1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Ius ad bellum, или Война справедлива, если...

Война вообще-то запрещена, но при определённых условиях вести eё дозволено / С 16 века доктрина справедливой войны начинает претерпевать изменения / Ирак – это не Афганистан с талибами и не Балканы Милошевича.

Война вообще-то запрещена, но при определённых условиях вести войну дозволено. Классическое учение о справедливой войне подразделяется на ius ad bellum, то есть право вести войну, и ius in bello, то есть право во время войны. Право на ведение войны базируется на праве на самооборону: отвечать насилием на насилие дозволено. Согласно этому учению, война справедлива, если справедливы её обоснования. Правом вести войну обладает лишь тот, кто уполномочен законом. Тем самым принципиально незаконными объявлялись гражданские войны и восстания. Конечно, о справедливости обоснований можно спорить. Достаточно вспомнить, что Германия начало Второй мировой войны обосновывала таким карикатурным аргументом, как право на самооборону. В редких случаях вполне вероятно, что может сложиться ситуация, когда в рамках самозащиты необходимо нанести превентивный удар. Но в случае с Ираком этот аргумент вряд ли убедителен,

пишет газета "Франкфуртер Рундшау" и продолжает:

С 16 века доктрина справедливой войны начинает претерпевать изменения. Дискуссию о справедливых обоснованиях войны сменяет дискуссия о нормировании права во время войны. Поскольку невозможно договориться о том, какие обоснования следует считать справедливыми, сегодня всё сосредоточивается на "гуманизации" ведения войны. Право во время войны базируется на двух принципах: соразмерности и дискриминации. Принцип соразмерности гласит, что используемые средства должны быть разумным образом соразмерны целям войны. Принцип дискриминации означает, что следует проводить чёткое различие между участниками боевых действий и гражданским населением и что мирные жители и гражданские объекты не должны быть целями атак. Оба эти принципа, однако, не носят абсолютный характер,

указывает газета "Франкфуртер Рундшау" и в заключение пишет:

Военная риторика США во время последних войн всё больше была направлена на монументализацию обоснований войны. Таким образом, с одной стороны, можно было предотвратить рациональные дискуссии об этих войнах, а с другой стороны, оттеснить на периферию проблему права во время войны. В этом отношении война против Ирака фактически является продолжением войны против Афганистана. Война против Афганистана обосновывалась двояким образом. Во-первых, она была возмездием за несправедливость. Конечно, это обоснование – самое сомнительное из тех, которые когда-либо высказывались за всю историю учения о справедливой войне. Несмотря на то, что оно является, пожалуй, самым понятным, оно остаётся наименее приемлемым. Во-вторых, война против Афганистана была последней в ряду войн, обещавших навсегда покончить с войнами. В намерение входило – ни много ни мало – окончательное уничтожение Зла. После этой войны больше не должно было быть никакого терроризма. Эта война должна была раз и навсегда покончить с войной. Такая война должна быть дозволена и во время такой войны дозволено всё. Это и есть самое главное обоснование. По сей день остаётся в силе то, что сказал президент США Буш после 11 сентября: либо ты с нами, либо ты против нас. Когда на карту поставлено всё, когда речь идёт о Спасении, то ты оказываешься либо на стороне Добра, либо на стороне Зла. Однако подобная апокалипсическая аргументация утрачивает свою ценность по мере всё более частого её повторения, заключает газета "Франкфуртер Рундшау".

Газета "Хандельсблатт" комментирует конфликт вокруг Ирака:

Ирак – это не Афганистан с талибами у власти и не Балканы Милошевича. Насколько известно, в Ираке нет членов Аль-Каиды, там нет угрозы геноцида, как это было в Косово в 1999 году. Оправдать войну против Ирака можно, лишь приняв американскую доктрину "превентивного удара". Однако объявлять потенциальную опасность режима обоснованием войны – это значит открыть шлюзы. В этом случае для легитимации военных действий практически не нужно будет никакой поддающейся проверке информации. Всё будет зависеть от оценки, от угла зрения и, возможно, от манипуляций. А также от военной мощи. США понимают трудности с проблемой оправдания войны против Ирака, тем не менее, отказаться от неё они не хотят. Как считают вашингтонские ястребы, "даже если война ввергнет регион в хаос, то, что возникнет из этого хаоса, будет лучше". Оправдание "справедливой" войны будет найдено в послевоенное время. Даже если всё так оно и будет, остаётся одна проблема: а именно то, что сверхдержава считает себя вправе заново устанавливать, что есть законно, а что нет. И это лишит США многих симпатий и подорвёт к ним доверие, уверена газета "Хандельсблатт".

Обзор подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст