MEADS – новая система воздушной обороны | Наука и техника | DW | 31.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

MEADS – новая система воздушной обороны

13.06.2005

Недавно правительственная коалиция Германии – причём при поддержке основной оппозиционной партии, что бывает не так уж часто, – одобрила выделение 850-ти миллионов евро на разработку системы противовоздушной обороны нового поколения. Из всех представленных в Бундестаге партий против этого решения выступили только свободные демократы. Их позицию можно, однако, понять, если иметь в виду, что Германия переживает сегодня весьма серьёзные экономические трудности, и столь значительные средства, пусть даже их выделение будет растянуто на 8 лет, могли бы найти иное – и, как считают многие видные эксперты, гораздо более разумное – применение. Однако тут, судя по всему, экономическая целесообразность, за которую ратуют либералы, была принесена в жертву политическим соображениям: ведь речь идёт о проекте международном, в котором, помимо США, участвует также и Италия, поэтому Германия сочла необходимым к нему присоединиться, тем более, что это своё намерение она сигнализировала партнёрам уже давно. (Заметим в скобках, что Франция, также сперва подписавшая протокол о намерениях, потом отказалась от участия в проекте). Но проблема тут не только в финансировании, тем более что доля Германии составляет лишь 25 процентов общей стоимости расходов на разработку системы, а главное бремя расходов – 60 процентов – несут, как водится, американцы. Проблема ещё и в том, что очень многие независимые эксперты – и прежде всего, в самих же Соединённых Штатах – выражают серьёзные сомнения если не в практической осуществимости этого проекта, по, по крайней мере, в эффективности создаваемой системы. А вот в чём они не сомневаются, так это в том, что объявленный сегодня бюджет будет превышен, и весьма значительно.

Итак, что же это за проект? Речь идёт о создании новой системы, обозначаемой английской аббревиатурой «MEADS», то есть «Medium Extended Air Defense System», что в переводе означает «Расширенная система противовоздушной обороны средней дальности».

Сегодня в США уже развёрнуты или находятся в стадии разработки полтора десятка различных систем противовоздушной и противоракетной обороны –тактические (так называемые ПРО поля боя), оперативно-тактические (ПРО зоны боевых действий), оперативно-стратегические (ПРО театра военных действий) и стратегические (ПРО национальной территории). Система «MEADS» относится к первой категории, то есть к тактическим системам. По замыслу разработчиков, это будет войсковой мобильный зенитно-ракетный комплекс наземного базирования, способный сопровождать на марше боевые части. Каждое полностью укомплектованное подразделение «MEADS» должно состоять из одной радиолокационной станции кругового обзора, двух приборов управления огнём, шести мобильных пусковых установок с двенадцатью ракетами и нескольких автомашин снабжения.

Примечательно, что идущие в Европе жаркие дискуссии вокруг вопроса о финансировании проекта практически не привлекли внимания общественности США. Многим там вообще неизвестно, что «MEADS» – проект международный. Фредерик Лэмб (Frederick K. Lamb), профессор астрофизики Иллинойского университета в городе Урбана-Шампейн, специалист в области чёрных дыр, вот уже на протяжении 2-х десятков лет проводящий экспертные оценки оборонных проектов, поясняет:

Участие Германии и Италии в этом проекте остаётся в США совершенно незамеченным общественностью. Об этом никто не знает, информация об этом не появляется ни в газетах, ни в телепередачах, и никто это здесь не комментирует.

Но если международный характер проекта в США замалчивается, то сам проект на виду и на слуху. Ведь уже к 2012-му году система «MEADS» по идее должна прийти на смену нынешним комплексам «Patriot», тем самым противоракетам, которые применялись американскими ПВО ещё во время первой войны в зоне Персидского залива. Тогда они не смогли поразить ни одну иракскую ракету, хотя военная пропаганда США и утверждала обратное. Достоверных данных о том, насколько успешно комплексы «Patriot» зарекомендовали себя в ходе второй войны в Ираке, пока нет, однако точно известно, что одной такой противоракетой по ошибке был сбит британский самолёт. Теперь всё будет иначе, система «MEADS» во всех отношениях гораздо лучше, – заверяют её разработчики. Она будет способна отличать самолёты от ракет, своих от чужих. Новые мобильные радиолокационные станции впервые смогут эффективно следить за воздушным пространством во всех направлениях, а противоракеты нового поколения будут оборудованы так называемой головкой «прямого попадания» («hit to kill») – эта технология позволяет с высокой надёжностью разрушать ракеты противника непосредственным механическим воздействием. Одна беда – технически реализовать всё это пока не удаётся, и совершенно неясно, удастся ли в обозримом будущем. Фредерик Лэмб говорит:

Я думаю, надо быть большим оптимистом, чтобы утверждать, что система будет готова к 2012-му году. Кроме того, не мешало бы уточнить, что значит «готова». Дело в том, что сегодня в Америке все программы противоракетной обороны формулируются примерно так: вы даёте нам столько денег, сколько мы требуем, а мы делаем то, что можем, и называем это успехом.

