1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Kонституция ФРГ запрещает использовать армию внутри страны. Но кое-кому очень хочется

20.01.2003

Мудрые люди писали для Западной Германии конституцию. Учитывая страшный опыт нацистского 12-летия, встроили в неё надежные предохранители, на корню пресекающие возможность исторического рецидива. Это касается, например, юридического статуса вооруженных сил страны. Основной закон ФРГ разрешает правительству использовать бундесвер в двух, причем только военных случаях – для отражения агрессии извне и для подавления вооруженного восстания внутри страны, то есть при начале гражданской войны. Строго оговорены и исключения из этого правила. Так, допускается прибегать к услугам бундесвера для ликвидации последствий природных катастроф – землетрясений, например, лесных пожаров или наводнений. Трясет Германию редко, а вот затапливать её стало довольно часто. Прошлым летом, да и уже этой зимой немецкие солдаты споро таскали мешки с песком, укрепляя дамбы. Можно призывать их и на подмогу полиции – но только в случае войны или объявления чрезвычайного положения внутри страны. Скажем, для охраны стратегических или просто важных объектов – государственных учреждений, железных дорог, атомных электростанций. Можно еще обращаться за технической помощью бундесвера. Только у люфтваффе, например, есть истребители, оснащенные специальными инфракрасными приборами, позволяющими прощупывать местность, скажем, для поиска пропавшего человека. В целом же, в мирное время обеспечивать внутренний мир, порядок и безопасность должны самостоятельно полиция и пограничная охрана. Посыл авторов немецкой конституции абсолютно прозрачен – не допустить повторения веймарского синдрома, когда рейхсвер вышел из-под контроля и стал государством в государстве. Берлин – не Веймар? Это верно. И всё-таки береженого Бог бережет, а конституция – не тот документ, который следует менять в зависимости от политической конъюнктуры. Именно на эту тему, однако, на прошлой неделе в Германии развернулась бурная дискуссия.

Собственно, развернулась она даже раньше, сразу после американского одиннадцатого сентября, но протекала довольно вяло – повода не было. Террористы на объекты в Германии не нападали. Но вот полет сумасшедшего студента между небоскребами во Франкфурте-на-Майне заострил проблему. Ведь за штурвалом вполне мог оказаться террорист-камикадзе, а угнанный легкий одномоторный самолетик – напичканным взрывчаткой. В воздух тогда подняли два Фантома люфтваффе. Они для острастки покружили вокруг студента, поревели турбинами, но приказа сбить тихоходную цель не получили. А если бы получили? Была бы не просто чудовищная трагедия, но и фактически нарушение конституции. Ведь время мирное, истребители бундесверовские, а студент – вполне отечественный, хоть и не совсем в себе. Очевидно, что его сумасбродный поступок ну никак нельзя квалифицировать, как агрессию извне или вооруженное восстание внутри страны. Даже под терроризм подвести нельзя. Так что у министра обороны были де факто связаны руки – он вообще не мог отдать приказ сбить нарушителя франкфурсткого воздушного пространства. Вот если бы террористы угнали целый пассажирский лайнер и угрожали таранить им небоскреб Дойче Банк – тогда другое дело, это была бы чрезвычайная ситуация, в которой конституция допускает исключение из правил. Как же быть?

Министр обороны ФРГ Петер Штрук в интервью еженедельнику «Шпигель» высказался за прояснение правовой ситуации и заявил, цитирую, что «без изменения конституции, очевидно, не обойтись». Иначе случай, подобный франкфуртскому, может повториться с куда более печальными последствиями. Точку зрения министра обороны, похоже, разделяют и некоторые его коллеги по кабинету министров. По крайней мере, правительство подтвердило, что вопрос о необходимости изменения конституции обсуждается. Против, однако, выступает младший партнер социал-демократов по правящей коалиции. Сопредседатель партии «зеленых» Ангелика Беер:

«Я исхожу из того, что существующие на чрезвычайный случай правила вполне достаточны, что бы своевременно и быстро среагировать. Некоторые в министерстве обороны, однако, придерживаются другой точки зрения. Поэтому мы не можем сказать, что дискуссия не ведется, что всё хорошо и правильно, а потом случается нечто».

Ей вторит зеленый министр в правительстве Шрёдера Рената Кюнаст. С её точки зрения, планы изменения конституции весьма сомнительны, но в любом случае, на бундесвер ни при каких обстоятельствах недопустимо возлагать полицейские функции.

