российскую журналистику "покойником". Или вы считаете, что это не так?

- Когда мы говорим о смелости, то смелость подразумевает, что, наверное, стоило Лёне накануне своего выступления прийти к Косте Эрнсту и подать ему заявление об уходе. Сказать при этом: "Костя, не могу больше молчать. Возьми мое заявление об уходе, а завтра я выступлю с этим". В противном случае возникает ощущение, что такое выступление рождается в связи с колоссальной неудачей того телевизионного проекта, который Лёня ведет сейчас на первом канале. Если проект закроют, это будет названо не неудачей, а расправой за речь.

- Президент Дмитрий Медведев в своем ежегодном послании сказал, что государство не должно быть владельцем СМИ. Эта идея может быть реализована?

- Отличная идея, правильная. Но проблема не в том, чтобы не было государственных СМИ. Проблема в том, что человек должен иметь возможность получать информацию из разных источников. Причем я больше думаю о региональной журналистике. Но не хотел бы, чтобы в результате этого сигнала, газеты, журналы, ТВ были по команде государства распроданы верно служащим олигархам или бизнесу, которые начнут говорить то же самое, что говорило государство. При этом будут сообщать, что произошло разгосударствление СМИ. Дьявол кроется в деталях - подождем, как это будет реализовываться.

Беседовал Александр Сосновский

Редактор: Сергей Гуща

Архив

Контекст

Реклама