Акежан Кажегельдин: ″Искать Рахата Алиева - обязанность органов власти, а не частных лиц″ | Казахстан | DW | 03.12.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Казахстан

Акежан Кажегельдин: "Искать Рахата Алиева - обязанность органов власти, а не частных лиц"

Акежан Кажегельдин намерен добиться от ЕС розыска бывшего зятя президента Казахстана Рахата Алиева. Об этом признанный на Западе лидер казахской оппозиции рассказал в интервью Deutsche Welle.

Акежан Кажегельдин

Акежан Кажегельдин

Бывший премьер-министр Казахстана, а ныне проживающий в иммиграции ведущий оппозиционный политик страны Акежан Кажегельдин 1 декабря побывал в Брюсселе. Главной целью его визита было добиться от Евросоюза объявления в розыск Рахата Алиева, бывшего зятя президента Казахстана, бывшего посла этой страны в Вене и бывшего замглавы комитета национальной безопасности.

Deutsche Welle : Господин Кажегельдин, с чем связан ваш нынешний приезд в Брюссель?

Акежан Кажегельдин: Я встречался с людьми, занимающимися в Европарламенте и Еврокомиссии правовыми вопросами. "Паспорт свободы", который был выдан мне в 2002 году Европейским парламентом, дает мне право в любое удобное время обращаться в европейские институты за политической или юридической помощью. Я хочу обратить внимание Евросоюза на то, что господин Рахат Алиев в независимом суде должен доказать свою невиновность или понести наказание за преступления, которые он, возможно, совершил, занимая высокую государственную должность в Казахстане.

Страны ЕС приняли на себя обязательство по поиску лиц, которые подозреваются в совершении преступлений против человечности. Алиев напрямую обвиняется в совершении преступлений такого рода их жертвами. Среди них - мои бывшие охранники, которые прилагают все усилия, чтобы он предстал перед судом. Но австрийские власти, первыми среди европейцев принявшие Алиева на своей территории, в силу разных причин не проводят расследование. При этом они ссылаются на то, что Алиева сейчас якобы уже нет в Австрии, а искать его они не хотят.

Моя задача - убедить европейские структуры в том, что если Австрия приняла Рахата Алиева после того, как он лишился должности посла в Вене, то она должна и помочь выяснить, где он сейчас находится. Не могут два моих бывших охранника, один из которых живет на пособие в Бельгии, а другой находится в Казахстане, тратить деньги, нанимать детективные агентства и адвокатов, чтобы искать Алиева. Это дорогое удовольствие. Его должны искать или австрийские власти, или Евросоюз. ЕС надлежит найти формулировку для объявления розыска. А у Рахата Алиева есть шанс в независимом суде в любой европейской стране доказать свою невиновность.

- СМИ сообщали, что вы также подали иск в отношении Рахата Алиева. Так ли это?

- Естественно, я не забываю, что он нарушил и мои конституционные права. Из-за инспирированных им дел я был несправедливо осужден, в чем он сам в одном из недавних интервью признался. Эта история имела место давно, еще когда в Казахстане начался судебный процесс против меня, а сам Алиев находился во власти и этот процесс инициировал.

Но я пока не подал иск, поскольку еще не определился, на Мальте ли подавать иск, в Вене или в другой стране ЕС, где находится Алиев. Мне нужно, чтобы Брюссель помог ответить на этот вопрос. Мы ждем ответа от мальтийских властей, находится ли он у них, и если да, то в каком статусе. Если нет, то мы возвращаемся в Австрию, поскольку это первая страна, которая приняла Алиева, и она должна подать запрос на его розыск в Интерпол. Искать его - обязанность органов власти, а не частных лиц.

- Есть ли нечто, что ставит "дело Рахата Алиева" в вашу повестку дня на особое место?

- Появление Алиева в Европе не случайно. Тут у него есть давно заложенные экономические интересы. Он понимал также, что репутация Казахстана в области права весьма подмочена, поэтому его не экстрадируют. Причем парадокс в том, что он сам сделал очень многое для того, чтобы законы республики функционировали в интересах лишь группы людей и находились в противоречии с конституцией. Грубо говоря, в Казахстане закон начали использовать как кастет. Надо убрать конкурента - заводится дело, проводится суд. И так далее.

То, что это результат деятельности Рахата Алиева, можно легко показать, подняв архивы. Там видно, каким образом менялось административное право, как менялось уголовное и уголовно-процессуальное право. Поэтому когда он первым делом заявил, что не встретит в Казахстане свободного и справедливого суда, он знал, что говорит.

- Вопрос общего порядка. Как бы вы охарактеризовали нынешнюю ситуацию в Казахстане?

- Я боюсь ошибиться, но мне кажется, что нынешнее состояние нашего общества напоминает поздний СССР. На кухнях громко ропщут, уже появились профессиональные сопротивляющиеся, появились свои "шахтеры". У нас это нефтяники.

Я не знаю, злой ли это умысел, недомыслие или социальная трусость - то, что правительство не находится рядом с нефтяниками. Оно должно этот вопрос "разводить", потому что это недовольство нельзя отнести к числу "структурных проблем", это стало проблемой социальной. А любая социальная проблема сразу политизируется. Протестуют именно казахи, руководят забастовщиками казахи, и уже нельзя сказать, что кто-то чужой приехал и старается нас дестабилизировать.

Беседовал Виталий Волков, Брюссель

Редактор: Андрей Бреннер

Архив

Контекст

Реклама