Позицию немецких «зеленых», но в порядке исключения только по этому вопросу, разделяют либералы из малой оппозиционной партии свободных демократов, которые традиционно настороженно относятся к человеку в погонах. Председатель СвДП Гидо Вестервелле заявил, что его партия против превращения военнослужащих бундесвера в полицейских помощников. А вот мощная консервативная оппозиция в лице ХДС/ХСС думает иначе. Христианские демократы уже давно лелеют планы использования армии для поддержания порядка внутри страны. Вольфганг Шойбле, например, еще когда был министром внутренних дел в правительстве Гельмута Коля, предлагал использовать бундесвер, чтобы держать под контролем курдских демонстрантов, блокировавших немецкие автобаны. А вот что он говорит теперь:

«До сих пор красно-зеленое правительство всегда отвергало наши предложения, теперь, однако, министр обороны заглянул в конституцию и понял, что использование истребителей бундесвера вызвало бы юридическую коллизию. Поэтому необходимо прояснить ситуацию».

Террористические нападения в Нью-Йорке и Вашингтоне одиннадцатого сентября две тысячи первого года прибавили веса аргументам ХДС. Председатель партии Ангела Меркель резонно заявляет, что делить безопасность на внутреннюю и внешнюю теперь стало невозможно. Вслед за ней в поход на немецкую конституцию отправились ведущие христианско-демократические политики. Бывший министр обороны Руперт Шольц выступает за радикальное расширение армейской компетенции и создание юридической базы для военных действий бундесвера против террористов внутри страны – ну, пусть хотя бы танки встанут на рубежи взлетно-посадочных полос немецких аэропортов. Еще дальше готов пойти недавний кандидат в канцлеры, баварский премьер-министр Эдмунд Штойбер. По его мнению бундесвер вполне мог бы ассистировать немецкой полиции при решении её задач. В самом деле. Ну, что могло бы быть проще, скажем, при охране железнодорожных путей, когда по ним – со скоростью задумчивого пешехода – идет состав с радиоактивными отходами атомных электростанций, а на рельсы бросаются экологические демонстранты. Сейчас для этих целей на те или иные отрезки железной дороги свозят полицейские наряды со всей Германии, оголяя, естественно, прежние подведомственные участки. А вот если бы можно было бы в этих целях использовать армию! Пришла дивизия, встала коридором вдоль путей и никаких проблем с демонстрантами. Экономия опять же. Ведь полицейским еще и командировочные платить надо. Финансовый аспект, кстати, во всей этой дискуссии и в самом деле играет важную роль. Некоторые считают, что земельные власти – как, например, премьер-министр Баварии – выступают за использование армии внутри страны преимущественно потому, что надеются тем самым сократить свои бюджетные расходы на содержание полиции. Наверное, многие проблемы можно было бы в Германии решить, расширив компетенцию вооруженных сил. Но авторы немецкой конституции не от хорошей жизни встроили в неё предохранители. В них бы не было необходимости, будь у Германии другая история. У истории, однако, не бывает сослагательного наклонения.

Криминальная хроника

Яну Жукову всё-таки убили. Не с первого, так со второго раза. Тогда, в ноябре прошлого года Яну «заказали» явно не профессионалам. Гранату югославского производства они подложили в её Мерседес тяп-ляп – разбили боковое стекло, сунули под сиденье и протянули тросик от чеки к дверце. Подойдя к машине, Жукова заметила разбитое стекло, а, присмотревшись, и нехитрое взрывное устройство. Во второй раз решили действовать наверняка и на киллерах не экономить. Несколько дней назад труп Яны Жуковой обнаружили на заднем сиденье взятого напрокат джипа «Тойота». Преступление, очевидно, было совершено еще в первых числах января, когда в Берлине выпал снег. Машину припорошило и через стекла было не заглянуть. Хотя у неё и топтался полицейский, даже повесил штраф под примёрзший дворник: за парковку в неположенном месте. А вот когда стекла оттаяли, тогда тело Жуковой и увидели прохожие.

Возбуждено уголовное дело, ведется следствие. Яна Жукова берлинской полиции известна, она уже не раз попадала в её поле зрения. Работала и переводчицей, и в эскорт-сервисе, и просто девушкой по вызову. Пару лет назад давала свидетельские показания, когда полиция пыталась размотать дело о взрыве русского косметического салона на фешенебельной Литценбургер штрассе. Неизвестный в маске тогда ворвался в салон, в упор расстрелял из пистолета хозяйку, а потом еще и гранату бросил, изувечив четырех посетительниц. Подозреваемого в совершении преступления тогда нашли, некто Евгений П., но, за неимением доказательств, отпустили. Приглядывали за Жуковой и в связи с её «горизонтальной» профессией. После гранаты в Мерседесе её просили дать показания, предлагали полицейскую охрану. Женщина отказалась и от дачи показаний, и от охраны. И вот теперь Яна Жукова – труп. Киллеры действовали наверняка, несколько раз выстрелив в голову.

