1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

SOS: "Чернобыль" в Ферганской долине

Еще раз о хвостохранилищах

Причиной экологической катастрофы во всей Ферганской долине по-прежнему могут стать хвостохранилища, расположенные на территории Киргизии. Чрезвычайные службы республики пока не в состоянии самостоятельно справиться с этой проблемой и рассчитывают на помощь со стороны международного сообщества. Первые работы по реабилитации ядерных захоронений при поддержке доноров уже начались. Рассказывает Виталий Катаргин:

На территории Киргизии находится более 30 захоронений с ядерными и токсичными отходами, которые достались стране в наследство от Советской эпохи. Хвостохранилища и горные отвалы разбросаны по всей республике. Часть из них размещена, к примеру, в курортной зоне на побережье озера Иссык-Куль. Но наибольшую угрозу представляют могильники на юге, близ города Майли-Суу, разрушение которых может привести к экологической катастрофе во всей Ферганской долине. Здесь расположено 23 захоронения. Практически все они за последние полтора десятилетия пришли в аварийное состояние, - говорит директор департамента мониторинга, прогнозирования чрезвычайных ситуаций и обращения с хвостохранилищами МЧС республики Анаркул Айталиев.

- Урановые и токсичные хвостохранилища к себе требуют особенных подходов, для того чтобы не произошла катастрофа и радиоактивное загрязнение территорий Ферганской долины и Киргизстана. Правительство и наше министерство решают отдельные вопросы. Мы проводим постоянный мониторинг. Но чтобы выполнить сами реабилитационные работы, во-первых, средств не хватает, во-вторых, проектирование должны выполнять специализированные проектные организации. К сожалению, таких организаций на территории Киргизстана не имеется.

Помощь в реабилитации урановых захоронений Киргизии оказывают зарубежные страны и международные организации. Всемирный банк на эти цели выделил более десяти миллионов долларов. В течение 2005 года проводились инспектирование майли-сууйских хвостохранилищ и разработка плана по их реабилитации. И как отметил в интервью "Немецкой волне" представитель МЧС республики Анаркул Айталиев, в этом году начались первые физические работы.

- Уже два объекта начаты. Это разгрузка оползня над третьим хвостохранилещем. На территории Майли-Суу имеется порядка двухсот оползней. Они могут разрушить хвостохранилища. И вот первый объект, это разгрузка части оползней. Следующий объект, это укрепление берегов рек, которые протекают вблизи захоронений. Таким образом, будем дальше продвигаться. По проекту Всемирного банка наконец-то будут выполняться очень большие работы.


В рамках проекта Всемирного банка реабилитацией хвостохранилищ на юге Киргизии занимаются немецкая и австрийская компании. Инженер из Германии Фальк Вагнер говорит, что работы планируется завершить к 2008 году.

- Мы сейчас занимаемся реабилитацией горных отвалов и переносом хвостохранилищ на безопасное место. На нас огромная ответственность перед будущим поколением. Дела, которые связаны с радиоактивными отходами, очень серьезные. Мы сейчас работаем во благо киргизского народа.


В случае успешной реализации проекта по реконструкции ядерных захоронений в Майли-Суу будет значительно снижен риск радиоактивного заражения обширных территорий Киргизии и соседних Центрально-азиатских государств. Однако в срочной реабилитации нуждаются и хвостохранилища в других областях Киргизии, на что также требуются немалые средства. Получить их республика планирует опять-таки от международных доноров.

На помощь иностранных доноров надеются и в Таджикистане. Особенно остро проблема ядерных могильников - в Согдийской области. Рассказывает Нигора Бухари – заде.

Население нескольких районов северной Согдийской области Таджикистана постоянно подвергается риску радиационного облучения. На территории области расположены 10 хвостохранилищ. Работы по их защите от внешнего воздействия в последние два десятилетия не проводились, из-за чего под влиянием воды и ветра радиоактивные отходы сегодня оказались почти на поверхности почвы. Вблизи некоторых захоронений, например, в местечке Адрасман, радиоактивность достигает 1400 микрорентген в час, что в 70 раз превышает предельно допустимые нормы. Местные жители прямо на могильниках косят траву, пасут скот, собирают глину и песок для строительства домов. Никаких предупреждающих табличек вокруг хвостохранилищ давно нет. О необходимости реабилитации радиоактивных захоронений учёные и экологи, что называется, «трубят» уже много лет. В курсе проблемы и международные организации. Однако из года в год ситуация вокруг могильников только ухудшается. Как считает советник председателя Госкомитета охраны окружающей среды и лесного хозяйства Таджикистана Джалил Бузруков, проблема хвостохранилищ не решается, в первую очередь, из-за отсутствия координации работы в этом направлении со стороны созданного при Академии наук Агентства по ядерной и радиационной безопасности:

- Сегодня у нас нет капитальных исследований по этому вопросу (состоянию хвостохранилищ – «НВ»). Мы только намереваемся сделать предпроектное предложение по реабилитации всех наших хвостохранилищ. Не определены разграничительные функции – что будет делать МЧС, что будет делать Комитет по охране окружающей среды, Минздрав, местные власти. И, соответственно, для внешних доноров, которые хотели бы помочь, это является тормозом к более ясному пониманию проблемы и её решению.

На территории северного Таджикистана захоронены более 50 миллионов тонн радиоактивных отходов. Для их реабилитации требуются десятки миллионов долларов. В соседней Киргизии ситуация изначально была гораздо сложнее – количество хвостохранилищ и объёмы захоронений там превышают наши. Однако, как говорит Джалил Бузруков, по сравнению с Таджикистаном, сопредельная страна продвинулась далеко вперёд в решении проблемы радиационного загрязнения, поскольку решается она там на государственном уровне. Киргизское правительство давно разработало и реализует государственную программу по реабилитации радиоактивных захоронений. А в Таджикистане до сих пор – ни программ, ни проектов.