Андижан. Приговор объявлен | Центральная Азия - события и оценки | DW | 14.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Андижан. Приговор объявлен

Игра в великодушие?

default

Итак, Верховный суд Узбекистан приговорил 15 участников майских событий в Андижане: от 14-ти до 20-лет лишения свободы.

Теперь судьба первой группы подсудимых решена. А что будет с остальными? Ведь следствие в отношении еще 106-ти человек, так же обвиняемых в организации акций протеста, еще не завершилось.

Надо отметить, что президент Узбекистана Ислам Каримов в момент оглашения приговора 15-ти подсудимым находился в Москве, где решался вопрос, в какой форме и насколько интенсивно Россия и Узбекистан будут в дальнейшем сотрудничать. После, скажем так, «разрыва» с Соединенными Штатами поддержка Москвы, видимо, Каримову нужна, как никогда ранее.

15 человек, которые находились на скамье подсудимых, в том числе - трое граждан Киргизии, обвинялись по ряду статей Уголовного Кодекса Республики Узбекистан, в частности, в попытке свержения конституционного строя, терроризме, убийстве при отягчающих обстоятельствах. О том, чем завершился судебный процесс, привлекший столь пристальное внимание мировой общественности, рассказывает наш корреспондент Юрий Черногаев:

В Ташкенте в понедельник завершился длившийся с 20 сентября в Верховном Суде Узбекистана процесс над 15 основными участниками трагических событий в Андижане в мае этого года. Завершился он довольно неожиданно: после оглашения приговора в клетке для подсудимых расцвели радостные улыбки, все подсудимые, а теперь, по решению суда, преступники, подняли вверх большой палец.
Действительно, только один - Муйдин Собиров - будет сидеть в тюрьме 20 лет, но ему грозила смертная казнь, и только один - член "Исламского движения Узбекистана" Фархад Хамидов - пойдет на 20 лет в колонию строго режима (тоже вместо смертной казни). Все остальные будут пребывать в общей колонии от 20 до 14 лет. Особое внимание журналистов было обращено на трех киргизских граждан - участников тех событий. Им дали по 14 лет общего режима, хотя обвинение просило на 3-4 года больше.
Председатель судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Бахтиер Джамалов начал читать приговор в 10 часов утра, а закончил в полшестого вечера. Журналисты наблюдали за процессом в специальном зале, где установлен монитор. Не все сумели попасть даже в этот зал. До самого последнего часа все попавшие вовнутрь журналисты мучались сомнениями - а успеют ли сегодня дочитать приговор до конца? Дело в том, что в понедельник Ислам Каримов - с визитом в Москве, и ходили слухи, что дочитать до конца не успеют специально, чтобы обеспечить своему президенту относительный комфорт во время общения с московской прессой. Но, тем не менее, в 5 часов по ташкентскому времени Бахтиер Джамалов начал перечислять, кому какие сроки он и его коллеги определили. По общему мнению адвокатов, они удовлетворены наказанием, определенным их подзащитным:
- Я довольна приговором, я сейчас спрашивала у своего подзащитного насчет апелляционной жалобы. Он говорит, не надо мне апелляцию.
- Я защищала Ибрагимова Абдубоиса. Ему дали 16 лет лишения свободы в колонии общего режима, а грозила ведь смертная казнь. Мой подзащитный очень доволен, сидит мне рукой показывает, что все хорошо. Он изначально боялся, что ему дадут смертную казнь.
- Я защищала Сабирова Муйдина. Считаю, что приговор был очень даже справедливым, их поступки оценивались нормально. Не могу сказать, что суд удовлетворил мое ходатайство на 100 процентов. Как главарь, мой подзащитный мог получить очень большой срок или смертную казнь. Я сказала ему, если необходимо, я подам апелляцию. Он сказал, что согласен с приговором. Его все устраивает.
Обозреватели же считают, что такие сроки по статьям Уголовного Кодекса как "терроризм", "убийство при отягчающих обстоятельствах" и другим, являются, в первую очередь, реакцией на мнение международного сообщества, которое едино в оценке андижанских событий. Говорит председатель незарегистрированного узбекского Комитета защиты прав личности Марат Захидов:
- Я думаю, что в данной ситуации, если бы этот процесс происходил в 97 году, то в 97 году, безусловно, за такие преступления кому-то была бы объявлена смертная казнь. К сожалению, власти Узбекистана не считаются с мнением Европейского Союза и других стран, которые проявили к этому процессу особое внимание.
Это было мнение Марата Захидова - председателя незарегистрированного узбекского Комитета защиты прав личности».


Между тем председатель Общества защиты прав человека в Узбекистане Толиб Якубов считает, что вынесение столь "мягкого", по мнению адвокатов, участвовавших в процессе, приговора, вовсе не является великодушным жестом узбекских властей:
"Многие заметили, что в Верховном Суде был хорошо поставленный спектакль. Есть очень много признаков того, что эти люди сыграли определенную роль. Их готовили очень тщательно, но во многих случаях они выдали себя. Было видно, что они выполняют требования следственных органов. В самом начале они полностью отрицали свою причастность к каким - либо преступлениям, а сейчас они признали себя полностью виновными".
Правозащитник Толиб Якубов отметил также:
"Какова будет судьба этих людей после оглашения приговора, определить очень трудно. Дело в том, что в практике узбекского правосудия были такие моменты, когда люди исполнили волю власти, а потом их просто расстреляли или уничтожили каким-то другим способом. Возможно, если этих людей не приговорили к смертной казни, то они все равно каким-то образом будут уничтожены, по крайней мере, часть из них. Я уверен, что большинство этих людей - не виновны. Однако узбекское правосудие умеет невиновных людей превращать в виноватых. Так что мне очень жаль этих людей".
Приговор Верховного Суда был оглашен в отсутствие в стране главы государства. Президент Ислам Каримов находился с визитом в Москве.
Как считает эксперт московского центра Карнеги Аркадий Дубнов, это не было случайностью:
"Все прозрачно и очевидно. Ислам Каримов приехал в Москву. Окончание многочасового чтения приговора было закончено за час до начала его переговоров с Путиным. Я могу предположить, что на той части встречи, которая проходила за пределами внимания журналистов, Каримов мог сказать Путину: "Вот, видите, вы правильно поддержали нашу позицию по Андижанским событиям. Только что закончился судебный процесс по андижанскому мятежу, и суд полностью подтвердил обвинения, им предъявленные. Они все - мятежники, террористы. Так что ваша поддержка была очень точной, своевременной и абсолютно правильной". Так что, я думаю, это совпадение дорого стоит".
Следует отметить, что во время визита президента Каримова в Москву обсуждался вопрос размещения российской военной базы на территории Узбекистана. Московский эксперт Аркадий Дубнов говорит:
"Я бы сказал так, с известной долей осторожности, все предпосылки для возможного создания созданы. Разумеется, интерес России к возвращению своего военного присутствия в Узбекистане очевиден, особенно после того, как оттуда ушли американцы. Свято место пусто не бывает. Ташкент фактически становится лояльным вассалом Москвы, во всяком случае - в военно-политическом отношении".
Это был Аркадий Дубнов, эксперт московского центра Карнеги.

Наталья Позднякова, «Немецкая Волна»



Реклама