У полиции пока нет ни конкретной ниточки, ни даже версии. Считается, что за убийством стоит так называемая «русская» мафия. Так называемая потому, что как «русскую» в Берлине квалифицируют преступность, организованную выходцами из всего бывшего Советского Союза – белорусы и украинцы, латыши и чеченцы, евреи и российские немцы. Жукова, кстати, приехала в Германию из Украины. И именно украинцы в составе «русской» мафии, по данным полиции, отличаются особой жестокостью. Но это – то немногое, что вообще о ней известно. Иногда полицейским бросаются в глаза русскоговорящие мужчины и женщины, которые прогуливаются по Курфюрстендамм, заходят в дорогие бутики и, не торгуясь, расплачиваются за покупки, вынимая деньги из туго набитых пачками купюр целлофановых пакетов. Знают здесь о неприметных русских офисах в Шарлоттенбурге и Вильмерсдорфе с ничего не говорящими вывесками, где допоздна горит свет и, говорят, заключаются многомиллионные нелегальные сделки. Полиция утверждает, что «русский» спрут уже давно держит Берлин мертвой хваткой, но разжать её не может – даже попавшиеся с поличным преступники держат язык за зубами. Бояться расправы.

Берлин поделили между собой десять преступных синдикатов, организованных выходцами из бывшего СССР. Всего около трёх тысяч человек. Они знают друг друга еще по советским временам – вместе служили в армии, вместе работали в московских или республиканских министерствах.

«Русская» мафия практически вытеснила из немецкой столицы своих арабских, турецких, румынских и прочих конкурентов - из игорного бизнеса, организованной проституции, подделки документов, нелегальной работы, угонов автомобилей, экспорта-импорта, контрабанды людьми, торговли недвижимостью и наркотиками. Через подставных лиц создаются фирмы, которые отмывают «черные» деньги. Таких фирм с российским участием в Германии уже около пяти тысяч. Сами же главари спокойно проводят время где-нибудь на своих виллах в Подмосковье. Они предпочитают не светиться, лозунг «русской» мафии – «меньше пистолетов – больше инвестиций». Но и пистолеты, как показывает убийство Яны Жуковой, порой пускаются в дело.

Русский Берлин

В Берлине состоялся традиционный «Царский бал». Его считают одним из самых важных событий в светской жизни столицы Германии. Пышный праздник в гостинице «Адлон» был посвящен на этот раз российскому императору Александру Первому. Устроитель бала, эмигрант из России Алекс Козулин попытался воссоздать в залах «Адлона» историческую обстановку визита императора в Берлин. Гостей встречали лакеи в париках и ливреях. Звучали вальсы и менуэты. Меню было составлено по рецептам древнерусской кухни. На балу побывало около 1000 человек. Среди них были представители европейского дворянства и известные деятели культуры. Билеты стоили по 250 евро. Часть выручки от их продажи пошла на помощь молодым талантливым музыкантам из России...

Бургомистр Потсдама Ян Якобс переехал в один из домов так называемой русской колонии Александровка. Это поселок, который состоит из 13 больших бревенчатых изб и здания православной церкви. ЮНЕСКО объявило его частью мирового культурного наследия. Поселок был построен на окраине Потсдама в 1827 году по приказу короля Пруссии Фридриха Вильгельма Третьего и назван в честь императора Александра Первого. Первыми жильцами Александровки стали русские певцы из придворной капеллы Фридриха Вильгельма. Трое их потомков до сих пор живут в поселке. Переезд потсдамского бургомистра даст новый импульс развитию Александровки. Вскоре здесь планируют открыть музей и традиционную русскую чайную...

Бесследно исчезли два эмигранта с Украины, Петро Пернай и Александр Процюк. Они жили в немецкой столице и занимались торговлей подержанными машинами. Последний раз их видели в восточно-берлинском районе Фридрихсхайн. Они собирались купить автомобиль по объявлению в газете и объезжали потенциальных продавцов. Через день их выгоревшая дотла «Хонда» была обнаружена в лесу далеко за пределами Берлина. Полиция опасается за жизнь обоих украинцев и полагает, что неизвестные преступники сожгли машину с целью замести следы...

Несколько подростков арабского или турецкого происхождения напали на двух русскоязычных юношей на станции метро в районе Райникендорф. Без всякого видимого повода они несколько раз ударили подростков ножами с криками «Ты сейчас умрешь» и «Мы тебя убьем». Пятнадцатилетний Евгений был ранен в бедро и потерял много крови. Врачам с трудом удалось спасти его жизнь. Его шестнадцатилетний друг отделался порезом на руке. По данным полиции, стычки с применением ножей становятся все более распространенными у берлинской молодежи...