Иными словами, здесь просматривается та же хорошо знакомая стратегия, что и в отношении других систем ПРО – прежде всего, стратегической. Выдвинутая ещё президентом Рейганом «Стратегическая оборонная инициатива» претерпела с тех пор ряд переименований, а год назад даже могло показаться, что система национальной противоракетной обороны начала было обретать некие реальные очертания. Во всяком случае, в октябре минувшего года в Калифорнии и на Аляске было запланировано развёртывание 10-ти шахтных пусковых установок одного из эшелонов новой оборонной программы – так называемой системы противоракетной обороны наземного базирования для перехвата ракет противника на среднем участке траектории полёта (GMD – Ground-based Midcourse Defense). Том Билефельд (Tom Bielefeld), сотрудник Института физики окружающей среды при Бременском университете и эксперт в области технологических аспектов контроля над вооружениями, поясняет, в чём состоит концепция такой системы:

Речь идёт о том, что установленные на земле крылатые ракеты-перехватчики вылетают навстречу баллистическим ракетам противника и уничтожают их прямым попаданием. Эти так называемые противоракеты состоят из разгонного блока, соединительного модуля и ступени перехвата диаметром от полуметра до метра, оснащённой инфракрасной головкой самонаведения. Скорость сближения составляет около 10 километров в секунду. Если на столь высокой скорости действительно происходит прямое попадание, то и ступень перехвата, и боеголовка ракеты противника – в идеальном случае – буквально разлетаются в пыль.

Реализовать такое прямое попадание – это примерно то же самое, что выстрелом из винтовки попасть в летящую пулю, выпущенную другим стрелком. Эксперты считают задачу в принципе разрешимой, но при двух условиях: пуск баллистической ракеты противника должен быть обнаружен без промедления, а перехватчик должен получать достаточно точные данные о траектории ракеты на активном участке её полёта. Для такого целеуказания необходимы, как минимум, 20 специальных спутников раннего оповещения на геостационарных орбитах и ряд высокочувствительных радиолокационных станций наземного базирования. Пока, однако, США не располагают ни тем, ни другим, и пройдут годы, прежде чем ситуация изменится. Разработка новой ракеты-носителя, призванной доставить в космос собственно ступень перехвата, до сих пор не завершена, сама ступень не до конца испытана, а уж о том, насколько надёжно будут взаимодействовать между собой эти два компонента, и вовсе никто ничего сказать пока не может. Ничуть не лучше обстоит дело и с радиолокационными станциями. Сегодня американские военные вынуждены довольствоваться двумя радарными станциями времён холодной войны. Они обладают недостаточно высоким разрешением и по этой причине неспособны обеспечить надёжное целеуказание. Такие локаторы могут быть использованы в системе раннего оповещения и отчасти даже для слежения за траекторией полёта, но едва задача осложнится – например, из-за наличия ложных целей, – как они с ней уже не справятся. Впрочем, с ложными целями вообще справиться чрезвычайно трудно. Достаточно всего лишь нескольких таких целей, цветом и формой похожих на боеголовку и выпущенных одновременно с ней, чтобы вероятность перехвата резко снизилась, составив всего несколько жалких процентов, – говорит Том Билефельд:

Существует группа критически настроенных учёных, которые, проведя строго научный анализ, пришли к заключению, что даже весьма эффективные меры противодействия системе противоракетной обороны технологически столь просты, что вполне по силам и таким странам как, скажем, Северная Корея. Значит, американская противоракетная оборона – по крайней мере, в той форме, в какой она на сегодняшний день планируется и осуществляется, – может оказаться не в состоянии перехватить такие ракеты.

Питер Зиммермен (Peter Zimmerman), видный военный эксперт, долгие годы работавший по заказам американской администрации и Конгресса США, а теперь преподающий в Кингс-колледже в Лондоне, тоже оценивает нынешние концепции противоракетной обороны весьма скептически:

Система, которая сейчас создаётся, не поможет. Не говоря уже о том, что прежде, чем мы получит что-то дееспособное, пройдёт не менее 20-ти лет.

