1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Welt: что мешает российской оппозиции

Газета опубликовала комментарий о выступлениях оппозиции в Москве, указывая, что при минимуме общих интересов нет возможности предложить успешную политическую альтернативу.

default

Не более двух тысяч человек демонстрировали в эту субботу в Москве против политики президента Путина. Собрать больше народу оппозиции сейчас не по силам. Да и то, что на митинг вообще явились две тысячи участников объясняется исключительно тем обстоятельством, что к выступлениям демократов против ограничения гражданских свобод и против путинской псевдодемократии присоединились анархисты и национал-большевики.

Беда оппозиции состоит в ее раздробленности. По каким пунктам левые экстремисты и демократы нашли общий язык, остается загадкой. В принципе у них один единственный общий знаменатель – Путин должен уйти. Однако при таком минимуме общих интересов нет возможности предложить успешную политическую альтернативу. Удивительно, что путинский госаппарат отреагировал столь агрессивно: восемь тысяч солдат и милиционеров окружили демонстрантов. Картина напоминала то, что обычно происходит в таких случаях в лукашенковской Белоруссии. Крайне неадекватная реакция властей демонстрирует, что "суверенная демократия" России, как называет политическую систему страны главный идеолог Кремля Владислав Сурков, далеко не столь суверенная.

Кремль нервничает. Элиты мучаются загадкой, кто же станет наследником Путина в 2008 году. Кремлевские кланы в своей борьбе за власть выглядят не менее разобщенными, чем оппозиционные силы страны. Однако большинство российских граждан об этом ничего узнает. В лучшее вечернее время российским телезрителям показали, как более семидесяти тысяч членов прокремлевской молодежной организации, нарядившись дедами-морозами, разносят подарки ветеранам Второй мировой войны. Если бы эта дорогостоящая затея пришла в голову оппозиции, то реализовать ее, скорее всего, не удалось бы, поскольку она была бы запрещена властями как несанкционированное массовое мероприятие, участники которого еще и скрывают свои лица.

Контекст