1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Welt: угроза коммунизма сменилась угрозой экстремизма

Газета анализирует ситуацию в Ираке, отмечая, что США нельзя выводить войска из страны.

default

В Багдаде несут службу пятьдесят тысяч американских солдат. Им оказывают содействие иракские силы безопасности численностью в 79 тысяч человек. И, тем не менее, всем этим боевым соединениям не удается навести порядок даже в столице. В среду, в результате очередного теракта погибли более 60 человек. Потерпит ли фиаско новая американская силовая стратегия в Ираке? В данный момент нет возможности ответить на этот вопрос. По крайней мере, американцам удалось за последние четыре месяца взять под стражу более 20 тысяч повстанцев и террористов. Некоторый оптимизм вселяет наметившийся разлад между суннитскими повстанцами в Ираке и террористами "Аль-Каиды".

Но на скорые успехи рассчитывать не приходится. Американский генерал Дэвид Петреус прав, когда говорит, что партизанская война в Ираке будет продолжаться не год и не два, а как минимум десяток лет. В США практически все кандидаты в президенты пытаются привлечь избирателей, выдвигая планы по выводу войск из Ирака. Почти все кандидаты едины в том, что американцам следует как можно скорее покинуть регион Междуречья. Американским политикам и их европейским коллегам хочется напомнить слова генерала Люциуса Клэя, сказанные во время сталинской блокады Берлина после окончания Второй мировой войны: "Если падет Берлин, за ним последует Западная Германия. Если мы хотим защитить Европу от коммунизма, нам следует оставаться в Берлине. Если Америка не поймет, что жребий брошен, то коммунисты захватят все". Сегодня Багдад, Ирак и весь Ближний Восток находятся в той же опасности, что и Европа во время блокады Берлина в 1948 году. Угроза коммунизма сменилась угрозой исламского экстремизма. Если Америка этого не поймет и не осознает, что жребий брошен, то радикальный ислам имеет шансы победить также в Афганистане и Ливане.

Контекст