Так или иначе, пока дело ограничилось тем, что в пусковых шахтах на Аляске было размещено несколько ракет прежнего поколения. Американские военные пока не рвутся разворачивать недоработанную и недоиспытанную систему, а уж о том, чтобы в обозримом будущем поставить её на боевое дежурство, и вовсе речи нет. Фредерик Лэмб говорит:

Лично я полагаю, что нынешний президент и его окружение из политических и идеологических соображений настолько уверены в успехе своего проекта, что вовсе не готовы вносить в него какие бы то ни было изменения в угоду такой мелочи как технические реалии.

Конечно, инженерные задачи, которые предстоит решить разработчикам системы «MEADS», не столь сложны – хотя бы уже потому, что она рассчитана на перехват не межконтинентальных, а тактических баллистических ракет средней дальности с радиусом действия до 1000 километров, перспективных крылатых ракет, беспилотных летательных аппаратов, боевых вертолётов и самолётов, то есть действовать против не столь быстро летящих объектов. Но так или иначе, система должна обеспечить дальность зоны перехвата в пределах от 1 до 50 километров на высоте от 10 до 25 километров. Это означает, что разработка «MEADS» будет осуществляться постепенно, посредством мелких усовершенствований комплексов «Patriot». А удастся ли получить в результате дееспособную систему ПВО, пока неизвестно. Во всяком случае, Филип Койл (Philip E. Coyle), бывший сотрудник Пентагона при президенте Билле Клинтоне, а ныне ведущий эксперт Центра оборонной информации в Вашингтоне, настроен скорее скептически:

Тот факт, что в проект вовлечены сразу несколько стран – Германия, Италия, Соединённые Штаты, – делает и без того весьма сложную систему ещё более сложной. В конечном счёте, когда дело дойдёт до её закупки и постановки на вооружение, может получиться так, что немецкие военные в отношении этой системы скажут примерно то же самое, что американские военные сказали в отношении системы национальной противоракетной обороны: «Прежде чем выкладывать гигантские деньги за эту систему, мы хотим точно знать, что она вообще может. Как она будет функционировать в условиях, максимально приближённых к боевым, насколько она окажется надёжной и эффективной в ходе полевых испытаний, когда ею управляют реальные солдаты, а погодные условия далеки от идеальных...»

Сам Филип Койл полагает, что будущая система «MEADS» на таких испытаниях провалится. Впрочем, говорить об этом пока рано. Ведь выделенные на проект средства – в общей сложности свыше 3-х миллиардов евро – предназначены на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Дойдёт ли дело до производственного заказа, будет ясно лишь через 8 лет. Впрочем, там и суммы будут фигурировать совсем другие. Германия, в частности, намерена приобрести 12 систем «MEADS», что обойдётся ей – по сегодняшним оценкам министерства обороны – в 3 миллиарда евро. Однако скептики – в том числе и вполне официальные лица, например представитель Федеральной счётной палаты, – полагают, что к 2025-му году, когда по плану должна быть завершена замена всех комплексов «Patriot», эта сумма вырастет как минимум вдвое. Всего же проект «MEADS» может обойтись налогоплательщикам стран-участниц более чем в 20 миллиардов евро. Многие, и не только активисты движения за мир, считают, что столь гигантские деньги будут выброшены на ветер. Для военных экспертов дело даже не столько в размере самой суммы, сколько в том, что ею и внутри оборонного бюджета можно было бы распорядиться более разумно. Фредерик Лэмб поясняет:

В США раздавалось очень много критических голосов в связи с тем, что миллиарды долларов потрачены на разработку системы противоракетной обороны, которой по сути дела как не было, так и нет до сих пор. И в то же время мы отправляем наших солдат воевать и даже не можем обеспечить их в достаточном количестве бронированными транспортными средствами, защищающими хотя бы от автоматного огня. Иногда не хватает даже бронежилетов. В этом и состоит главная опасность, связанная с разработкой систем противоракетной обороны: если все усилия и финансовые средства уходят на создание этих систем, то другим угрозам, возможно, гораздо более реальным и конкретным, не уделяется должного внимания или же они вообще игнорируются.

А что касается надежд немецких политиков на то, что совместная с США работа над проектом «MEADS» позволит Германии хотя бы частично приобщиться к ключевым технологиям противоракетной обороны, то независимые эксперты нисколько не сомневаются: американские компании, специализирующиеся на выполнении военных госзаказов, никогда этого не допустят.