Алесь Михалевич: Буду добиваться освобождения всех белорусских политзаключенных | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 30.03.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Алесь Михалевич: Буду добиваться освобождения всех белорусских политзаключенных

Экс-кандидат в президенты Беларуси Алесь Михалевич, получивший политическое убежище в Чехии, рассказал Deutsche Welle, как он оценивает события 19 декабря в Минске, а также объяснил, чем намерен заниматься сейчас.

Алесь Михалевич

Алесь Михалевич

Бывший кандидат в президенты Беларуси Алесь Михалевич, нелегально покинувший страну, на днях получил политическое убежище в Чехии. В интервью Deutsche Welle Михалевич, перед своим отъездом обвинивший КГБ Беларуси в пытках, поделился личным мнением о событиях в стране после президентских выборов, а также рассказал о том, что он намерен сделать для освобождения белорусских политзаключенных.

Deutsche Welle: Было ли решение о выезде за границу принято вами спонтанно, или оно вынашивалось уже после того, как вас выпустили из СИЗО КГБ?

Алексей Михалевич: Такой вариант я продумывал, но не собирался уезжать. Все было достаточно быстро подготовлено к тому, чтобы уехать.

- Насколько выражение "граница на замке" в вашем случае соответствует действительности? Было ли вам сложно выехать за пределы Беларуси?

- Граница с Россией - не на замке. И российско-украинская граница серьезно не охраняется. Там нет базы данных о невыездных. Поэтому я достаточно спокойно выехал из России на Украину. Ну а дальше было уже нужно получить визу для пребывания в Чехии, что я и сделал.

- Высказывалось мнение, что своим побегом вы ухудшили положение оппозиционных политиков, которые все еще находятся в СИЗО КГБ и проходят по делу о массовых беспорядках 19 декабря в Минске. Задумались ли вы над этим?

- Честно говоря, в первый раз слышу такую версию. Я не знаю, чье положение я ухудшил. Наоборот, надеюсь, что своим заявлением о пытках в следственном изоляторе КГБ я улучшил условия содержания оставшихся там оппозиционеров. По меньшей мере, мы видим, что адвокатов начали пускать на встречу с арестованными. Поэтому для меня такая трактовка удивительна.

- Как вы устроились в Праге, чем сейчас занимаетесь?

- Я налаживаю контакты с иностранными правозащитными организациями, юристами. Буду непосредственно работать над тем, чтобы остановить пытки в Беларуси и чтобы все политзаключенные вышли на свободу. Контактирую с разными людьми из разных стран, пытаюсь помочь с информацией всем, кто занимается вопросом пыток в Беларуси.

- То есть вы все же решили заниматься скорее правозащитной деятельностью, а не политической?

- Верно. Сразу после того, как вышел из СИЗО, я заявил, что не рассматриваю себя как политика до тех пор, пока последний политзаключенный не окажется на свободе. Поэтому я буду заниматься правозащитной деятельностью.

- Какие ошибки были допущены в президентской кампании вами и другими экс-кандидатами в президенты от демократических сил?

- Думаю, что стратегически все было сделано правильно. Естественно, можно было многое сделать лучше, но общее направление не было ошибочным.

- Есть разные версии событий 19 декабря прошлого года: провокация белорусских спецслужб, "рука Москвы", спланированная Лукашенко расправа и так далее. Как вы оцениваете то, что тогда произошло?

- Как сказал один мой знакомый политолог, невозможно объяснить события 19 декабря в категориях политологии. Это можно объяснить исключительно в категориях психиатрии. На мой взгляд, режим проиграл. Власти для себя ситуацию однозначно ухудшили. Я был как раз тем кандидатом, который проявлял готовность к диалогу с властью. Был готов помогать своей стране, делать то, что ей в любом случае будет выгодным. На сегодняшний день даже таких мягких оппонентов, как я, столкнули в лагерь радикальной оппозиции.

- После выборов ЕС возобновил визовые санкции в отношении руководства Беларуси. Но репрессии в стране продолжаются. Что, на ваш взгляд, сейчас должен сделать Запад, чтобы остановить их?

- Я не согласен с тем, что санкции не приносят результата, если ситуация сразу не меняется. Я очень осторожно отношусь к заявлениям о том, что какая-то политика провалилась. Визовые санкции - позитивная, нужная мера. И Евросоюз сейчас должен больше работать с белорусским гражданским обществом, чтобы в Беларуси максимально быстро усилились средства массовой информации, общественные организации, профсоюзы. То есть ЕС должен сделать так, чтобы в Беларуси действительно тон задавал "третий сектор".

- То есть Брюссель не должен пытаться оказывать давление на белорусские власти, например вводя экономические санкции?

- Я как раз считаю, что для того, чтобы остановить пытки в тюрьмах и чтобы в Беларусь пустили миссию экспертов ООН, занимающихся предотвращением пыток, нужно использовать все мирные способы. Пока мы точно не знаем, что там пытки остановлены, надо использовать все возможные мирные средства, в том числе экономические санкции. Если власть пойдет на сотрудничество, тогда уже надо будет думать над другими методами воздействия.

Беседовала Виктория Зарянка
Редактор: Владимир Дорохов

Архив

Контекст

Реклама