Александр фон Ган: Казахстан проводит тонкую политику | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW | 25.05.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

Александр фон Ган: Казахстан проводит тонкую политику

Соглашение о стратегическом сырьевом партнерстве, которое должны заключить Германия и Казахстан, может выйти далеко за рамки чистой купли-продажи сырья, уверен обозреватель немецкого журнала Zenith.

Ангела Меркель и Нурсултан Назарбаев

Ангела Меркель и Нурсултан Назарбаев

Вечером 24 мая в Берлине состоялся казахстанско-германский экономический форум. Главным его событием должно было стать подписание соглашения о стратегическом сырьевом партнерстве между Берлином и Астаной. Однако пока стороны ограничились меморандумом о намерениях. На фоне ограничения экспорта редкоземельных металлов из Китая, который является на этом рынке монополистом, Германия стремится гарантировать себе доступ к ним, так как редкоземельные металлы необходимы для различных высокотехнологичных отраслей производства. Один из участников форума, ответственный редактор немецкого журнала Zenith Александр фон Ган (Alexander von Hahn) в интервью Deutsche Welle выразил мнение, что соглашение между двумя странами может выйти далеко за рамки сугубо экономического партнерства в сфере купли-продажи сырья.

Deutsche Welle: В чем заключается значение соглашения, которое собираются подписать Германия и Казахстан?

Александр фон Ган

Александр фон Ган

Александр фон Ган: Интересно то, что мы на самом деле до сих пор не знаем, насколько объемным будет это соглашение. По тем сообщениям, что у меня есть, в частности по пресс-релизу министерства экономики ФРГ, ясно, что сам договор не ограничивается только сырьевым партнерством. В документе указывается, что речь идет о долговременном экономическом, а также политическом и социальном партнерстве. Получается, что сам договор превращается в некое рамочное соглашение. Это даст возможность развивать отношения не только между Германией и Казахстаном, но и между Казахстаном и Евросоюзом в целом.

- Но если говорить об обычных гражданах, то для них с подписанием соглашения ничего не изменится в ближайшее время?

- Вы знаете, подобного рода соглашения имеют значение - по крайней мере, мне хотелось бы на это надеяться - для всего Казахстана как страны. Потому что после 20 лет развития мы можем говорить о том, что имеем дело с определенной структурой казахстанского общества, выработан определенный тип управления и социальных отношений. Но очевидно, что этот процесс не завершен. А данное соглашение предполагает развитие отношений между Казахстаном как экономической и социальной моделью и Германией или, если хотите, Европой как моделью. Соглашение может получить более широкую трактовку и коснуться культурного обмена, облегчения визового режима. Конечно, это потенциал, который надо будет разрабатывать, но я такой возможности не могу исключить.

Редкоземельные металлы

Редкоземельные металлы

- Основная часть договора все же посвящена сырьевому партнерству. Подразумевается, что Германия получит возможность экспортировать из Казахстана редкоземельные металлы, необходимые для различных высокотехнологичных производств. Дело в том, что крупнейший поставщик, а фактически - монополист, на рынке редкоземельных металлов, Китай, ограничивает свой экспорт, а ФРГ ищет альтернативные источники снабжения. Может ли Казахстан стать такой альтернативой?

- Казахстан обладает, конечно, колоссальным потенциалом не только сырья. В Казахстане достаточно хорошая технологическая база - это еще наследство Советского Союза, и довольно квалифицированный состав инженеров. Это все облегчает работу в данной отрасли. В том, что конкурентная борьба обостряется, вы совершенно правы. Совсем недавно Китай объявил о введении экспортных квот на редкоземельные элементы, что отражает установку КНР на развитие собственной промышленности. Устойчивая тенденция последних лет - растущая мощь Китая в регионе, укрепление экономического доминирования этой страны.

В какой-то степени этот договор можно было бы интерпретировать как некий ответный ход Германии и Европейского Союза в этой игре. Но, с моей точки зрения, подход ФРГ более широк. Скажем, если Китаю нужны только ресурсы и более ничего, то Германия пытается одновременно развивать и отношения в других сферах, тем самым вовлекая партнеров, в хорошем смысле слова, в орбиту своих интересов. Это установка на долговременное налаживание отношений, потому что не секрет, что смена власти в странах с подобного рода государственной структурой всегда чревата сюрпризами. И я полагаю, что европейцы хотят избежать таких сюрпризов любым способом и добиться некоей предсказуемости на ближайшие 10-20 лет.

- В России, являющейся крупным сырьевым экспортером, не могли не заметить движения навстречу между Германией и Казахстаном в вопросах сырьевого сотрудничества…

- По моим наблюдениям, Казахстан проводит очень интересную линию поведения последние 20 лет. Никоим образом, ни при каких обстоятельствах казахстанцы не обостряют своих отношений с Россией. Это очень тонкая политика, направленная на то, чтобы, налаживая взаимоотношения и всячески подчеркивая их союзнический дух, четко и ясно преследовать свои интересы, выстраивая отношения с теми государствами, которые для Казахстана являются принципиально важными. И пока выстраивание этих отношений не идет, на мой взгляд, в ущерб интересам России. Хотя чисто гипотетически, в случае появления интереса в России в редкоземельных элементах из Казахстана, каких-то квот может и не хватить.

Беседовал Михаил Бушуев
Редактор: Наталья Позднякова

Контекст