1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Welt: Палестина напоминает французскую монархию в преддверии революции

Газета комментирует захват власти в секторе Газа радикалами из организации ХАМАС.

default

Сейчас на первый план выходят четыре вопроса: судьба палестинцев в секторе Газа, будущее территории Западного берега Иордана, остающейся под контролем ФАТХ, позиция мирового сообщества по отношению к Израилю и стратегические последствия путча ХАМАС для ближневосточного региона. Возможно, что ХАМАС не будет торопиться с реализацией своей программы исламизации общества, но представители этой организации настроены решительно и хотят изменить жизнь палестинцев согласно собственным представлениям. ХАМАС будет казнить и миловать по своему усмотрению, лишит женщин прав и свобод, а среди школьников будет насаждать идеологию ненависти, готовя из них террористов-смертников. На Западном берегу Иордана власть ФАТХ по-прежнему стабильна и даже катастрофа, случившаяся в Газе, вряд ли заставит руководство партии изменить свою политику.

Логика подсказывает, что ФАТХ следовало бы придерживаться умеренного курса, решительно бороться с терроризмом и стремиться к примирению с Израилем. Однако руководство ФАТХ имеет собственное представление относительно того, что является логичным, и вполне возможно, что его рецепты отличаются от вышеназванных. ФАТХ сегодня фатальным образом напоминает французскую монархию в преддверии революции. Французский монархизм также не был способен учиться на собственных ошибках и своевременно принимать меры, чтобы предотвратить собственный крах. Спасение ФАТХ не является задачей мирового сообщества, палестинцы сами должны приложить для этого усилия. Стратегические последствия путча ХАМАС для региона весьма мрачные. Захват власти в Газе хамасовцами знаменует победу блока, к которому следует причислить также "Хезболлах", Сирию и Иран. Эти силы отлично понимают, что важнейший конфликт современности, это – конфликт радикального ислама и всего остального мира. Вопрос в том отдает ли себе в этом отчет остальной мир.

Контекст