1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Tokio Hotel о своем новом альбоме и политике

3 марта выходит новый альбом немецкой группы Tokio Hotel. Международное турне стартует в Великобритании. В апреле песни из альбома "Dream Machine" квартет исполнит в России.

Deutsche Welle: Ваш пятый альбом называется "Dream Machine". О чем мечтает Tokio Hotel в 2017 году?

Билл Каулиц (Bill Kaulitz): У нас сейчас такое ощущение, будто бы мы строим нашу собственную машину мечты. Мы делаем только то, что действительно хотим. Работа над этим альбомом доставила нам огромное удовольствие. Получился альбом, о котором можно только мечтать. И турне будет тоже сказочным.

- На этот раз вы почти все сделали в одиночку. Том был главным продюсером. Он также является диктатором звука?

Густав Шефер (Gustav Schäfer): Хорошо сказано: диктатор звука. Пожалуй, да.

Георг Листинг (Georg Listing): Нет, не диктатор. Гуру.

Билл: На самом деле это немного так. Том сидит весь день в студии, ничем другим не занимается с утра до вечера. У нас у всех свои роли и обязанности. Но мы всегда - в большинстве случаев - одного мнения.

- Что вызывало наибольшие трения при работе над звучанием альбома?

Билл Каулиц, Tokio Hotel

Билл Каулиц, Tokio Hotel

Билл: Все это часть нашей одиссеи. Сейчас мы пришли к пониманию того, что не обязательно должна быть гитара только потому, что мы бэнд. На концертах, например, Том и Георг играют на самых разных инструментах, на клавишных и на ударных. Мы сейчас все универсалы, мы уже не классическая рок-группа, с гитарой и усилителем. Наш звук изменился за эти годы.

- Ваш новый альбом звучит очень меланхолично. Но, судя по вашим видеоблогам и фотографиям в Instagram, дела у вас в последние месяцы идут хорошо. Откуда взялась печаль?

Билл: (смеется) Определенная грусть во мне сидит всегда. У меня такое ощущение, что печаль идет на пользу творчеству. Когда у меня дела идут не очень хорошо, я становлюсь лучше как певец. 

Том (Tom Kaulitz): Это связано с тем, как мы пишем песни. Мы не считаем жизнь дерьмовой. Просто в моменты счастья мы не пишем песен. Счастье не надо перерабатывать - ты просто счастлив и все...

- Целое поколение ваших поклонников выучило немецкий, чтобы понимать ваши тексты. Но уже в вашем предпоследнем альбоме вы распрощались с немецкими текстами. А в "Dream Machine" звучит одно-единственное: "Tanzen". Почему?

Билл: Немецкий исчез сам по себе. Мы относительно рано начали переводить наши альбомы, а потом полностью перешли на английский. Переводить все на немецкий - утомительное занятие, да не всегда это и возможно. 

Том: Мы взяли за правило вообще больше ничего не переводить. Когда мы пишем песню на немецком языке, она звучит по-немецки. А если на английском языке, то по-английски.

Билл: Мы были так вдохновлены Берлином, что в песне "Boy Don't Cry" появилось немецкое слово. Я его там и оставил потому, что это звучало очень круто.

-  Том и Билл уже более шести лет живут в Лос-Анджелесе. Густав и Георг вернулись в Магдебург. Не мешала такая дистанция работе над альбомом?

Георг: Нет, мы провели два месяца в начале 2016 года в Берлине, работали в студии над концепцией альбома. Потом ребята вернулись в Лос-Анджелес и продолжили работать там. Летом Густав и я слетали в Лос-Анджелес и, наконец, доделали альбом в Берлине. Мы все время в контакте и обмениваемся идеями.

-  Том и Билл, каково живется сейчас иностранцам в США?

Билл: Для нас, конечно, это тоже трудная и важная тема.  Но я думаю, что и здесь, в Германии, дела обстоят похожим образом в связи с АдГ ("Альтернатива для Германии" - правопопулистская партия - Ред.) и всем прочим такого рода. Это скорее глобальная проблема. Но в Америке это уже реальность. Но надо сказать, что Лос-Анджелес в этом смысле исключение, потому что, конечно, там никто не выбирал Трампа. Соответственно, все были в шоке.

Том: Мы скорее вернемся в Америку и будем добиваться независимости Калифорнии.

Билл: Точно. Сейчас ситуация у нас такая: если мы не получим визы, то вернемся в Германию (смеется). Так что, я не знаю, что нас ожидает в будущем.

-  Другие музыканты четко формулируют свой протест. Российско-немецкий диджей и продюсер Zedd тоже из Лос-Анджелеса объявил на 3 апреля концерт в пользу некоммерческой организации "Американский союз гражданских свобод". На концерте намерены выступить такие известные американские исполнители, как Macklemore и Imagine Dragons. А вы могли бы себя представить участниками чего-то подобного?

Билл: Я считаю, что не надо бежать от конфронтации. Я не думаю, что сейчас надо уезжать из страны. Я считаю, что сейчас надо высказывать свое мнение. И очень хорошо, что проводятся подобные фестивали. На следующий день после выборов мы были на улицах Лос-Анджелеса, на демонстрации.

-  С приходом к власти Трампа в моду вернулись протестные песни. Можно что-то подобное ожидать от Tokio Hotel?

Георг: Большую политическую песню? Трудно сказать. Но у нас есть, конечно, мнение о политике.

Том: Напрямую выражать что-то в музыке... - это не наш стиль. Но мы, разумеется, понимаем, что посредством наших текстов и видео мы выражаем определенную позицию. Избрание Трампа Билл воспринял как личное оскорбление. В течение двух недель он не мог успокоиться и вступал со всеми в перепалку.

Билл: Да, для человека творческого это плевок в лицо и болезненный удар. Наверное, у всех такое ощущение. Вот пишешь песни про то, во что веришь, что хочешь передать дальше… а тут политики, которые делают противоположное и обратное, и оказываются в итоге избранными. Как такое не принимать близко к сердцу? На мой взгляд, политика - это дело тоже личное. А значит, каждый человек имеет право на собственное мнение.

Смотрите также:

Контекст